Творчество поклонников

Послания из зоопарка

Добавлен
2007-06-12 14:11:25
Обращений
4998

© Александр Подольский "Послания из зоопарка"

    Какой этаж? Вот бы первый, или хотя бы второй…
    «Послания из зоопарка» проявились, как только Глеб выглянул в окно. Нарастающий в голове животный гул, не сулил ничего хорошего. Этаж оказался далеко не второй. Может только если считать с крыши… Поняв, что тут ловить нечего, студент схватил выкорчеванные из себя гвозди. Какое никакое оружие. Хотя против человека, способного превращаться в кого угодно, такое же опасное как чупа-чупс.
    Глеб даже не успел спрятаться или обдумать дальнейшие действия, когда вошел старик. Пожалуй, впервые, его неизменная улыбка куда-то пропала.
    — Привет. Неужели ты собирался покинуть мое скромное обиталище, даже не попрощавшись? Признаюсь честно, я удивлен. Это чудесное освобождение достойно уважения. К сожалению, порадовать ничем не могу, обед должен подаваться по расписанию, — старик заметил гвозди в дрожащих руках, и улыбка сразу же вернулась.
    Глеб рассчитывал на чудо. Он надеялся подобраться к своему врагу на достаточное расстояние, и всадить гвоздь прямо в глаз. Поможет ли это — большой вопрос, все-таки человеком старик назывался лишь условно. Да и осуществить задуманное будет практически нереально. Такое бывает только в боевиках. В реальной жизни положительные герои обычно погибают. Так или иначе, Горевой не собирался сдаваться без боя.
    Однако уже через минуту Глеб понял, что ему конец. На деле все оказалось куда прозаичнее. Никакой борьбы не получилось. Руки старика, обернувшись огромными щупальцами, схватили Глеба и ударили об стену. На пол рухнули кривые гвозди — единственное средство самообороны молодого парня.
    — Мне уже порядком надоели эти глупые игры, — старик швырнул Глеба в угол комнаты, и щупальца вновь втянулись, превращаясь в руки. — Неужели непонятно, что все твои жалкие потуги просто смешны?
    В голове Глеба господствовал туман. Он начал терять самообладание. Да еще эти звуки. Животные… Они всегда словно предупреждали о том, что дед поблизости. Но зачем сейчас? Старик стоит в трех метрах поодаль, и его прекрасно видно без подсказок. А звук делает только хуже. Разрывает мозг.
    Старик подошел к валяющемуся в пыли студенту. Глеб хотел только одного — чтобы это случилось быстро и безболезненно. Огромный вес надавил сверху, захрустели кости. Перед глазами маячило уродливое лицо. Улыбка. Сейчас она раздражала как никогда. Губы стали раздвигаться, обнажая сверкающие челюсти какого-то доисторического хищника. Лицо преображалось. Теперь, на туловище своей жертвы, вдавливая парня в пол, угнездился зверь — человеческий остов с головой ящера. Горевой приготовился дать последний отпор. Ощутив смрадное дыхание, Глеб схватил животное за морду, пытаясь отстранить от себя. Конечно, силы были неравны. И это сопротивление могло только отсрочить неизбежное на несколько секунд.
    Но вдруг глаза существа переменились. В них отчетливо читалось недоумение, и что-то еще. Неужели страх? Тут Глеб заметил уже виденную ранее картину. Из последних сил пытающиеся сдержать тварь, руки, светились. Вспышки молний, похожие на взрывы салюта в день Победы, проступали прямо через кожу и растекались по комнате невообразимыми узорами. Животное ослабило напор, и в эту секунду пальцы вспыхнули. Глеб не чувствовал ничего. Никакой боли. Превратившиеся в факел ладони, сжигали только очередное воплощение старика. Животное заревело. Огонь очень быстро охватил голову, отплясывая на шерсти яркими всполохами.
    Ситуация кардинально поменялась. Теперь улыбался Глеб, а полыхающее существо никак не могло выбраться из цепких огненных лап. Его будто обездвижили. Зверь стал исчезать, уступая место старику, которому было совсем не до смеха. Огонь взял в кольцо голову деда, не позволяя причинить вред парню. Но пламя не перебиралось дальше, а, кажется, стало немного угасать. На лице старика промелькнула надежда. Тогда Глеб, идя на поводу у шестого чувства, вдавил большие пальцы в глаза чудовища. Комнату озарила вспышка. Тварь закричала во все горло. На лице старика мелькали предсмертные звериные оскалы. Свечение проглатывало его. Глеб зажмурился, продолжая со всей силы давить на глаза, пока те не провалились. Из объятых пламенем зияющих дыр, вырвался луч света, заполняя все пространство, и разнося старика на молекулы.
    Наступила тишина.
    Немного придя в себя, Глеб осмотрелся. О существовании старика напоминала едва заметная полоска пепла, которую легко можно было спутать с заполонившей все пылью. Руки были в порядке — никаких последствий горения. Глеб улыбнулся, переосмысливая произошедшее. Значит сны небыли простыми кошмарами. Значит, у него есть какая-то сила. Так что ли? И почему он мог чувствовать старика? А что если таких милых дедушек много? Вопросы, вопросы, вопросы. Похоже, им так и суждено остаться без ответов. Так будет даже лучше. Меньше знаешь…
   
    9
   
    Не обращая никакого внимания на ошарашенные взгляды прохожих, Глеб доковылял до своего подъезда. Ноги превратились в кровоточащие протезы. Как бы сейчас пригодился лифт! А так придется подниматься на третий этаж своим ходом…
    Дверь была открыта. Тихо. В квартире царил полнейший беспорядок. Но устроил его сам Глеб, а не кто-то другой. Старик не оставил о себе и напоминания. Ничто не нарушало тишину. Ничто. А Глеб рассчитывал услышать радостное собачье тявканье…
    — Кот! — едва не плача, позвал Глеб.
    Тишина. Горевой стал посвистывать — это всегда привлекало собаку. Из спальни раздалось шуршание. Потом неуверенное рычание.
    — Кот! Кот, это я! Иди сюда.
    Из дверного проема выглянула испуганная мордочка. Это был Кот, который сразу же признав хозяина, бросился навстречу.
    — Слава Богу, ты в порядке! Ну привет, привет.
    Маленькая рыжая собачка поскуливала, и бешено вертя хвостом, облизывала присевшего на пол хозяина, подпрыгивая на коротких ножках. Глеб был безумно рад, что с полноправным членом его семьи ничего не случилось. Судя по всему, собака в этом вопросе полностью поддерживала хозяина. Теперь уже все в порядке. Старика больше нет. А ведь он мог осуществить свою угрозу. Еще как мог. Но, очевидно, в каждом звере есть хотя бы немного от человека. Собака, видимо от избытка эмоций, оставив Горевого, галопом кинулась в комнату, и тут же вернулась, сжимая в зубах любимую игрушку. Эта несчастная резиновая кость была настолько обгрызена, что уже стала в два раза меньше. Кот подошел, забавно поднимая крохотные лапки. В его взгляде читалось желание поиграть. Несмотря на смертельную усталость, Глеб, с искренней улыбкой, взял изо рта своего питомца обслюнявленную игрушку, и запустил в другой конец коридора. Через секунду, скользя на линолеуме, туда кинулась собака, и вскачь настигнув свою добычу, гордо посеменила обратно.
    День подходил к концу. Теперь он, наверняка, прочно застрянет в голове Глеба. Напоминанием будут служить маленькие шрамы на лице, и похожие на стигматы раны на ногах. День, когда простой студент, встретился с истинным злом. Да, именно со злом. По-другому сказать было сложно. И остается только надеяться, что эта встреча окажется первой и последней. И что Глеб больше никогда не услышит «посланий из зоопарка». Или чего-то похуже…

Оценка: 8.75 / 4       Ваша оценка: