Творчество поклонников

Старый доктор

Добавлен
2007-01-13 08:13:49
Обращений
4943

© Игорь Поляков "Старый доктор"

   
    Яков Михайлович, к тому времени доктор медицинских наук, профессор, руководитель многопрофильной клиники, чуть не плакал, когда закрывали акушерское отделение в его больнице. То самое отделение, где он начинал работать. Он только тогда понял, что он своими собственными руками похоронил акушерство, и как науку, и как отрасль медицины.
    Наверное, именно тогда он и утратил интерес к своей работе. Ходил в клинику каждое утро, проводил утренние обходы и врачебные конференции, иногда консультировал, но сам уже не ходил в операционную, свалив на Сергея, своего ученика, всю практическую работу. У него появилась масса свободного времени, и он с интересом стал смотреть на мир, в котором живет, и для которого раньше у него не было времени.
    Мир изменился, но не настолько, чтобы его невозможно было узнать.
    Соединенные Штаты пребывали в нирване своего самодовольства, наивно полагая себя великой державой, но вместе с обесцениванием доллара терялась и их возможность влиять на судьбы людей. Объединенная Европа, которая не смогла переварить вновь принятых в её ряды членов, отрыгивала часть стран, поперхиваясь своей кровью. На востоке Израиль, по-прежнему, вел бесконечную и беспощадную войну с исламскими странами, и в этой битве не было ни победителей, ни побежденных. В Китае и Индии перенаселение достигло того уровня, когда в отдаленных районах каннибализм и инфантицид стали обычным явлением, и мировое сообщество закрывало на это глаза. В России так и не нашли достойную национальную идею, поэтому большая часть населения пребывала или в состоянии опьянения, или в состоянии поиска этой самой идеи. ООН, давно утратившая свои позиции в мире, стала марионеточной организацией с неясными целями и непонятными функциями.
    Из-за недостаточного финансирования тормозилось освоение космоса, - каждая из стран Международного Космического консорциума тянула одеяло на себя, пытаясь перевалить финансовое бремя на соседа, а себе оставить славу и почет. На Луне создали базу, отправляя туда, словно полярников, ежегодно очередную партию космонавтов, но необходимость и цели этой базы были не совсем понятны. Так же, как и странным было существование орбитальной космической станции. О необходимости освоения дальнего космоса еще только велись дискуссии среди специалистов.
    Когда мировая демографическая кривая поползла вниз, а население большинства развитых стран стало стремительно стареть, средства массовой информации и ведущие политики мира, в некотором роде, облегченно вздохнули, - часть мировых проблем, а именно перенаселение и голод, решились сами собой. Некоторые специалисты-социологи пытались привлечь внимание к этой проблеме, говоря о недостатке рабочей силы в будущем и о крахе мировой финансовой системы, когда большая часть населения достигнет пенсионного возраста. Но на них никто не обратил внимания, да и вскоре подоспело решение этой проблемы, - технологии клонирования человеческих особей и генной инженерии достигли того уровня, когда можно было создавать дешевую рабочую силу в промышленных масштабах. Чуть-чуть изменений в геноме будущего клона, - и послушный работник с минимальными требованиями в еде и отдыхе готов. Ничего удивительного, что группа ученых за это получила Нобелевскую премию.
    Яков Михайлович созерцал эти мировые тенденции, иногда вспоминая прочитанные в юности фантастические произведения, которыми одно время увлекался. Была уже середина двадцать первого столетия, а контакт с внеземными цивилизациями еще не состоялся. Он еще тогда в юности размышлял о человеческой наивности: если инопланетяне, то человекоподобные; если инопланетный космический корабль, то в виде тарелки; если контакт с чужими формами жизни, то обязательно смертельная опасность для всего человечества.
    Объединения человечества не произошло и в обозримом будущем не предвиделось. Дешевой и доступной энергии так и не нашли, хотя были многообещающие прожекты. Были и победы: справились со СПИДОМ и вирусом птичьего гриппа, компьютерные и нанотехнологии изменили качество жизни людей в развитых странах несоизмеримо с тем, что было в начале века.
    Так бы и пребывал Яков Михайлович в созерцательном состоянии, если бы его ученик Сергей одним прекрасным утром не пришел в его кабинет.
    -Яков Михайлович, можно с вами поговорить? – начал он издалека.
    Профессор посмотрел на своего ученика, и, увидев в его глазах странный огонек, кивнул.
    -Я посмотрел на последние данные переписи населения, как в нашей стране, так и в некоторых странах Европы.
    Сергей, вздохнув, помолчал и, увидев на одобрительный кивок профессора, продолжил:
    -Мне не понравилось соотношение мужчин и женщин. Десять к одному. И что еще мне не понравилось, - две трети из живущих женщин уже находятся в постменопаузе. А остальная треть, я почти уверен в этом, стерилизованы по вашей методике.
    Яков Михайлович снова кивнул. Он знал эту статистику, и сказать, что она ему не нравилась, значит, ничего не сказать. Он уже увидел, что человечество подошло к самому краю пропасти, - еще шажок и последствия необратимы.
    -Я все это знаю. Что ты предлагаешь? – спросил Яков Михайлович.
    Сергей помялся, словно не знал, как сказать то, с чем он пришел.
    -Я подумал, что если женщины не хотят или не могут рожать, значит, это должны сделать мужчины.
    Яков Михайлович улыбнулся:
    -Я в молодости смотрел одну старую комедию про то, как мужчина выносил и родил ребенка. Там еще играл тот актер, которого мы знаем из фантастических фильмов о Терминаторе. Смешно было.
    -Я не смотрел эти фильмы, - сказал Сергей.
    -Ты это серьезно про мужскую беременность? – спросил профессор, стерев улыбку с лица.
    -Да, - кивнул Сергей, - вполне. Сами подумайте, какие для этого есть препятствия?
    -Как какие? У мужчины нет плодовместилища, где он будет вынашивать беременность, - привел Яков Михайлович первый и основной аргумент, хотя его мозг, получив информацию, привычно попытался решить эту проблему. И Сергей еще не начал говорить, а он уже знал, что тот скажет.
    -Это всего лишь техническая проблема, которую мы при нынешнем уровне развития микрохирургической техники вполне в состоянии решить. Матку для каждого мужчины можно вырастить из его стволовой клетки, - это элементарно сейчас. Надо продумать, от каких кровеносных сосудов питать плодовместилище, ну, а иннервация будет от спинномозговых нервов. На передней брюшной стенке сделаем складку из кожи, куда выведем шейку матки, чтобы было подобие нормальной анатомической ситуации, да и доступ в матку необходим для будущей оплодотворенной яйцеклетки.
    Яков Михайлович смотрел на своего ученика, который говорил так увлеченно, что сразу стало понятно, - он уже давно об этом думает.
    -Когда матка приживется, с помощью препаратов создаем соответствующий гормональный фон, подсаживаем оплодотворенную яйцеклетку, и сохраняем беременность положенные девять месяцев. Сперматозоид, естественно, берем у мужчины, а яйцеклетку из Банка яйцеклеток.
    -Еще у мужчины иммунитет придется задавить, - сказал Яков Михайлович так, что его ученик понял, - учитель с ним. И после недолгого молчания, когда их мысли, двигающиеся синхронно в одном направлении, дошли до определенной точки, профессор спросил, глядя в глаза своего ученика и зная ответ:
    -И еще один пустячок, - кто будет первым?
    -Я, - ни секунды не медля, ответил Сергей.
    После этого разговора Яков Михайлович словно воскрес. Как когда-то в молодости, он с удовольствием утром вставал и ехал на работу. Первый месяц они с Сергеем продумали всю теоретическую базу, все необходимые препараты и материалы. Решили, каких специалистов привлекут к проекту. Яков Михайлович свои приказом создал в клинике экспериментальную лабораторию репродуктивных технологий, ни кому толком не объяснив её цели и задачи, но это сейчас было совершенно не важно. Когда придет время отчитываться за израсходованные деньги, они уже все сделают.
    Сергей собрал в своей лаборатории единомышленников, ибо только так можно было сохранить все в тайне, хотя бы на некоторое время. И они начали.
    Первый этап – выращивание матки - прошел гладко. К этому времени уже был накоплен богатый опыт по выращиванию различных органов и тканей, необходимых в аллотрансплантологии, поэтому тут затруднений не возникло.
    Второй этап Яков Михайлович делал сам. Многочасовая микрохирургическая операция (потом, в будущем, можно будет делать эту операцию несколькими бригадами хирургов, что значительно упростит и ускорит процесс) по трансплантации матки в брюшную полость Сергея прошла успешно. Через два месяца, когда стало понятно, что атипичный для мужчины орган жив и хорошо кровоснабжается, Сергей стал принимать гормональные препараты.
    Через три месяца пришло время для третьего этапа – оплодотворенную в пробирке яйцеклетку подсадили в матку. Увеличили дозы гестагенов и добавили иммунодепрессанты. Еще через месяц, увидев на экране монитора изображение плода, Сергей разрыдался. Яков Михайлович с улыбкой смотрел на своего ученика, понимая, что, по большому счету, если создать определенные условия, то не так уж сильно отличаются организмы мужчины и женщины. Сформировавшаяся в мозгах Сергея доминанта беременности кардинально изменила его психологию, превратив спокойного и логичного человека в эмоционально неустойчивого восторженного беременного. Кстати, даже слово это было сложно произносить, потому что сказать «беременная» было естественно, а «беременный» - неловко. Но они привыкли.
    Где-то к пятому месяцу беременности Сергея СМИ что-то пронюхали, - стали появляться первые публикации в желтой прессе, настолько далекие от истины, что вызывали у них только смех. Но журналисты, почуяв жаренное, стали все настойчивее пытаться узнать, что же происходит в лаборатории. И к моменту окончания беременности мировое сообщество уже знало в общих чертах, что они сделали. Впрочем, тогда вся их конспирация уже была не нужна.
    И вот он, момент истины. Пришло время четвертого этапа. Яков Михайлович, как в старые добрые времена, зашел в операционную. Операцию кесарева сечения, методику которой большая часть врачей уже успела позабыть, он не мог никому доверить. Подняв голову, он посмотрел на нацеленные окуляры видеотехники, - представители всех мировых медиакорпораций расположились на куполах, с которых обычно студенты следили за ходом операции.
    Четвертый этап, по сути, самый простой, но самый эффективный, прошел идеально. Когда Яков Михайлович извлек девочку и поднял окровавленное скользкое от смазки тельце новорожденного ребенка со сморщенным в крике личиком навстречу камерам, он всем своим существом почувствовал, как прильнувшие к мониторам, затаившие дыхание люди во всем мире разом вздрогнули, увидев и услышав новую жизнь.

Оценка: 8.50 / 6       Ваша оценка: