• Подробно

    Диагностика автокондиционера подробно.

    www.conder.ru


Творчество поклонников

Барсик

Добавлен
2007-04-09 09:24:44
Обращений
4697

© Юра Оборотень "Барсик"

   К временам, в которых ни хера.
    К временам ни дарующим, а отнимающим.
    К временам тяжелым, как ртуть, я посвящаю это.
    Быть может, и появятся силы для завершения начатого.
   
    Помнишь его? Конечно, помнишь, о чем я спрашиваю… Этакий комочек шерсти с блестящими глазами. Красивые они были, правда? Два зеленых хрусталя чистейшей воды. А как он мурлыкал?! Такой теплый был, мягкий. Голову лечил, когда болела, или грел, когда отопление отключали. Свой в доску! Теперь же что?
    Он навсегда остался маленьким и беззащитным. Я нашел его забившимся в угол, дрожащим и жалким. Смотрел – и не верил глазам. Куда все делось?! Лоск, важность, уверенная поступь? Отвечай, куда, черт бы тебя побрал?!
    Алексей Иванович тряхнул Максима, но тот продолжал молчать, не в силах разлепить побелевшие от страха губы. Тогда пенсионер наотмашь ударил его, и паренек отлетел в угол. Удар был мощным – боксерское прошлое никогда не проходит даром. Но Алексей Иванович и не думал останавливаться. Вытерев пот, выступивший на крыльях носа мелкими бусинками, он подошел к парню и сел рядом на корточки.
    - Ну, сука. Нравится? – Короткий замах, а затем верхняя губа Максима лопнула, обрызгав стены кровью. Он заплакал, закрыл лицо руками и попытался отползти, но было некуда.
    Зажат.
    Оказался в обойном капкане.
    - Ты, наверное, думал, что это развлечение, да? Позабавился и баиньки. Давно так промышляешь, паскуда мелкая?
    - Отпустите меня, пожалуйста… - простонал Максим.
    - «Пожалуйста»! Благородное слово! Только ты еще одну фразу забыл добавить.
    - Какую?
    - Я больше так не буду.
    Паренек убрал ладони и посмотрел на Алексея Ивановича сквозь мутную пелену слез. Посмотрел, чтобы увидеть – серьезно ли он, но не узрел ничего, кроме бесстрастного загорелого лица, покрытого сеточкой морщин. В уголках глаз они собирались в смешные птичьи лапки, что означало жизнерадостную натуру их хозяина. Таковым и был для Максима дедушка Леша (дворовой Иваныч, любитель карт и своего кота Барса), пока…
    - Чего уставился?
    - Я… больше так… не буду, - выдавил парень.
    - Правда? – искренне изумился Алексей Иванович. – Святое решение.
    Он встал, скрестив руки на груди и ухмыляясь.
    - Только одна проблема остается, малыш.
    - Какая?
    - Его-то уже не вернуть. – Удар ногой в область паха не смягчил даже растоптанный клетчатый тапок. Максим коротко взвыл, мгновенно забыв о разбитой губе, и свернулся в калачик. Перед глазами у него за краткий миг пролетел целый звездопад во всем великолепии. Он и не заметил, как мочевой пузырь сам по себе расслабился и выпустил мочу теплой струйкой, чуть облегчив боль, будто с жидкостью утекло и часть ее.
    - Пока ты тут ссышься, я дорасскажу свою историю, сынок. Он лежал там один. Если бы кошки умели плакать, то он бы плакал. Я подобрал его, и он прижался ко мне, ища защиты. А задние лапки висели, будто перебитые прутья. Он тяжело дышал, умирал, а я ничем не мог ему помочь.
    Три дня мучений…
    Алексей Иванович внезапно обхватил голову, сжав виски. Когда он заговорил снова, слова давались ему с трудом.
    - Потом мне пришлось… помочь. Барсику. Ты заставил его страдать и убил моими руками, сукин сын.
    - Я никого не трогал, - прошептал Максим. – Честное слово.
    - Хватит брехать! – Алексей Иванович схватил парня за шкирку и поволок по полу. Максим попытался вырвать, но тщетно – хватка была железной.
    Алексей Иванович открыл дверь, ведущую в смежный туалет и ванную, и кинул туда парня.
    - Я утопил его. Чтобы он больше не мучался и не плакал! Кто тебе разрешил бросать моего кота с крыши, паскуда?!
    - Да не бросал я никого!
    Молча, пенсионер взялся одной рукой за волосы Максима, другой за воротник, приподнял и со всей силы опустил его голову в унитаз. Фарфоровая сантехника задрожала, а вода в ней окрасилась в розовый цвет.
    Алексей Иванович еще раз поднял и опустил.
    Еще.
    И еще.
   
    ***
    Он гладил Барсика, не обращая внимания на нелепо торчащее рядом тело парня. Размолотый в крошку череп, превратившийся в тошнотную массу, полностью прошел в сливное отверстие.
    Алексей Иванович ласково спросил:
    - Хочешь есть? Я приготовил тебе консервы.
    Он осторожно, словно баюкая, взял уже окоченевшую тушку и отнес ее на кухню. Попытался поставить на ноги, но Барсик никак не хотел этого. Тогда Алексей Иванович зачерпнул мягкое мясное желе, приблизил его к морде кота и надавил на зубы. Челюсти неохотно разжались, и он размазал консервы, пытаясь протолкнуть их как можно дальше в глотку.
    - Вот так, вот так… Вкусно, правда?

Оценка: 7.18 / 11       Ваша оценка: