Творчество поклонников

Пробуждение

Добавлен
2007-05-18 10:30:31
Обращений
5874

© Савад "Пробуждение"

   
    Боли нет.
    Свет зажегся так же внезапно, как и погас. Боли не было и в помине.
    «Что со мной?», - Вальтер обернулся к стеклянным дверям с надписью «Выход» - люди исчезли. Боли не было.
    «Боже, что со мной?» - свет выключился на мгновение и снова вспыхнул.
    Мир за стеклянными дверями больше не жил своей жизнью. Он был совершенно пуст, как и мир по другую сторону дверей, в котором сейчас находился Вальтер. От всех загадок, похоже, не имевших правильного ответа и необъяснимых явлений, - тех, что происходили ранее и тех, что произошли в последние несколько минут, - хотелось кричать.
    И Вальтер закричал. Он кричал долго и пронзительно, кричал громко, как только мог, кричал от переполнявшего его бессилия и чувства собственной беспомощности перед лицом неизвестности и страха, которые подстерегали его, куда бы он ни шел. Его крик ударялся о стены и потолок, дребезжал в огромных лампах, путался в проводах и отражался от рельсов. Причудливое эхо разносило его в самые далекие уголки станции, заставляя их вибрировать вместе с голосовыми связками Вальтера. Наверное, он мог бы кричать еще очень долго, и вероятнее всего, он сделал бы это, если бы снова не погас свет. На этот раз Вальтер медленно побрел вперед, осторожно ступая по гладкому мрамору пола, в ту сторону, где, по его мнению, должна была находиться лестница, ведущая на платформу. Он сделал не более десяти шагов, и на станции появился свет. Каково же было удивление Вальтера, когда он обнаружил себя стоящим ровно на середине платформы, как раз на том месте, где он сегодня вышел из вагона!
    Десять шагов…
    «Но как такое возможно?» - Вальтер повернулся к вагону и не поверил своим глазам – вагон, огромный вагон электропоезда или еще хуже – целая электричка (он мог вспомнить, был ли вагон один или их было много) пропали без единого следа!
    «Нет… только не это…» - в изнеможении он опустился на скамейку и обхватил голову руками.
    Теперь все было кончено, и Вальтер это понимал. Все пути к отступлению были отрезаны, поезд исчез, исчезли даже люди, что само по себе выходило за рамки чьего-либо понимания; наконец, его дурацкий наряд родом из далекого лета… Ему уже не верилось, что всему этому есть какое-то объяснение, основанное на здравом смысле. Его мысли больше не хотели быть мыслями; теперь они стали кучей бессмысленных образов вперемешку с обрывками фраз и, словно стая беспечных мотыльков, парили в голове. Конечно, нужно было собраться, тщательно взвесить и проанализировать сложившуюся ситуацию, но Вальтер не мог. И если раньше он слышал о данном состоянии человека исключительно из чужих уст, то сейчас он испытывал его на себе и был уверен на сто процентов, что это и есть тот самый полный ступор сознания…
    Шаги.
    Поначалу еле слышные, но с каждой секундой все более отчетливые, они раздавались где-то наверху. Шаг за шагом, шаг за шагом – они становились все громче и все меньше походили на очередную иллюзию. Внезапно шаги затихли, и эскалатор, подав некоторые признаки жизни, зашуршал железной чешуей и тронулся вниз, что, собственно, не слишком удивило измученного Вальтера. Он повернул голову в сторону эскалатора - верхом на живой лестнице к нему спускалась фигура человека.
   
    -10-
   
    Старший лейтенант Никулин ежился под проливным дождем, но это не мешало ему вспоминать теплую постель и совершенно горячие соски своей жены Ани, которые он целовал каких-то полчаса назад. Место происшествия, конечно же, было оцеплено, желтые ленты, МЧС, милиция ну, и так далее по протоколу, как любил выражаться подполковник Агеев. Он кстати прибыл сюда немного раньше Дмитрия («видно жена совсем не дает», - подумал еще Никулин) и теперь занимался тем, чем занимался всегда в подобной ситуации – отгонял неизвестно откуда взявшихся в три часа ночи репортеров… По счастливой случайности пострадавших оказалось всего двое: сам хозяин квартиры, а вернее то, что от него осталось, и соседская кошка, которой вздумалось уснуть в эту ночь на том самом коврике у тех самых злосчастных дверей. Жители соседних квартир и нижнего этажа (в нем взрывом выбило все стекла) все как один были без зонтов и выглядели довольно жалко: сонные, особенно дети, одетые во что попало, они сбились кучками под козырьком этого и других подъездов дома номер 17 по улице Олега Кошевого. Кто-то вполголоса расспрашивал не менее сонных милиционеров, за кем-то понемногу подтягивались родственники, чтобы увезти на ночлег к себе.
    - Смотли, папа, нас показут в телевизале! - толстенькая девчонка четырех лет явно не понимая что случилось, вовсю таскала за волосы заспанного отца. Его жена торопливо набирала на мобильнике номер и не обращала никакого внимания ни на ребенка, ни на мужа.
    - Как тебе это нравится? – соски Ани померкли перед глазами, а вместо них появилось худющее лицо Агеева.
    - Обычное пьяное говно, товарищ подполковник, что тут может нравиться? - Дмитрий Никулин вставил в рот очередную сигарету и, достав, зажигалку протянул ее сперва Агееву, увидев, что тот делает тоже самое, - бытовуха у меня уже вот где сидит!
    - Ну-ну, - подполковник растягивал сигарету тонкими губами.
    - Оперативная работа, вот это интерес, - Никулин сплюнул в лужу, которая увеличивалась прямо на глазах.
    - Дурак, что ли? Хочешь, как я? В тридцать лет без глаза? - Агеев с силой выдохнул дым и тоже сплюнул, - Кому ты нужен будешь? Ане? Да хрен ты ей нужен будешь!
    - Выходит лучше здесь, всякую пьянь курировать? Да на меня уже все отделение косо смотрит!
    - Не, ну ты точно дурак, Никулин. Не будь Аня моей дочкой, думаешь, ты бы у меня здесь сидел? Давно бы уже в операх грязью давился! Берегу я тебя, идиота, а ты понимать ничего не хочешь!
    - Мне двадцать шесть лет! – Дмитрий хотел что-то добавить, но замолчал, вовремя заметив краем глаза приближающегося участкового Казимира Дражнюка.
    - Доложите обстановку, - подполковник Агеев отдал в ответ честь и уставился на Казимира.
    - Пострадавший – Коляго Артур Владиславович, мужчина сорока трех лет. Работал в минском метрополитене на должности машиниста электропоезда. Вероятнее всего, скончался на месте. Мы думаем он заснул и забыл выключить газ, как это обычно бывает. Судмедэкспертам еще предстоит установить, был ли у него в крови алкоголь, или он просто заснул от усталости. Откуда взялась искра пока неизвестно. Возможно проводка. Квартира – в хлам, в соседних квартирах выбило двери, ну и стекла, конечно. Вот практически и все, товарищи, - Дражнюк выдержал театральную паузу и, поскольку все остальные молчали, продолжил, - жил он не один. Жена – Анастасия Олеговна в данный момент находится на лечении в первой городской больнице. Дочь – Ольга Артуровна проживает с мужем, уже в курсе. Теперь точно все. А, забыл про кошку. Кошка Дуся…
    - Достаточно! – Агеев опять закурил и тут же закашлялся, - Дражнюк, оставайтесь на месте. По окончании работ доложить обстановку лично мне.
    - Так точно! – Дражнюк отдал честь и, наступая прямо в лужи, поспешил обратно к месту преступления.
    - Товарищ подполковник…, - Никулин смахнул с носа капли дождя. Сразу вспомнились Анины слезы. Она всегда начинала плакать, когда он говорил об оперативной работе.
    - Езжай домой, Дима, - и без того сухое лицо Агеева заострилось еще больше, глаза под кустистыми черными бровями стали похожи на бойницы Брестской крепости - это приказ.
   
    -11-
   
    По-прежнему сидя на скамейке, Вальтер абсолютно ни о чем не думал. Боковым зрением видя приближающуюся фигуру, которая уже сошла с эскалатора, он не знал радоваться ему или грустить, кричать, плакать, а может быть вскочить и побежать навстречу? Он просто сидел, обхватив руками голову.
    Шаги приближались, но Вальтер не поднимал головы. Через несколько секунд рядом с ним кто-то сел.
    - До боли знакомая ситуация, - раздался негромкий с хрипотцой голос. Звук постороннего голоса, человеческого голоса вывел Вальтера из оцепенения и заставил взглянуть на его владельца.
    Человек оказался не таким зловещим, как его фигура, стоящая на эскалаторе. Это был довольно пожилой мужчина, с гладко выбритым овальным лицом и седыми кудрями, непослушно сбившимися на голове. Его глаза, голубые, как небо, были совсем не похожи на глаза пожилого человека, несмотря на морщины, они были чрезвычайно пронзительны и ясны и сейчас были устремлены прямиком на Вальтера.
    После секундой паузы, ровно столько занял обмен взглядами, Вальтер отвел глаза и произнес:
    - Кто вы?
    - Как бы тебе объяснить, - незнакомец быстрыми движениями почесал подбородок. Вальтеру подумалось, будь у него борода, звук получился бы не из приятных, - я здесь, чтобы помочь тебе, кое-что тебе рассказать, в общем можно сказать, я твой друг.
    - Вы работник станции?
    Мужчина рассмеялся хриплым смехом и тут же закашлялся.
    - Нет, - сказал он, вытирая глаза, - конечно же, нет. Но звучит смешно.
    - Не вижу ничего смешного, - Вальтер не понимал, в какое русло идет разговор, и от этого начинал терять терпение, - вы хотя бы собираетесь открыть мне двери, чтобы я мог выйти?
    - Сложно сказать, будут ли это двери и что-то еще, но я собираюсь. Да.
    - Пойдемте, - Вальтер поднялся со скамейки, а незнакомец совершенно не спешил делать то же самое.
    - Не нужно торопиться, времени еще хватает.
    - Какого времени? Вы знаете, сколько я здесь торчу? – Вальтер заметно повысил голос, - черт! Я даже не знаю день сейчас или ночь!
    Свет на станции снова погас. Нащупав скамейку, Вальтер вынужден был снова опуститься на нее.
    - Кому-то не нравятся твои слова, особенно слово «черт», понимаешь?
    - Что я должен понимать? Где чертов свет?!
    Неожиданно Вальтер услышал топот со стороны тоннеля. Нечто, невидимое во тьме, топало прямо по рельсам! Причем интервалы между производимыми этим существом звуками, были достаточно большими, что позволяло думать о том, что это самое нечто передвигается огромными прыжками.
    - Топ! - Секунда..., - Топ! Топ! Топ! Топ!
    Вальтер задрожал от страха. Его недавний собеседник молчал и не двигался.
    Оно пронеслось по путям, и, практически мгновенно преодолев всю станцию, скрылось в противоположном тоннеле. Холод поднимался к самому затылку и Вальтер благодарил судьбу за то, что все это происходило у него за спиной. Что было бы с ним, если бы он увидел это…
    Свет. Он появился на этот раз вовремя и теперь резал глаза, привыкшие к темноте.
    - Что это б-было? – Вальтер старался говорить не заикаясь, но получалось плохо.
    - Я не знаю.
    - А кто знает? Послушайте, мне нужно отсюда выбираться. Вы меня понимаете?
    - Я? Я-то понимаю…, - мужчина расстегнул две верхние пуговицы рубашки, - жарковато у вас.

Оценка: 8.50 / 2       Ваша оценка: