Творчество поклонников

Стечение обстоятельств

Добавлен
2007-03-09 21:11:12
Обращений
4826

© Константин П "Стечение обстоятельств"

    Рядом с ним стояла молоденькая мед сестра, руки которой были облечены в медицинские перчатки. А в одной из рук, она держала шприц с уже набранными лекарствами.
    - Сейчас мы тебе сделаем укольчик, после которого, может закружиться голова, и захочется спать, не переживай деточка, это так надо. Давай, перевернись на бочок, насколько сможешь. – Доктор говорил спокойно и ласково, почему-то сразу же, вызвав доверие в сознании Ольги. От его слов, она почувствовала себя совсем маленькой девочкой, которой объясняли какие-то непонятные вещи.
    Оля, попыталась повернуться на левый бок, но это оказалось достаточно болезненно. Боль в правом боку резко усилилась. От появившийся боли, Оля, всхлипнула, но добрый доктор, сразу же, попытался утешить ее.
    - Ничего радость моя, потерпи, потерпи.
    Мед сестра, быстро сняв колпачок с иглы шприца, сделала внутримышечную инъекцию, от чего, тут же свело правую ногу, на стороне которой, она ее делала. Но через несколько минут, этого Оля уже не чувствовала. Притупилась и боль. Голова стала тяжелой, а перед глазами, появилась рябь, какая бывает при неработающем канале телевизора. Перед глазами все плыло. Какие-либо мысли отступили на задний план, освободив место для чего-то большего. Для чего? Оля так и не поняла. Ей было слишком хорошо, чтобы отвлекаться на какие-либо проблемы. Состояние отрешенности полностью овладело ей.
    -5-
   
    Девятая минута операции ознаменовалась доступом к аппендиксу. Он был резко цианатичным, с признаками гнойного некроза.
    Оперирующий молодой хирург наложил два зажима Кохера, поданные операционной мед сестрой. Спокойствие операционной нарушала ритмичная работа наркозного аппарата. А также обсуждение Константином Анатольевичем – анестезиологом, недавно прочитанной им новой книги Стивена Кинга «Мобильник».
    Это только в фильмах, созданных режиссерами, далекими от реальной, ежедневной жизни медицины, в операционных во время операций была абсолютная тишина. На самом деле, во время операций обсуждалось огромное количество тем, начиная от самого больного, и заканчивая далекими от медицины разговорами. Единственным исключением, были операции, проводимые под местной анестезией, когда пациент был в сознании, и самим докторам, не очень хотелось, рассуждать о чем-либо, при больном. В остальных случаях, все было иначе.
    - Самое интересное, когда после импульса, прошедшего по всем мобильным телефонам, люди, резко начали сходить с ума. – Продолжал доктор, объясняя сюжет книги.
    - Неужели вам интересно еще читать про этих психов. По моему, откушенных ушей, поломанных носов, и избитых до полусмерти пьяных дебоширов, нам хватает и здесь. – Возразила анестезистка.
    - Одно дело – реальная жизнь. Другое дело, книги. Это же, Стивен Кинг. Как ты не понимаешь.
    Игорь Николаевич – оперирующий хирург, на секунду оторвал взгляд от операционного поля, сделав жест на лице, чтобы Ира прекратила споры на эту тему. Он уже знал, чем чреваты споры с Константином Анатольевичем по поводу гениальности, великого, по его словам, писателя.
    Ирочка уловила его взгляд, тут же, оставив свои возражения.
    - А вообще, все это достаточно жизненно. Я вот смотрю на всех этих товарищей с телефончиками, до сих пор не понимая, как быстро, эта вещица, заняла одно из главных мест в жизни современного человека. Еще пару лет назад, мобильный телефон был роскошью. А теперь, добрая половина человечества, не представляет своего существования без него. Массовый гипноз какой-то. И главное, к чему?!
    - Реклама, как известно, двигатель торговли. – Заключила операционная мед сестра, передав Игорю Николаевичу ножницы.
    Он, взяв их, попытался отсечь часть брыжейки, связывающей ее с аппендиксом, но неожиданно, его рука дрогнула, словно, какой-то импульс, про который рассказывал Константин Анатольевич, прошел по нему, и он случайно задел одну из артерий, питающих этот отдел кишечника. Алая кровь, немедленно, со стремительной скоростью, начала заполнять брюшную полость.
    - Черт, - выругался он. – Еще Кохера, и готовьте шовный материал.
    Ассистент – интерн одного из медицинских вузов, перехватив один из зажимов, наложил его на кровоточащий сосуд, но кровь, все равно, продолжала заполнять полость.
    - Константин Анатольевич, тахикардия 130, - посмотрев на показания пульсоксиметра, произнесла Ира – мед сестра - анестезистка.
    - Атропина ноль, ноль пять, на пяти кубиках физ. раствора. – Отдал приказ Константин Анатольевич. – Сильно кровит, Игорь?
    - Повредил несколько сосудов, по видимому. – По тону хирурга, можно было уловить, нотки волнения, которые стали проявляться в его голосе. Пот незамедлительно выступил на его лице. – Черт, да, что же это такое, нихрена не видно! – выругался он, быстрыми движениями, копошась в операционном поле.
    В этот момент, пульсоксиметр издал пронзительный писк, а на кардиомониторе, за место нормального ритма ЭКГ, появилась прямая линия.
    - Константин Анатольевич, асистолия. – Нервно, произнесла Ира.
    - Вижу, вижу. Быстро готовь дефибриллятор!
    Ира бросилась к чемоданчику, стоящему возле одной из стен операционной. Тем временем, Игорь Николаевич, продолжал спешно накладывать швы на кровоточащие сосуды, но кровотечение от этого никак не уменьшалось. Пронзительный звук, вырывающийся из пульсоксиметра, периодически на секунду, оглушал всех находящихся в операционной.
    Лицо Оли резко побелело, а затем начало синеть. Ситуация выходила за рамки критической.
    - Разряжен, Константин Анатольевич, дефибриллятор разряжен! – Нервно выдала Ира, попытавшись включить аппарат.
    Анестезиолог выругался трехэтажным матом. Каждая драгоценная секунда улетала в незыблемую пропасть стечения обстоятельств. Не лучшего стечения обстоятельств для девушки лежавшей на операционном столе.
    Прошло около двух минут, пока Ира перевезла с другой операционной дефибриллятор, установленный на каталке. Но время было безвозвратно потеряно. Кровотечение продолжало нарастать, не смотря, на все усилия хирурга, тем временем, как шансов на спасение жизни девушки, угасали с каждой секундой.
    Несколько разрядов пропущенных через сердце девушки, оказались безрезультатными.
    - Хватит, все! – Нервно бросил Константин Анатольевич. – Время смерти 12:52.
    От прежнего приподнятого настроения оперирующего персонала не осталось и следа. Тело Оли, лежало на столе, и только грудная клетка продолжала вздыматься, всякий раз, как аппарат искусственной вентиляции легких, работал на вдох.
   
    -6-
   
   
    Теперь Оли не приходилось переживать, не только за контрольную по химии, но и за многие другие вещи, происходящие на этой земле.
    Стечение обстоятельств – распорядилось иначе.
    А она сама, по прежнему, ощущала легкую отрешенность от сделанной ей инъекции. К тому же, теперь, к этому прибавилось и ощущение полета. Полета над всем тем, что когда-то окружало ее.

Оценка: 8.57 / 7       Ваша оценка: