Творчество поклонников

Белая паранойя

Добавлен
2007-06-18 09:34:51
Обращений
7780

© Юра Оборотень "Белая паранойя"

   Наше настоящее – это придуманное счастье,
    Дунешь – развалится на части, как карточный дом.
    Нашими мыслями стали заботы о том,
    Как украсть побольше,
    Пожрать послаще, да поспать почаще…
    (Ю.Г. – «Три хороших девочки»)
   
    Посвящается… посвящается тем храбрецам-мудрецам, которые смогут осилить это до конца. Остальным, естественно, не посвящается.
    Лисеныш – ты уже заведомо храбришка-мудришка!
   
    Жизнерадостное вступление.
   
    Дима жил в городе со странным и смешным названием – Тиски. К сожалению, все те, кто даже если и знал об ударении на первый слог, но не являлся жителем этого городка, выделять первый слог всегда забывали. «Наверное, прессуют у вас там сильно, как в тисках», было обычной шуткой, сидевшей на зубах горожан подобно скрипучему, противному песку.
    А город-то, в остальном, кроме названия, мог тягаться с крупнейшими и современными российскими мегаполисами, ни в чем им не уступая, а порой и превосходя.
    Что такое Тиски? Это место, где каждый третий знает каждого второго, и любая новость распространяется со скоростью звука, при этом нарушая все законы физики. Ведь чем сенсационнее новость, тем больше скорость звука.
    Гладкие дороги, маленькие домики коттеджного типа по обочинам. На окраинах уже строятся многоэтажки в (ого-го!) целых двенадцать этажей. Правда, из старожил жить в них особо никто не собирается, а предназначены они скорее всего для новых семей да приезжих, притянутых в Тиски бурно развивающимся торговым бизнесом. Вон, уже и первый гипермаркет открыли, и всяких там «миров» окон, плитки, фруктов и унитазов развелось немерено, в центре особенно – магазинчики громоздятся один на другой. Исправно работает крупный металлургический завод, находящийся в получасе езды от городка, в реке ловится вполне здоровая и вкусная рыба, и люди довольны одной прекрасной и незаменимой возможностью – возможностью зарабатывать деньги.
    Тиски - город, в котором все знают, у кого и когда появилась новая машина. Почему развелись Настя с Антоном, и зачем Дарья Ивановна взяла большой кредит в банке.
    Тисковчане (а именно так нужно называть жителей городка) дружат семьями, враждуют улицами и, в общем-то, живут полной и насыщенной жизнью. Мирной, спокойной, может и несколько обыденной, но с постоянными удовольствиями, а они, как известно, гораздо лучше, чем их отсутствие или кратковременность.
    Дима думал об этом, точно так же, как и тысячи тисковчан, до одного момента, который перевернул его жизнь.
    Все началось с белого «Опеля»…
   
    Глава 1. Орлиный глаз.
    1
   
    - Сегодня три точки, сначала на Ушакова, потом улица Ленина и площадь. Понял?
    Дима согласно кивнул, беря в руки платежные поручения. Инна Львовна, как всегда была строга и обязательна в своей работе. Поэтому она внимательно проследила, как парень подошел к пикапу, сел в него, завел и уехал. Только после этого она со спокойной душой направилась в кабинет. На складе было еще много дел.
    А Дима тем временем выезжал на дорогу, моргая желтым поворотником. Позади него, в холодильном отсеке фургона, стояли упаковки с кефиром, творогом и прочей молочной гадостью, которую он ненавидел с детства.
    «- Сегодня манная каша, - говорила мама по утрам. Обычно это бывало на выходных.
    - Брр! – говорил Дима и получал обиженное лицо в довесок с испорченным настроением любимого человека на весь день».
    Но что поделать, если киселеобразное варево, с желтыми прожилками топленого масла и комками, так и старающимися пощекотать горло, вызывали у него отвращение. Чья тут вина? Господа Бога, родителей или дурного воспитания? Да ни того, ни этого. Просто не любил он данный вид продукции, столь восхваляемый пропагандирующими здоровый образ жизни врачами. Не любил и все.
    И поэтому сейчас, наконец влившись в неплотный поток машин и направляясь на до боли знакомую улицу Ушакова, он не испытывал особой радости. Как будто на спине висел противный слизняк, обгладывающий мозг маленькими, похожими на терку, зубками.
    - Творог не живой, парень! – приободрил он себя и включил музыку погромче.
    Под бахающий ритм очередного афроамериканского певца свободы, он доехал до поворота на улицу, где провел все детство, юношество и еще, наверняка, доживет до старости, если не появится в его жизни прекрасная фея на белом коне. И не взмахнет тыковкой, превращая крыс в бриллианты, потрепанную «девятку» в BMW, а Тиски в Токио. Хотя от последнего он мог бы и отказаться. Да, благородно и от всей души, но! Он продал бы все, включая даже эту самую бесценную душу, ради того, чтобы его жизнь изменилась. ВСЁ – за малую толику счастья, лежащего в мире бескрайними запасами. И…
    - Твою мать!!! – Пикап резко дернулся, заскрежетав покрышками, заглох и остановился.
    Прислушиваясь, как гулко бьется сердце, Дима с ненавистью посмотрел вслед удаляющейся белой машине и бессильно надавил на клаксон. Раздался гудок и в окне дома, по левую сторону дороги, дернулась занавеска. Появилось настороженное лицо бабушки в белом платке.
    - Привет, баб Маш! – крикнул Дима, стараясь унять дрожь в голосе.
    Голова важно кивнула и скрылась за полотняной ширмой.
    Дима запустил двигатель и осторожно свернул на обочину, подальше от злосчастного поворота, в который он только что пытался войти, пока его не подрезал невесть откуда взявшийся «Опель».
    Да, именно эта марка, Дима успел заметить блестящий на солнце шильдик в виде горизонтальной молнии. Но в данный момент ему было не до этого.
    Он вышел, обошел машину и открыл задние дверки, дабы убедиться, что все в порядке. Коробки немного сдвинулись, порядок нарушился, но ничего, к великому счастью, не опрокинулось, не разлилось и не лопнуло.
    Дима с силой захлопнул двери. Осознание постепенно приходило к нему вместе со злостью. Почему он стоял, как простофиля, вместо того, чтобы погнаться за тем придурком и не настучать ему по физиономии?
    Почему воспринял это, как должное? Почему не попытался хоть что-нибудь сделать, отомстить?
    Ответа не было.
    Вернее, он был, наверное один из самых древних на земле, и он поступил в точности по нему. «Ударили по одной щеке, подставь другую», так в нем говорилось. Но в глазах парня он не выглядел особо многообещающим и единственно верным.
    Глянув на черные следы протектора на асфальте, Дима запрыгнул в автомобиль и тронулся с агрессивной пробуксовкой.
    «Только встреться мне, только встреться, гребаный член крота, за щеку сочтемся…», думал он, теперь более внимательно наблюдая за дорогой, чем это было раньше. И мысли его вполне погли реализоваться, так как в городке, подобном Тиски, шансы пересечься очень велики. Просто огромны. Ну, вы, наверное, это уже поняли из вступления, или из собственного опыта жизни.
    Путь до магазина, в который сам Дима частенько наведывался, был близким. Немного в горку, потом вниз, проехать через рельсы, опять в горку и вот он – «Любимчик».
    Проезжая мимо своего дома, он немного замедлился, всматриваясь в отражающие утренний свет солнца окна, но там было пусто. Так и должно быть, учитывая то, что его мать и отец работали круглый рабочий день. В отличие от сына, утруждающего себя развозом продуктов ровно с 6-00 до 12-00. Осмотр дома был скорее ритуалом, традицией, чем необходимостью. Хотя раз на раз не приходится, и вдруг что случится? Дима себе не простил бы, зная, что находился совсем рядом и не попытался помочь отцу, например, снять кошку с дерева. Или купить внезапно заболевшему родителю лекарств в аптеке.
    Впрочем, этот раз не отличался от всех остальных, поэтому Дима со спокойно душой поехал дальше.
    Колеса глухо отбарабанили рельсы, отчего под панелью запело сразу несколько «сверчков» (русский автопром неистребим), и вот уже Дима выруливал задним ходом к дверям «Любимчика». Мучений совсем немного, хотя, прилегающая дорога весьма узка и у магазина стояла «газель», зато потом сподручнее разгружаться и, как следствие, уезжать.
    - Стоп, стоп, тормози! – раздался оклик и Дима остановился. Слегка нервно и дергано, пережав педаль тормоза, но его можно было понять. Когда ты спокойно себе заворачиваешь на родную стрит, подпевая крутому парню из далекого Детройта, а прямо наперерез твоему курсе, разминувшись сантиметрах в трех, проносится на бешеной скорости тачка, это знаете ли выводит из равновесия.
    «Давай забудем об этом. Как будто первый раз выхожу, как будто первый раз останавливаюсь…», Дима твердил эту фразу про себя, точно аутотренинг, и ведь помогло. По крайней мере, он сумел играючи разгрузить часть продукции, принадлежащей «Любимчику», не устать, не обронить и, самое главное, ничего не забыть в машине, чтобы сразу же вспомнить об этом после закрытия дверок, краснее при оформление накладной.
    - Все, - подтвердила радость Димы продавщица, принимающая товар. Как ее звали Света? Оксана? Снежанна, в конце концов? Дима не мог вспомнить, но не преминул дружелюбно улыбнуться.
    - Все так все, счастливого дня!
    - Счастливого пути, - Света-Оксана-Снежанна засунула руки в накладные карманы фартука продавщицы и исчезла в магазине.
    Он уже взялся за ручку, готовый потянуть ее на себя, как замер. Фразу «будто обухом по голове» мало чем характеризовала состояние Димы. Как он не заметил?! Орлиный глаз!
    Смешной походкой, на гнущихся ватных ногах, он направился к припаркованному в сторонке, напротив магазина, белому «Опелю». Подошел и остановился, не зная, что предпринять.
    Во-первых, что делать со столь внезапным появлением этой (или не этой, а?) машины второй раз за последние минут пятнадцать? Возможно, ее загораживала только что уехавшая «газель», отсюда и вывод. Что ж, вполне реально.
    Ну, а во-вторых, что делать с хозяином, когда он появится возле своего белого трахтора? Набить морду? Поругаться, и затем набить морду. Выбор-то, в принципе, небольшой.
    Дима наклонился, прижав ладони ребром к тонированному стеклу, и заглянул внутрь – пусто. Как злой маленький глазок моргала красная лампочка сигнализации. Хотя ей тут и нечего было охранять. Стандартная панель, без лишних кнопок, порядком запыленная. Магнитолы Дима не обнаружил, даже голой, со снятой лицевой частью. А если она вся вынимается, на салазках?
    - Да без разницы, - пробормотал он под нос, и отступил от машины. Обошел по кругу, желая удостоверится в том, что это именно тот лихач, но когда кольцо было замкнуто и он вернулся к месту, откуда начал осмотр, в душе возникли глубокие сомнения.
    Вдруг это не тот «Опель-Вектра»? Да, модель подходила, модель старая, года 85-го, не позже. С дополнительными телескопическими зеркалами бокового вида на капоте. Седан. Пыльный низ, относительно чистый верх. На обычных дисках, прикрытых колпаками, причем один треснул почти на половину.

Оценка: 9.00 / 6       Ваша оценка: