Творчество поклонников

Вспышка

Добавлен
2006-12-27 01:59:16
Обращений
4669

© Константин П "Вспышка"

   
    ***
    Второй раз за день Дмитрий Юрьевич Ярославский и Игорь Скрежевский находились у Стрелок Васильевского Острова. На этот раз, они ожидали Ольгу Константиновну, чья тетя совсем недавно погибла при загадочных обстоятельствах на Площади Восстания, и теперь была одним из звеньев целой серии преступлений подобного рода, что произошло и с ней.
    Женщины пока не было. Но только что подошедшие Дмитрий Юрьевич и Игорь не очень сетовали на это. Во - первых, при любых обстоятельствах - женщина оставалась женщиной, и ей были свойственны подобные действия, а во - вторых, Дмитрий Юрьевич и сам не знал, о чем именно спрашивать несчастную родственницу. Конечно, у него были приготовлены несколько вопросов, но все- таки большую надежду он питал на то, что Ольга Константиновна сама найдет о чем рассказать, по поводу смерти своей тети.
    Появилась она, не заставив себя долго ждать. Уже по ее внешнему виду вполне можно было сказать, что переживала она не самые лучшие моменты в своей жизни. На вид ей было около тридцати лет, но осунувшееся лицо, по- видимому, связанное с последними событиями, тянуло на все сорок. Но Дмитрий Юрьевич, не первый год, работающий в правоохранительных органах, и имеющий достаточный опыт общения, сразу определили примерный возраст этой женщины, не смотря на все временные изменения на лице.
    - Ольга Константиновна? – для убедительности, спросил он.
    - Да. А вы, наверное, Ярославский? – тихим, спокойным голосом поинтересовалась она, в свою очередь.
    - Все верно. Я – Ярославский Дмитрий Юрьевич, а это мой коллега – Скрежевский Игорь Михайлович.
    Игоря поразило то, как Ярославский представил его – «мой коллега», да еще и отчество назвал! Да, такое отношение к студенту, Игорь видел у первого руководителя, и его это, безусловно, радовало.
    Дмитрий Юрьевич, продолжал, обращаясь к женщине.
    - Давайте присядем, Ольга Константиновна, - указывая на стулья, стоящие вокруг столика, где совсем недавно они пили кофе, произнес Дмитрий Юрьевич.
    - Хорошо…
    - Спасибо, что не отказались встретиться с нами. Я понимаю ваше сегодняшнее состояние, Ольга Константиновна, смерть близкого человека- это, конечно- же, тяжелое событие в жизни, но и все- таки… я думаю и в ваших, и в наших интересах скорейшее выяснение причин этой смерти, и, несомненно, наказание виновного. Надеюсь, с вашей помощью, мы сможем прояснить хотя бы, какие- то белые пятна в этой истории.
    - Я хотела бы помочь в раскрытии этого преступления, но, к сожалению, мои знания по поводу этой смерти столь скудны, что я даже не знаю, помогут ли они вам. – Ольга Константиновна немного засомневалась, но Дмитрий Юрьевич быстро оправил ее.
    - Что вам известно про убитую? Кем она вам приходилась? – Пытаясь натолкнуть на мысль девушку, спросил Ярославский.
    - Елена Петровна Штольская, приходилась мне родной тетей по линии матери. Жила она в Новосибирске, откуда родом она и моя мама. Родилась она в 58 году, окончила институт ядерной физики, и в последующем так и осталась в нем работать научным сотрудником. Ни мужа, ни детей у нее не было. Так, что родная единственная сестра – моя мама, и вся наша семья, были самыми близкими родственниками для нее. Мои дедушка и бабушка – родители моей мамы и Елены Петровны умерли рано. Вроде бы никаких препятствий в общении за все годы, что я себя помню, у нас не было. А когда, три месяца назад мои родители попали в автомобильную катастрофу, и оба погибли, тетя стала для меня также близким последним человеком. – Голос Ольги Константиновны дрогнул, как будто бы она собиралась расплакаться в следующий момент, но потом, сделав глубокий вдох, она собралась, и успокоилась, продолжив рассказывать. - Тогда на похороны приехать она не смогла. Не было денег, да и работу бросить было не на кого. Но я ее успокаивала, говорила, чтобы обязательно приезжала, как сможет получить отпуск, я даже ей обещала оплатить дорогу. Что там говорить, на зарплату научного сотрудника, очень сложно сейчас куда- нибудь поехать. Вот отпуск и настал…. Елена Петровна приехала в Питер 7 июля. Остановилась у меня в квартире. Мы с ней сходили на кладбище, как полагается, помянули родственников. На те дни я брала выходные. Но работу в фирме бросить я не могу, поэтому через три дня, после приезда тети, я вновь пошла на работу. Тетя не первый раз в Петербурге, поэтому за нее я не переживала. В конце концов, ей хотелось развеяться, вот она и гуляла целыми днями по городу. Еще у нее тут знакомые жили, к ним сходила, попроведовала. Вообщем, так целыми днями. Я на работу, она по городу.
    В тот день, когда она пропала, - Ольга Константиновна на секунду призадумалась, - это была среда, она утром мне сказала, что пойдет сегодня на площадь Восстания, посмотрит, погуляет. Ну, я, конечно же, ей, ничего против не сказала. В семь часов я ушла на работу, а она готовила завтрак. Говорила, что пойдет ближе к обеду в город. Ну, вот так, я ее больше и не видела.
    - А в два часа семнадцать минут на площади раздался взрыв, - монотонно, без всяких эмоций, заметил Дмитрий Юрьевич. – Это был второй случай из нашей цепочки преступлений. Так, а как же вы на опознание попали?
    - Когда вернулась в тот день с работы, и увидела, что тети дома нет, я не беспокоилась. Несколько раз она поздно возвращалась домой. То к друзьям, живущим в Питере заходила, то просто где- нибудь гуляла. Но когда, часы приближались к одиннадцати, то я, конечно, начинала беспокоиться. К часу ночи я уже не находила себе места. Если бы где- нибудь осталась она в любом случае позвонила бы мне, а тут, абсолютная тишина и неизвестность.
    - Мобильного у нее не было? – уточнил Дмитрий Юрьевич.
    - Нет, конечно, иначе бы я ей перезвонила. Таким вот образом прождала ее до утра, а утром пошла на работу. В течение дня звонила домой, но дома никто не отвечал. Вечером, дома я ее также не обнаружила. Конечно, теперь я беспокоилась уже не на шутку. Обзвонила всех питерских друзей Елены Петровны, про кого знала, но и там ничего ценного мне не сказали. К некоторым действительно заходила, но все ее визиты были накануне - за два, три дня.
    Где- то уже в десять часов вечера, я позвонила своей подруге, с которой работаем в фирме, и попросила сказать, что завтра я на работу не приду, объяснила, что у меня пропала тетя. Она согласилась подменить меня, а я утром, пошла в милицию, писать заявление. В милиции мне, конечно - же, предъявили морю претензий. Почему тетя не зарегистрировалась? Почему сразу не заявила? Вообщем, особого энтузиазма от сотрудников я не испытывала, а надежд, что найдут и вовсе. В душе- то все равно, по- прежнему, верила, что тетя сама вернется. Но чем больше проходило времени, тем иррациональней мне казалось происходящее. Я понимала, что в нашем городе могло произойти все, что угодно, но при этом это должно было все быть совсем на другой стороне жизни, в абсолютно другом мире… а не со мной, не с моей тетей…
    Потом меня пару раз вызывали в милицию, следователь… Фамилию не помню, так вот, он задал мне несколько вопросов, и говорил, что нужно надеяться на лучшее. Я надеялась, пока вчера мне не позвонили, и не сказали, чтобы я сегодня утром приехала в отделение, к тому самому следователю. Он рассказал мне о том, что они, возможно, нашли мою тетю, но идти нам придется не на встречу с ней, а на ее опознание… - Ольга Константиновна глубоко вздохнула, рассказ дальнейшего был сильно тяжек для нее, но, собравшись, она продолжила. – Когда я увидела свою тетю.… Сначала я поняла, что вижу вовсе не ее, что все это большая, глупая ошибка. То, что лежало на столе, вообще не было человеком. У этого нечто не было даже человеческого облика. – Игорь, вспомнил сегодняшний труп девушки, который он видел в Летнем саду, прежние ощущения, теперь нашли места в его теле. – Следователь стоял рядом со мной, пытаясь как- то успокоить меня, но я думаю, это было не возможно. Ни что тогда не было в состоянии меня успокоить. О каком вообще опознании могла идти речь, если у этого тела не было даже лица. Лишь осколок черепа с обнаженными мышечными волокнами, кусками мяса, лежал перед нами, и конечно, это не была моя тетя, не была, и не могла быть, потому что, я никогда не представляла, что увижу что- то подобное, пока, один из санитаров не показал мне обрывок платья, в котором она была обнаружена, в другой руке он держал сумочку, и тут я поняла, что эти вещи мне знакомы. Эти оба предмета были очень знакомы для меня… - Ольга Константиновна замолчала, и теперь это молчание повисло над всеми ими троими.
    - У вас есть какие- нибудь предположения, что могло произойти с вашей тетей? – нарушая молчание, спросил Дмитрий Юрьевич. Ольга Константиновна изучающе взглянула на него, но ответ последовал не сразу.
    - Ее убили? – спросила она, как будто предполагая эту версию.
    - Да, но каким образом это произошло?
    - Не знаю. У нее нет даже лица, а то, что осталось от рук…
    «Лицо и руки…. В каждом случае у убитых взрывом изуродованы кисти рук и лицо, лицо и кисти рук…» – думал Дмитрий Юрьевич, по-прежнему терзая себя знакомым набором образов. Что- то простое скрывалось за всем этим, но вот что именно?
    - У вашей тети могли быть враги, которые могли бы расправиться с ней подобным образом?
    - Может быть, да, а может быть, нет. Мне трудно судить об этом…
    - Понимаю. Ну, а вообще свои какие- нибудь предположения у вас имеются. Как могла погибнуть ваша тетя?
    - Может это какой- нибудь теракт? Или она стала случайной жертвой? А впрочем, не знаю. Трудно размышлять на подобные темы, тем более, когда одной из жертв является близкий тебе человек. Господи, мне до сих пор не верится, что она мертва, что теперь у меня больше никого нет.
    - Да, в это очень трудно поверить, но такова жизнь. – Дмитрий Юрьевич старался быть особо тактичен. – Думаю, задерживать вас больше нет никакого смысла. Спасибо, что согласились встретиться с нами, особенно в такой день. Если вам удастся что- то вспомнить или узнать, свяжитесь с нами. – Дмитрий Юрьевич подал женщине свою визитную карточку. Она взяла ее, бросив на нее короткий, быстрый взгляд, а затем убрала в сумочку. – Надеюсь, мы найдем виновного в смерти вашей тети, и он обязательно будет наказан по всей строгости.
    - Всего доброго. – Ольга Константиновна медленно поднялась из-за стола. Надев на лицо темные очки, пытаясь скрыть следы последних происшествий, она медленным шагом направилась в сторону Дворцового моста, Дмитрий Юрьевич и Игорь, продолжали сидеть на прежнем месте. Оба они смотрели ей вслед. Печальное, грустное настроение Ольги Константиновны, как будто в момент передалось им обоим.
    - Да… не густо, - протянул Игорь, впервые решившись заговорить за последние несколько минут. До этого он не желал отвлекать Дмитрия Юрьевича от хода его мыслей.
    - Густо…, пусто.… Не знаю, Игорь. После завтра у нас совещание в Главке по поводу всех этих преступлений, а у меня нет ничего того, что я мог бы представить в пользу раскрытия дела.

Оценка: 6.00 / 2       Ваша оценка: