Творчество поклонников

Игра

Добавлен
2007-01-30 13:57:27
Обращений
5074

© Иннокентий Соколов "Игра"

   Иногда суть игры не в том, чтобы выиграть.
    Иногда суть игры заключается только в том, чтобы остаться в игре...
   
    1. Ночь
   
    Солнце заходит. Еще немного, и наступит ночь. Я стою на остановке, держу в руках портфель. Старик просил навестить одного нужного ему человека, и подписать кое-какие бумаги. Кроме меня на остановке еще пара человек – здоровенный детина в клетчатой рубашке, и неопрятная тетка с полосатой сумкой. У детины оттопыривается куртка. Заметив мой интерес, детина виновато отводит взгляд.
    Подъезжает автобус. Водитель открывает дверь. Мы забираемся вовнутрь.
    В автобусе полно народу. С трудом нахожу свободное местечко, и усаживаюсь на растрескавшийся дерматин, крепко сжимая портфель. Автобус фыркает и трогается с места. В этот миг гаснет солнце и начинается ночь…
    Водитель врубил дальний свет, и тени за окном смазались в какую-то невообразимую мешанину оттенков серого. Автобус неторопливо взбирается на пригорок, сопя и чихая мотором от усердия. Пассажиры стараются не смотреть друг на друга. Каждый из них занят своим делом. Детина стоит прямо передо мной, время от времени ощупывает что-то под курткой. Где-то там, сзади, в паре сидений от меня, уселась тетка, уместив между ног свою сумку.
    Прямо передо мной – розовеет затылок старикана. Старческие пятна придают неожиданный шарм тонкой коже старика. Старик смотрит в окно. Если скосить взгляд можно увидеть остальных пассажиров, но мне, в общем-то, все равно. Интересно, как долго продлится ночь?
    На следующей остановке в автобус вваливается высокий, голый до пояса парень, с бородой, а ля Роб Зомби. В руках у парня бутылка, из которой он время от времени прихлебывает. Водка или самогон. Лично я бы не так не смог. Мне больше по нутру свежезаваренный чай.
    Парень обводит взглядом автобус, и видно, как напрягаются пассажиры. За поясом парня, блестит ятаган. Повернувший голову старикан осуждающе шевелит губами.
    - Ну ни стыда ни совести – слышу возмущенный шепот.
    Парень допивает водку и отрыгивает, разнося по салону неприятный, сивушный запах…
    Автобус трясет на дороге. Он влетает в выбоину и подпрыгивает так, что детина, срывается с места и летит по салону. Он падает прямо на парня, который от неожиданности роняет, пустую бутылку.
    Бутылка разбивается с укоризненным звоном. Парень заворожено смотрит на осколки. Детина тоже не сводит глаз с отбитого донышка бутылки.
    - Игра – неуверенно шепчет он.
    Парень осторожно поднимает донышко и, примерившись, что есть силы впечатывает его в лицо детине.
    - Игра! – согласно кричит он, и водитель дает по тормозам. Он выключает фары, и муть за окнами приобретает осмысленные очертания.
    Детина орет благим матом, круглое донышко блестит на его лице, на глазах приобретая темно-красный цвет…
    Я вскакиваю с сиденья, и тут же сильные руки пассажира, сидящего сзади хватают меня за плечи.
    - Не торопись, сынок – бормочет он мне на ухо.
    Он быстро что-то достает из кармана, и в глазах вспыхивает огненная нить. Струна. Черт! Мне нечем дышать. Игрок натягивает струну…
    - Игра – кто-то орет сзади и железная удавка ослабевает.
    Вскакиваю с сиденья. На лице пассажира недобрая улыбка. Он сползает с сиденья. Парень выдергивает ятаган и косится в мою сторону.
    - Игра – шепчу непослушными губами…
    Старик уже на ногах. Он орудует ножичком. Лезвие сверкает в воздухе. Детина отодрал донышко и ползет по салону по направлению к выходу. В салоне стоит шум, гвалт. Игроки прут друг на друга. Водитель выскочил из автобуса, и деловито обливает его из канистры – его замысел прост, пока игроки сводят счет друг с другом, он обыграет их всех. Сразу и оптом – вот хитрец.
    Детина свесился со ступенек автобуса и вытащил из-под куртки обрез. Ах ты засранец! А я еще гадал, что там у него?
    Выстрел! Водитель переломился пополам, канистра упала на бок, и бензин хлещет из нее прямо на землю.
    Детина восторженно вскрикивает, и тут же острый ятаган вонзается ему в спину.
    - Игра! – Бородатый пытается вытащить застрявшее оружие.
    Неопрятного вида мужик, в потертой ветровке, что есть силы, колотит его по спине бейсбольной битой. Для пущей убедительности он пробил биту крест накрест огромными гвоздями, острия которых оставляют на спине парня кровавые лохматые раны.
    Тетка вытаскивает из сумки небольшую бензопилу и дергает стартер. Пила рычит и угрожающе подергивается у нее в руках, словно голодное нетерпеливое животное.
    Дедуля с ножом отступает. Два сопляка со школьными ранцами на спинах затеяли настоящую войну. Черт, да у них там целый арсенал. Один из них стреляет из огромного револьвера, (и где он его только раздобыл?) тетка захлебывается кровью, роняет пилу. Пила начинает крутиться на полу, задевает поручни, высекая искры. Дедуля бросается к пиле, и заходится кашлем – бешено вращающиеся лезвия отрезают палец. Ничего дед, это игра, будь внимательнее.
    Я ползу к запасному выходу, у меня появилась идея.
    Суть игры не выиграть. Суть игры – остаться в ней. И если я доберусь до выхода, пока не зажглось солнце, если останусь живым, я встречу следующий день победителем. В ночной игре есть своя прелесть, хотя мне, если честно, больше нравится дневная…
    Вываливаюсь наружу, ползу вдоль автобуса, стараясь не попасться на глаза шальным подросткам с револьверами. Слышно как в автобусе торжествующе ревет пила. Ее рев заглушает хриплый визг игроков.
    Канистра совсем рядом. Я подтягиваю ее под днище автобуса. Все вокруг провонялось бензином, и мне становится трудно дышать. Отползаю на безопасное расстояние, достаю зажигалку.
    Огонь бежит по земле в сторону автобуса.
    Вспышка, и железное чудовище превращается в объятого пламенем монстра. Игроки орут, пытаясь выбраться из огненного ада, но только мешают друг другу, загораживая проход.
    Я ползу прочь. Сзади, раздается звон разбитого стекла. Похоже, кому-то в голову пришла здравая идея, как покинуть салон. Ну что же, игра продолжается…
    Вокруг темно, хоть глаз выколи. Лежу на земле, вжимаюсь, вслушиваюсь в звуки, что доносятся из темноты. Кто-то идет. Совсем близко.
    Он зажигает спичку, закуривает. Огонек на мгновение освещает его лицо. Он гол до пояса, и многочисленные раны сочатся кровью. В руке огромный изогнутый ятаган.
    Солнце вспыхивает и все вокруг в мгновение ока заливается ярким светом. Встаю, отряхиваю землю.
    Вокруг никого. Черт, я оставил в автобусе свой портфель…
   
    2. День
   
    Иду домой. Помимо всего там у нас и офис, и производство – пара мастерских. Прохожу мимо соседского двора.
    - Привет бродяга…
    Очкарик Мич поднимает голову. В руках у него брызгалка – он проделал отверстие в крышке полиэтиленового тюбика из-под шампуня. Мич набрал полную брызгалку воды, и дурачится как малое дитя. Он сжимает тюбик, и струя холодной воды обдает меня с ног до головы.
    - Вот придурок! Займись чем-нибудь полезным – прохожу мимо, не обращая внимания на его дурные забавы.
    - Интересно, если наполнить ее бензином, то… - конец фразы тонет в нераздельном бормотании.
    Я ухожу. Мне неинтересны его больные фантазии…
    Ружье лежит в моей комнате – подарок старика. Он считает, что если у мужчины и есть игрушки, то эти игрушки должны быть непременно сделаны его рукой. Ружье и в самом деле красиво – старик знает толк в оружии. Приклад украшен причудливым орнаментом, а ствол покрыт не менее причудливой гравировкой. Переламываю, вставляю патрон. Выхожу из комнаты, и крадусь по коридору, изображая охотника. Коридор оканчивается лестницей. Спускаюсь по ступенькам и толкаю красивую полированную дверь с золоченой ручкой. Старик как всегда, охмуряет очередного клиента. Жертвы одновременно поворачивают головы. Кого же выбрать?
    Целюсь поочередно то в старика, то в клиента. Наконец решаюсь…
    Бамс! Комнату наполняет дымом. Старик кашляет и вертит пальцем у виска. Клиент натянуто улыбается. Я выбегаю из кабинета старика, на ходу выбрасывая холостой патрон…
    Мне скучно. Скучно каждый раз, когда я вне игры. Когда с яркой вспышкой солнца, ожившие мертвецы, идут на работу, ожидая сладкого момента, начала игры. И игра затягивает их никчемные души. Пока не погаснет свет…
    На пути заглядываю в мастерскую. Стеллажи завалены заготовками, но никто не работает. Сегодня выходной для всех, кроме бухгалтерии, и естественно старика. Вот уж кто неутомим. Иногда, на старика находит вдохновение, и он сам становится у верстака, учит молодежь, как правильно полировать приклад. Захлопываю дверь. Может, стоит забежать не надолго к Тинку? Это самый старый сотрудник фирмы. Ему уже за пятьдесят, но Тинк держит себя в ежовых рукавицах, и еще не растерял былую форму. А ладно, все равно заняться больше нечем…
    Тинк скучает. Он валяется на диване, обложившись разноцветными журналами с полуголыми девицами. В пепельнице дымится очередной окурок, на лице Тинка явственно проступает усталость от вынужденного безделья. Увидев меня, он оживляется.
    - Привет ковбой.
    - Здорово Тинк.
    Тинк вскакивает с дивана и протягивает руку.
    - Кто там стрелял?
    - А… - махаю рукой.
    Тинк опускает взгляд на ружье, и понимающе кивает головой.
    - Тинк, а у тебя есть нормальные патроны, с пулей?
    Тинк задумчиво чешет лысину. Открывает ящик письменного стола.
    - Да завалялось несколько. Держи…
    Заряжаю ружье.
    - Спасибо, Тинк.
    - Погоди… - Что-то приходит ему в голову и Тинк вытаскивает из-под кровати свое ружье.
    Его ружье поплоше, но тоже по-своему красиво. Старик не любит халтурить. Тинк заряжает ружье, и мы выходим из комнаты…
    В бухгалтерии кипит работа. Брюнетка Хельга деловито шмыгает носиком, управляясь с упрямой цифирью. Сразу за ней сидят Буч и Макс, а в дальнем углу еще парочка ребят, имен их я так и не запомнил.
    - Привет ребята. Охотимся? – Хельга протягивает руку за чашкой. Она прихлебывает кофе и вновь углубляется в цифровые дебри.
    - Привет.
    Мы переглядываемся с Тинком.
    - На счет три…
    - Раз… – шепчет тот.
    - Два… - согласно шепчу я.
    - Три! – кричит Тинк и мы одновременно вскидываем ружья.
    Бамс! Бамс!
    Хельгу буквально разрывает пополам. Брызги крови и мозга разлетаются в стороны, пачкая оргтехнику.
    - Малыш! Ну кто так делает? – Возмущенно орет Тинк. – Неужели нельзя было выбрать кого-то другого?
    - Игра! – орут ребята и вскакивают из-за столов. Хитрец Буч уже заряжает ружье, что стояло в углу.
    Вот придурки! Они же там укокошат друг друга. Мы с веселым гоготом вываливаемся из дома. Сзади уже слышны первые выстрелы…
    Крадемся с Тинком по улице. Запасливый Тинк выгреб все патроны из ящика стола, так что можно немного порезвиться. Заворачиваем за угол, и в ноздри бросается запах гари. Мич тянет обгорелый труп папаши. Он усердно сопит, время от времени, поправляя спадающие очки. Я скашиваю взгляд. Брызгалка с бензином стоит на бочке так, чтобы в любой момент быть под рукой. Рядом с брызгалкой, Мич предусмотрительно оставил коробок спичек. У него своя игра.
    - Да он просто достал меня - оправдывается Мич, завидев нас. Его взгляд перебегает с места на место, не надолго задерживается на ружьях и уходит куда-то в сторону бочки.
    - Удачной охоты – кричит Тинк, и мы бежим дальше, пока не погасло солнце…

Оценка: 7.50 / 8       Ваша оценка: