Творчество поклонников

Побег

Добавлен
2006-12-01 14:17:17
Обращений
4164

© Павел Гущеров "Побег"

   - Сегодня обед на редкость дерьмовый, - сказал Михаил Алексеевич, вдавливая в себя, судя по всему, прокисший борщ.
    - Да, это точно, - Андрей Игоревич был того же мнения.
    - А можно по тише, - попросил Сергей Эдуардович. – Мешаете футбол смотреть.
    - Тебе все равно звук не нужен, - начал Михаил Алексеевич. – Есть картинка, да и ладно.
    - А мне нравится голос комментатора, - убежденно сказал Сергей Эдуардович.
    - А вот ты настоящий псих, - засмеялся Андрея Игоревич. – Мы то с Мишкой хоть косим, а вот ты точно ненормальный.
    - Слушай, - повысил голос Сергей Эдуардович. – Ты сейчас договоришься. Сейчас стукну тебе пару раз, и посмотрим кто из нас псих.
    - Ну, давай, давай, - вскочил с кровати Андрей Игоревич. – Покажи, на что ты способен.
    До драки дело не дошло. Причиной тому стал Василий Петрович, которой вошел в это время в палату.
    - Нас хотят убить, - Василий Петрович сказал это на столько серьезно, что все на него внимательно посмотрели, и выражение их лиц было таково, как будто они ему действительно поверили.
    - Что ты сказал? – спросил Андрей Игоревич.
    - Да, да. Вы не ослышались. Нас хотят убить.
    - Ты можешь нормально объяснить, в чем дело? – Андрей Игоревич уже забыл о ссоре с Сергеем Эдуардовичем.
    Василий Петрович подошел к своей койке, присел и начал:
    - Недавно разговаривал с Кузьмичом из седьмой палаты. Он мне поведал вот какую вещь. Два раза в неделю из их палаты забирали по пациенту. Куда, сначала было не понятно. Но со временем выяснили, что на пациентах делают опыты и больше больные в палату не возвращаются. Так что думаю, нам не долго осталось.
    - Не хочу подохнуть с этим психом, – пробурчал Андрей Игоревич не то с иронией, не то с гадкой злобой, показывая пальцем на Сергея Эдуардовича
    - Я не псих, а больной человек, - Сергей Эдуардович был просто в ярости.
    - Это я больной человек, а вот ты псих, - встрял Михаил Алексеевич.
    - Заткнись, - заорал Сергей Эдуардович.
    - Хватит, - прервал их Василий Петрович. – Перед нами сейчас проблема. От нее зависит наша жизнь, а вы как кошка с собакой. Давайте лучше думать, что делать.
    - Хорошо, - сказал Андрей Игоревич. Я предлагаю дежурить ночью, что бы в случае чего кто-нибудь крикнул, если за нами придут.
    - Одобряю, - кивнул Василий Петрович. – Первым буду я.
    - Ладно, - на удивление спокойно сказал Андрей Игоревич и прилег на диван.
    Ему стало немного не по себе. Хотя это чувство у него с тех пор, как попал сюда. Он был не в своей тарелке среди психов. А вот Михаила Алексеевича психом он не считал, но день ото дня наблюдал, что он меняется на лицо, а вот в какую сторону понять было трудно. Да и незачем. Андрей Игоревич давно собирался свалить отсюда. Только ждал этого шанса. Ведь одному это сделать практически невозможно. Также как и в тюрьме, где он побывал уже не раз. Сидел за убийство. Но вот в последнем случае ему удалось обойтись психушкой.
    - Слушай, мы уже здесь месяц, а ничего не знаем, - произнес Михаил Алексеевич.
    - Это психушка, - сказал Василий Петрович и закурил, хотя здесь это запрещено. Но вы же знаете, если что-то запрещено, не значит, что этого не будут делать. – Здесь медленно ходят слухи. В стране кризис, а они делают опыты на психах. Куда хуже? Взял бы и убил их всех.
    - Я думаю, что будет все с точностью наоборот, - пробурчал Андрей Игоревич.
    Василий Петрович покосился на него со злющим выражением лица. Ему так и хотелось прибить его на месте, но он знал, что сейчас еще не время и каждый может пригодиться.
    В течение получаса никто не сказал и слова, а после все уснули, не зная, что будет дальше.
   
   
    Ночь. Тишину нарушал Михаил Алексеевич, который храпел во все горло. Василий Петрович дежурил. Он чувствовал, что в эту ночь что-то произойдет. Что-то ужасное. Он боялся, но не смерти. Боялся узнать, что здесь происходит.
    Открылась дверь в палату. Василий Петрович замер. Человек в белом халате подошел к койке Андрея Игоревича. У Василия Петровича ускорилось сердцебиение. Он вскочил с кровати и заорал:
    - Стоять на месте!
    После крика, остальные тут же проснулись. Человек в белом халате растерялся и скажу, что он действительно испугался.
    - Что-то случилось? – злость Андрея Игоревича нельзя было передать.
    - Я просто, я, - заикаясь.
    - Отвечай!
    Человек ринулся бежать. Василий Петрович резко взмахнул рукой и человек оказался на полу.
    - Куда побежал? – завелся Андрей Игоревич. Неужели ты думаешь, что можно вот так просто придти за нами? Хотели отправить нас на тот свет? Давай, приступай прямо сейчас. Что, кишка тонка? Что ты сука на меня смотришь?
    Андрей Игоревич не удержался и вдарил ему с ноги в лицо. Хлынула кровь вместе с ревом человека.
    - Да погоди ты, - крикнул Василий Петрович. – Нужно проверить его.
    - Легко, - сказал Андрей Игоревич и подошел к человеку, который корчился от боли. Стал рыскать по его карманам, где обнаружил шприц с несколькими ампулами.
    - Что это? – заорал Андрей Игоревич. – Отвечай. Если не ответишь, то сейчас отправлю тебя на тот свет.
    Человек молчал.
    - Значит так, - продолжил Андрей Игоревич. – Не знаю, как, но ты выведешь нас отсюда или я закопаю тебя прямо возле этой психушки. Ты понял меня?
    Человек смотрел на Андрея Игоревича и боялся ответить.
    - Ты понял?
    - Да, - раздался долгожданный ответ.
    - А я и не сомневался.
   
    Длинный коридор. Очень мало света. Опять этот запах. Как в аптеке, только более резкий. Время пол пятого утра. Побег. Может и не очень осмысленный, даже глупый. Но опять же не просто так, а самая настоящая борьба за жизнь. За свободу. Если человек сидит в психушке, то его должны лечить, а не убивать.
    Они подошли к воротам второго корпуса.
    - Что происходит? – сказал охранник, увидев их.
    - Срочный перевод больных во второй корпус, - чуть дрожащим голосом сказал человек в белом халате.
    - В пол пятого утра? – охранник держал руку ближе к пистолету.
    - Да, - сказал человек.
    В одно мгновение шприц оказался в шее охранника. Прозвучал выстрел.
    - Твою мать, - Василий Петрович засуетился.
    - Идем, быстрей, - гаркнул Андрей Игоревич, беря пистолет и ключи у лежащего охранника. – Куда теперь?
    - Вниз, два этажа, - крикнул человек, показывая пальцем на лестницу.
    - Спасибо, - сказал Андрей Игоревич и прозвучал еще один выстрел.
    Человек в белом халате свалился с ног неподалеку от охранника.
    - Зачем? – крикнул Василий Петрович.
    Прозвучало еще два выстрела. На землю повалились Михаил Сергеевич и Сергей Эдуардович.
    - Ты что творишь?
    - Тебя я не хочу убивать, но не вынуждай меня, - помахал пистолетом Андрей Игоревич. – Надо торопиться.
    Спустившись на первый этаж, они увидели дверь, на которой так и было написано: «Выход».
    - Сюда, - Андрей Игоревич обрадовался.
    - Стоять, - на их пути были два охранника. – Одно движение и вы трупы.
    Последняя фраза была на столько смешной, что Андрей Игоревич засмеялся. И через смех говорил:
    - Да мы и так все трупы, понятно? Лучше отойдите с дороги.
    Полились выстрелы. Много. Потом полная тишина. Василий Петрович оглянулся. Два охранника и Андрей Игоревич на полу.
    - Завалили, суки, - последнее, что из себя выдавил Андрей Игоревич.
    Василий Петрович, не долго думая, кинулся к двери. Не открывается. О нет. Только не сейчас. Вытащил ключи у охранников. Первый не подходит. Второй с горем пополам открыл замок. Открылась дверь. Василий Петрович выбежал на улицу, вдохнув запах свободы.
   
   
   
   
    ПОСЛЕСЛОВИЕ
   
   
    Странный конец, не правда ли? И вообще весь рассказ очень странный, но именно поэтому он мне нравится, не более. У меня были разные мысли по поводу этой истории, но почему-то хотелось сделать так, чтобы часть было не понятно и вам и мне самому. Ведь когда я читаю какой-то рассказ и мне ясно абсолютно все, то это скучно. Здесь же мне хотелось, чтобы каждый задумался: «А что было дальше?» Не знаю. Я сначала не хотел отсылать этот рассказ на сайт, но, прочитав еще раз, осмелился это сделать, ибо мне очень нужно ваше мнение. Не отрицаю, что перепишу его, если сочту нужным. Ведь хочется верить, что с Василием Петровичем будет все хорошо.
    С уважением, Павел Гущеров.

Оценка: 5.00 / 3       Ваша оценка: