Творчество поклонников

Ангельская кровь. Начало

Добавлен
2005-09-01
Обращений
4515

© Баал "Ангельская кровь. Начало"

    Ночь приняла Землю в свои темные объятья.
    Бесконечно черные, как сама жизнь, просторы космической пустоши, не озаренные ни одной звездой, давили на нее.
    Внезапно далеко, слишком далеко, чтобы говорить наверняка, загорелся огонек. Постепенно он увеличивался, и теперь он уже пылал, как пылает в кузнице раскаленное добела железо. Как железо, он принимал форму. Форму клинка.
    Две гомерические луны светились разными оттенками красного, крошась на мелкие астероиды. Мир умирал.
    Психованные пасторы носились со своими толстенными талмудами по мегаполисам, истеричные домохозяйки падали на четвереньки, визжа, словно свиньи, запойные алкоголики крестились в религиозном трансе, упрочненном выпитым.
    До Конца, до мига, когда клинок пронзит вселенную, оставались считанные минуты. Мир умирал.
   
    Уже третий день Мастер шел по пустыне, а она все не заканчивалась. Третью ночь он изнывал от жажды и голода, а пустыня все тянулась и тянулась.
    В первый день своего долгого путешествия он прошел мимо Айерс-Рок. Дело было на закате, и скала светилась тускло-багровым светом. Ему она напомнила сгусток крови, медленно свертывающийся и воняющий гнилью гангрены. Бородавка на лице Мира. Мастер не понимал, почему люди считают эту скалу одним из чудес света.
    Он прошел мимо нее, брезгливо скривившись. Тогда он еще был способен на какие либо эмоции, но не сейчас. Сейчас он погибал. Медленно, но уверенно. Как и весь мир вокруг.
    На второй день он уже начинал умирать.
    Кожа трескалась, из трещин сочился гной, вместо слюней во рту полоскалась слизь. Неприятный свербеж в паху перерос в медленно сочащийся ручей темно-красной крови.
    Смерть была близко, но она была близка все время, сколько он себя помнил. Одержимый смертью. И сейчас он чувствовал ее дыхание, но уже не мог думать о ней, как о чем-то прекрасном, или же в какое-то мере красивом. Смерть ужасна, она стара и алчна.
    Третий день его путешествия, длиной в жизнь. Три дня. Смерть близка, как никогда.
    Темная ночь третьего дня переросла в огненную бурю. В недосягаемой вышине светился клинок, грозящий продеть Землю, как иголка - тонкую ткань. Каждая зазубрина на его лезвии пылала дьявольским зноем, по сравнению с которым белый карлик – ничто. Даже за пределами Вселенной клинок источал свой жар.
    Кто знает, может Мастер – единственный, оставшийся в живых. Но не зря же мессир послал его в это путешествие! Должна быть цель. Должен быть смысл!
    Но его не было. Цели, смысла…
    Мастер их не видел.
    Ночь осветилась светом. Светом не солнечным, светом предопределенности, чуждым всему живому. Мастер знал, что в какой-то мере смерть постигнет и его. В какой-то мере…
    Еще до того, как умереть в первый раз, еще до встречи с дьяволом, Мастер писал книги. Большинство на библейские темы.
    Вершиной своего творчества он до последней минуты считал незаконченный роман о Христе. Рукописи не горят. А дьявол оказался очень даже милым…
    Даже не так, мессир – не дьявол. Он скорее падший ангела, сброшенный с небес за неповиновение жестокому Богу. Теперь Бог жаждет уничтожить этот мир, а мессир, наоборот, спасти.
    Не для того ли он послал Мастера на землю?
    Неопределенность. Неизбежность. Все смешалось. Клинок грозит начать свой смертный поход.
    Пространство впереди озарилось маревом, клубящимся темным светом. Даже ночью этот свет казался темным.
    Поначалу там ничего не было. Потом начали проступать лица.
    Узкое лицо мессира, полное – Азазелло, лицо его матери, его любимой – ведьмы. Его лицо? Да… его.
    Покрытое струпьями, сочащееся гноем лицо смотрело на него из марева, а губы его двигались. Призрак – его отражение, пытался что-то ему сказать. Предостеречь? Возможно.
    Вдруг яркий свет пронзил мозг, и Мастер почувствовал, как лопается его глазное яблоко. Слезный канал выдавил из себя струйку крови, прежде чем последовать примеру зрительного аппарата.
    Голова Мастера поднялась вверх.
    С небес спускался ангел, весь светящийся, как новогодняя лампочка. Архангел Михаил. Символ одного из самых больших городов бывшего СССР, Киева, вроде бы.
    Его огненный меч, маленькая копия того, что висел в небе, пылал. Руки ангела вплоть до локтей были объяты пламенем. Праведный огонь. А как же!
    Когда ангел спустился на землю, хлопая своим белыми крыльями, земля вокруг его стоп почернела. От ужаса у Мастера подкосились ноги.
    Ангел возмездия подошел к Мастеру, склонившему свою голову.
    Он уже готовился нанести сокрушающий удар, когда марево пошло кругами, как взбаламученная вода, и из него, окруженный беспросветным мраком, вышел мессир.
    Как всегда, одетый в черный костюм-тройку, он держал в руке свою неизменную трость. Набалдашником ей служила серебристая голова волка, чьи зубы пребывали в кровожадном оскале.
    Ноги Дьявола ступили на землю. Опустив меч, ангел повернулся к нему.
    Если архангел был обычным животным, крылатым человекоподобным существом, наделенным элементарным разумом, то мессир был настоящим человеком. С ног до головы.
    Его черный цилиндр, несмотря на поднявшийся в пустыне ветер, сидел на голове ровно, не падая.
    Ангел склонил набок свою златоволосую голову, и, словно курица, непонимающе уставился на Дьявола. Его тупое милое личико осветила, как обычно, праведная улыбка. Все OK, свет побеждает, Вселенная будет уничтожена.
    Мессир направился к ангелу. Серебряная голова волка скалилась, глядя на него своими налитыми кровью глазами.
    Внезапно из глаз волка повалил черный дым, окутавший это место, словно туманом. Никто в умирающем мире не должен видеть смерти Ангела. Великого праведного Ангела. Иначе вера в благочестивого Бога рухнет, и все попытки спасти этот мир окажутся тщетны.
    В центре оказались трое – мессир, Ангел, и Мастер. Даже двое, поскольку Мастер стоял на коленях, пребывая в первобытном ступоре.
    -Ты… умрещьь! - по птичьи произнес ангел, с трудом выговаривая слова.
    На фоне его тупого лица и бессмысленного взгляда, его слова казались такими же тупыми и бессмысленными.
    -Попробуй! – Только и произнес Дьявол.
    Не один мускул не дрогнул на его каменном лице. Только выражение легкой отрешенности появилось в глазах.
    Ангел поднялся на несколько метров над землей и ринулся на Дьявола. Пламя его меча из желтого стало синим.
    Дьявол, не меняя положения, выставил перед собой трость, отражая таким образом удар.
    Лезвие клинка столкнулось с деревом трости, и… и сломалось. Пылающий меч переломился надвое, посыпались искры, и его огонь потух.
    Лицо ангела перекосилось от ужаса. Оказывается, даже ангелы подвластны таким человеческим чувствам.
    Крылатый опустился на землю прямо напротив Дьявола. Паника на его лице сменилась выражением мужества.
    В этот момент Мастер поднял голову, и впервые за последнее время почувствовал уважение к этим созданием. Что-что, а мужественности им не занимать.
    -Ты победил.
    Дьявол и ангел смотрели в глаза друг другу, а стоящий на коленях Мастер смотрел на них. Он чувствовал, что-то происходит, недоступное для него. Что-то, на что способны только высшие существа, не чета человеку.
    Дьявол выставил перед собой трость, направив ее кончик на ангела.
    Из трости вырвался луч темного света, и вошел в грудь крылатому. Голова волка на трости осклабилась, а меж его сцепленных зубов начала просачиваться кровь. Темная, как у любого человека, ангельская кровь.
    Капли ее падали на землю, а ручеек тем не менее превратился в настоящий поток. Водопад крови обагрял землю, стекая в растрескавшеюся землю пустыни, а земля, похожая на плоть, жадно впитывала ее.
    По телу ангела, от места, где в него вошел луч, расползалось темно пятно. Сначала оно закрыло часть золотых доспехов с невиданным гербом на груди, затем дошло до плечей, а через них, по рукам.
    Каменное лицо мессира оставалось каменным, все эмоции, которые там изредка появлялись, сошли с него.
    На месте ангела перед ним стоял темный силуэт, тень среди теней. Склонив голову, он медленно прошествовал мимо Мастера, не обернувшись, разминулась с Дьяволом, и растворилась в черном мареве.
    Дьявол повернул свою голову в сторону Мастера, смотревшего на то, что когда-то было ангелом. Кивнул. И, развернувшись, прошествовал за тенью, и, как и она, растворился во Тьме.
    Мастер снова остался один. Один во всем Мире. Один во всей Вселенной.
    Один.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: