Творчество поклонников

Послания из зоопарка

Добавлен
2007-06-12 14:11:25
Обращений
5003

© Александр Подольский "Послания из зоопарка"

    Да и эта ненормальная улыбка… Очень странный экземпляр. Дед, на мгновение обернувшись, проскользнул в темное пространство подъезда. Через секунду все животные угомонились окончательно.
   
    3
   
    Темнота. Никаких звуков. Никаких запахов.
    Глеб не понимал что происходит. Что это за место?
    Раздался смех. Звук блуждал вокруг парня, отражаясь от невидимых стен, и проникая в самые потаенные уголки сознания. Здесь кто-то есть. Это старик…
    Вспышка ослепительного света вспорола тьму. Глеб закрыл глаза. Неведомый голос продолжал сотрясать воздух раскатами ненормального хохота.
    Едва глаза немного привыкли к яркому сиянию, Глеб осмотрелся. Тут он все увидел. Источником света были его руки. Они горели. Невероятно красочный огонь полностью проглотил кисти. Они шипели и будто плавились. Под ноги падала обугленная плоть, обнажая торчащие кости. Руки полыхали, на глазах превращаясь в пепел, а все окружающее пространство зашлось в сверхъестественном зареве.
    Глеб кричал. Голосовые связки работали на полную мощность. Но ни единого звука, порочащего воцарившуюся тишину, так и не услышал. Парень стал немым. Собственный крик прочно застрял в горле, не имеющий ни малейшего шанса выкарабкаться наружу. В своих жалких усилиях, он был похож на рыбу, выброшенную на берег, беззвучно открывающую рот. Огонь, тем временем, забрался выше, и в секунду перекинулся на тело. Внимание, внимание! Горит Глеб Горевой! Забавно звучит. Но только не сейчас… Парень упал на колени, на глазах объявились темные пятна. Картина происходящего медленно поплыла. Перед тем как окончательно ослепнуть, Глеб увидел, как всепоглощающий огонь охватил голову.
    В следующее мгновение парень вспыхнул точно соломенное чучело на Масленицу.
   
    4
   
    Глеб кричал. Голосовые связки работали на полную мощность. Но на этот раз парень все прекрасно слышал. Он вскочил на ноги. Из окна струился лунный свет, озаряя залитую потом кровать, на которой мирно сопел Кот. Глеб включил ночник, и взглянул на руки. Все в полном порядке. Никаких ожогов или торчащих костей. Ничего.
    Сон. Это был сон.
    Зайдя в ванную комнату, Горевой включил кран с холодной водой, и взглянул на свое отражение. Из зеркала смотрел молодой симпатичный парень. Довольно высокий, плотного телосложения. Средней длины темные волосы прилипли к черепушке и больше походили на продирающийся сквозь жесткую почву кустарник. Простой русский студент двадцати лет от роду. С ветром в голове. Безработный. Живет один, но по-прежнему сидит на шее у родителей. И за что ему такое счастье? Эти звуки в голове? А теперь, вдобавок, и сны? Да еще этот старый хромой пердун со своей улыбкой… Или, может быть, сегодня просто не самый удачный день? Да уж, вопросов много, а кому отвечать? Ну вот, еще один…
    Умывшись, Глеб вернулся в спальню, и невольно улыбнулся. Кот. Иногда эта собака одним своим видом улучшала настроение, поднимая его до невиданных высот. Рыжий пес уютно расположился на подушке в своей любимой позе — лежа на спине, аккуратно свесив лапки по бокам. Почему-то этот таксенок предпочитал спать именно так, причем только вместе с хозяином. Исключения бывали редко, в основном, когда в доме оставался ночевать кто-то еще. Парень посмотрел на своего любимца, слегка подергивающегося во сне (наверняка гонится за кошкой), и тут же забыл обо всех негативных перипетиях сегодняшнего дня. Этот маленький зверек обладал какой-то магической способностью налаживать внутреннее состояние хозяина в любой ситуации, не прилагая никаких усилий. Горевой устроился на другой стороне кровати, и, едва коснувшись подушки, провалился в сон. Без огня и жуткого смеха.
   
    5
   
    Наступило утро. А с ним и очередной учебный день. Естественно, Глеб так не считал. В институте он показывался по большим праздникам, как правило, ближе к сессии. Вот и сегодня парень решил, что преподаватели не достойны его общества.
    Наскоро позавтракав своим фирменным блюдом — бутербродами, нерадивый студент отправился выгуливать Кота. Двор был спокоен, как и всегда. В песочнице копошился чей-то отпрыск, строя подобие Пизанской башни. Женщина из домоуправления пришпиливала к подъезду очередное объявление о том, что ничего хорошего от коммунальных служб, в ближайшее время, ждать не следует. На одной из скамеек сидела неразлучная троица соседских бабушек, утеплившихся так, будто на улице минусовая температура.
    Кот, опустив морду низко к земле, семенил по расположенной меж двух домов небольшой полянке. Его нос жадно втягивал воздух, поглощая флюиды побывавших тут собак. А в нескольких десятках метрах позади собаки, возвышалось высотное здание, где обитал хромой старик с улыбкой блаженного идиота. Глеб неосознанно поморщился, глядя туда, и свистнув псу, пошел домой. Кот, поняв, что прогулка завершена, поспешил за хозяином, напоследок опрыскав колесо припаркованного у подъезда «Москвича».
    Когда в дверь позвонили, Глеб бороздил просторы интернета, а на экране монитора светилась очередная «правдивая» новость о том, что Бритни Спирс повесилась, объявив себя антихристом. Кот уже вовсю облаивал пришедшего, пользуясь защитой двери. Подойдя к ней, Горевой посмотрел в глазок. Оттуда на него таращился Макс, как всегда с бутылкой пива.
    — Здорово, бродяга! — приветствовал друга Глеб, открывая.
    — И тебя туда же, — с улыбкой изрек Макс, ступая через порог.
    Кот сразу же потерял всякий интерес к гостю, и, для приличия вильнув хвостом, побрел прочь.
    — Какими судьбами? — спросил Глеб. Парни расположились в большой комнате перед телевизором. Макс угнездился в кресле, и, вместо ответа на вопрос, стал нашаривать пульт.
    — Ку-ку! Земля вызывает Максима! — пытаясь привлечь внимание друга, произнес Горевой.
    — А? Слышу я, слышу. Просто по ящику сейчас футбол. Я думал немного посмотреть, перед тем как пойдем.
    — Куда пойдем? — Глеб не припоминал, что у него были планы на сегодня.
    — Здравствуйте, приехали! Сегодня у Машки день рождения. Она уже звонила, сказала хватать тебя, и пулей к ней. Там уже почти все собрались.
    — Блин, совсем забыл…
    — Эх ты, склерозник! В институт надо чаще ходить. Последние дни только эта тема и обсуждалась.
    — А подарок? Да у меня и денег нет…
    — Господи, от кого я слышу эти слова? Какой подарок? Ты вспомни хоть одно мероприятие в нашей компании, когда имениннику дарили что-то материальное. Было такое? Я не помню. Как всегда: собрались, скинулись, и отметили так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно потраченное время. Да чего я тебе рассказываю? — Макс запил свою речь из бутылки, окончательно опустошив тару. — Так что не парся, насыпь своему рыжему обормоту полную кормушку, и погнали.
    Глеб так и поступил. Все-таки вечер обещал быть веселым. Кажется, кто-то собирался бросить пить? Ну, это всегда успеть можно. К тому же, день рождения — это святое.
   
    6
   
    Праздник удался на славу. По крайней мере, недовольных не осталось. И если бы не будний день, и, уже прозрачно намекающие на завершение вечеринки, родители, то гулянка продолжалась бы до утра.
    Распрощавшись со всеми, Глеб ощупал свои карманы. Ничего кроме ключей от дома. Придется добираться пешком. Благо — тут не очень далеко. Да и прогулка по свежему воздуху, пойдет только на пользу.
    Давно перевалило за полночь, и город погрузился в сон. Глеб Горевой шагал по вымершим улицам, а над головой у него раскинулась звездная мозаика, освещая студенту путь. Нетвердой походкой, двигаясь домой, парень переваривал события минувшего вечера, как вдруг в голове раздался едва слышимый звук. Не в ушах, а именно в голове. Очень хорошо знакомый звук. Целое сочетание. Животные…
    Родной дом был уже неподалеку. Но высотка еще ближе. Звуки в голове то увеличивались, то уменьшались, словно с громкостью играл маленький ребенок. Старик? Это значит старик где-то рядом? Или это называется сумасшествие?
    Горевой медленно пошел дальше, внимательно изучая темноту, и стараясь не попадать в свет уличных фонарей. Это не может быть дед. Старики в столь позднее время уже спят, а такие дряхлые и подавно. А даже если это и он, чего бояться? Хороший вопрос. Почему хромой пенсионер вызывает чувство страха у здорового парня? Ведь дело не только в необычной улыбке. Это странное чувство, щекочущее изнутри…
    Голоса животных стали громче. Чувство присутствия чего-то нехорошего усилилось в разы. Справа послышался шорох. Едва присмотревшись, Глеб стал различать потерянные во тьме силуэты.
    Глеб отступил к огромному дубу, превратившись, на общем фоне, в неразличимый оттенок черного. По крайней мере, парень на это очень надеялся. Глаза очень быстро привыкли к темноте. Теперь Глеб мог рассмотреть, что происходит. Метрах в тридцати от его укрытия, лежали человеческие ноги. Вся остальная часть туловища, пропала в огромной змеиной пасти. Шум в голове отпал на второй план. Такое зрелище, Глеб видел только в кино. Огромная анаконда (или питон, или еще кто-то, попробуй тут разберись!) заглатывала человека, как сладкоежка очередную конфету. «Хор из джунглей» давил на виски. На шее пульсировала вена. Все тело парня сотрясала крупная дрожь, но пошевелиться он не мог. Его ноги словно пустили корни, превращая Глеба в карикатуру на, произраставший рядом, красавец-дуб.
    Ноги несчастного окончательно исчезли в зияющей дыре, именуемой ртом. Не дожидаясь переваривания добычи, змея начала меняться. Кожа трескалась и рвалась. Стали вырастать конечности. Тело приобретало человеческие черты. Появились ноги. Сгорбленное нечто сидело на корточках, из бесформенного куска мяса стали возникать руки, а затем и голова. Спустя пару минут, в ночной темноте стоял мужчина. Фигура повернулась к дереву. Глеб почувствовал на себе горячий взгляд. И тут во мраке сверкнула улыбка. Показалось? Оставалось только надеяться. Горевой отлично знал, кому принадлежит эта гримаса.
    — Любишь подглядывать? — изрек старик. — Разве тебя мама не учила, что это не хорошо?
    Глеб окаменел. Есть ли хоть малейший шанс, что дед говорит с кем-то другим? Мозг кричал ему: «Беги!». Но ноги от страха превратились в ватные тампоны.
    Старик приближался.
    — Я не знаю, кто ты такой, но я точно знаю, что ты меня чувствуешь, — старик говорил спокойно и уверенно, словно не произошло ничего особенного. Будто бы не он, в облике огромной змеи, сожрал только что человека. — Впрочем, точно также, я могу чувствовать тебя.
    Глеб пытался вернуть контроль над своим телом. Бежать! Уже поздно… Но стоять тут столбом — самоубийство. По телу начало разливаться тепло, реанимируя отрафированные на время конечности. К ногам вернулась былая сила, и Горевой бросился наутек. Но парню удалось сделать всего пару шагов перед тем, как воткнуться носом в сырую землю, ощущая на спине огромный вес.

Оценка: 8.75 / 4       Ваша оценка: