Творчество поклонников

Белая паранойя

Добавлен
2007-06-18 09:34:51
Обращений
7781

© Юра Оборотень "Белая паранойя"

    До Галькаватки добираться из-за кривых дорог, почему-то не ведущих прямым маршрутом, всегда приходилось относительно долго, учитывая маленькие размеры городка.
    В салоне играла спокойная музыка, какие-то английские рок-баллады. Дима с некоторых (недавних) пор чисто инстинктивно перестал слушать столь любимый рэп, перейдя на кардинально другой жанр.
    И сегодня ему было просто грех не подсадить Толика, в народе именуемого Чуком. Он брел по обочине, устало размахивая руками и сутулясь. Поравнявшись с ним, Дима нажал на гудок и Чук смешно подпрыгнул, чуть ли не на сто восемьдесят градусов повернув сердито-изумленную физиономию.
    - Привет, Толян!
    - Ох, ебить твою… Димон! Я уж думал обделаюсь прям посреди улицы от страха.
    - Извини, не хотел. Тебе куда, может подвезти?
    - Мне на Гальковатку, к бабушке.
    - Седай.
    Чук обрадовано залез в пикап и Дима, набирая скорость, направился в нужную им обоим сторону.
    - Чего пешком бредешь?
    - Да у меня тысяча одной купюрой, на маршрутках сдачу не дают. Не разменяешь, а?
    - Не имею возможности, - Дима свободно рукой похлопал себя по карману. – Где такие несметные сокровища достал?
    - Заработал, как и все. Как и ты, впрочем.
    - Но-но! Мы люди интеллигентные, с куском по маршруткам не ездим. – Дима слегка улыбнулся. Впереди зажегся желтый знак светофора, и он начал притормаживать, тем более что перед ним был пешеходный переход «зебра» и пугать начавших движение людей резкими свистами тормозов не хотелось.
    Чук молча отбивал пальцами такт музыки по панели. Дима мельком, как это обычно делают все вынужденно стоящие водители, взглянул в боковое зеркало и опешил, не поверив своим глазам. Отвернулся ненамного, потом опять поглядел.
    - Не может быть.
    - Что? – удивился Чук.
    - Ничего, просто… - Дима нервно дернул подбородком. – Ты видишь сзади что-нибудь в зеркало? Какая там машина?
    Чук посмотрел. Потом опустил стекло и насторожено вытянул шею.
    - Не разглядеть. Белая, это точно, а вот марка…
    Светофор мягко загорелся зеленым, но Дима не трогался. Стоявшие позади водители (и откуда их столько взялось в такую рань?!) возмущенно засигналили, но он мог поклясться, что тот, который был почти впритык к нему, бампер к бамперу, не касался гудка.
    - Поехали, э, не спи! – Чук хлопнул Диму по плечу и тот, наконец, очнулся, включил первую передачу и тронулся.
    - Задумался.
    - Странные задумки какие-то! Чего я там должен был видеть?
    - Машину. «Опель». – Дима тщетно всматривался в зеркало. Его обгоняли, ехали рядом, но белый автомобиль продолжал держаться позади. Как в детективных фильмах за ним был хвост.
    Или его не было? Просто сходившие набекрень мозги, спокойно не пережившие той подрезки?
    Да ну, полный бред! Что в ней такого, это ведь даже не авария была, а так, седьмая вода на киселе. Нормальные люди на это внимания не обращают, с ними такое происходит по разу в день, а тут на тебе! Неженка! Дима сильно сжал руль, так что побелели костяшки, и вдавил педаль газа в пол. Хотя бы таким образом можно избавиться от навязчивой мысли, преследующей его. Физическое зачастую лечит духовное, как стимул, как некий толчок.
    - Не поведаешь, что происходит, Дим? Куда ты так гонишь, и что за «Опель»?
    - Послушай, погоди пять секунд, лучше посмотри еще раз – он за нами едет?
    - Если ты не видишь, то как я могу? – резонно возразил Чук. – Попробуй тормознуть, выйди и сам узнаешь. За тобой следят что ли?
    - Да кто за мной может следить!!! – рявкнул Дима. – Просто ощущение такое, вот и все.
    - Ощущение? В последнее время девчонок замужних не щупал?
    - Нет.
    Очередной светофор заставил его опять затормозить, но к счастью, сзади вроде бы никого не было. Дорога вообще оказалась пустой, и Дима с нетерпением ждал, когда же этот ненужный на данный час электронный регулировщик движения позволит проехать.
    - С тобой точно порядок, Димон?
    - Вроде бы да.
    - Вроде бы или да? – спросил Чук, и Дима сначала не заметил, сосредоточенный на дороге, как внезапно расширились его зрачки.
    - Да, - твердо ответил он и вдруг шестым чувством понял, что случилось нечто странное, и посмотрел на Чука.
    - А с тобой-то все в порядке? Выпучил глаза, как креветка.
    - Там… - прошептал Чук и кивнул, указывая куда-то в сторону. Машинально повернувшись, Дима увидел стоявший рядом с ними, на светофоре, белый «Опель». Его стекла были в темной тонировке, но как раз в тот момент, когда парень обратил на него взгляд, окно стало открываться. Показались двое и, кто знает, сидел ли сзади еще кто. Но Диме хватило и этих.
    Водитель, в серой водолазке, странно выглядевшей в этот жаркий день, и темных очках, был виден в профиль. Наверное, он так же ждал светофора. А вот пассажир повернулся, и теперь лениво рассматривал Диму чуть ли не в упор, куря тонкую папироску, сморщив на солнце маленькое узкое лицо, с жидкими светлыми усиками. На нем были так же одеты большие солнечные очки, с полупрозрачными дымчатыми стеклами. С секунду он неотрывно следил за Димой, а потто отвернулся, и вслед за этим, как по мановению волшебной палочки, белый автомобиль сорвался с места.
    - Езжай за ним! – крикнул Чук…
    И только после нескольких километров безнадежной погони, в которой пикап потерпел очевидное поражение от старого, но еще резвого «Опеля», Дима выдавил:
    - Зачем ты это сказал?
    - Ох и рожа, а!? Ты видел! Точно замышляют они что-то, и подмигнул еще, сука! – не обращая внимания на вопрос, восторженно воскликнул Чук.
    - Подмигнул?
    - Ты не заметил, что ли?
    Нет. Дима ничего такого не заметил. Он отрицательно покачал головой. Вполне обычная встреча на дороге обернулась в нечто… Сюрреалистичное. Такое, что даже сторонний наблюдатель Чук втянулся в эту игру, созданную лишь разумом Димы. Это оказалось нетрудным делом писать живые картины, взамен тех, что возникают на холсте. Наверное, сказался его дар и Чук поверил в унисон придумав дополнительную отсебятину на счет подмигивания. Кр-р-расота! Но кроме нереальности происходящего, было в этом и кое-что странное. Была несостыковка, как ни парадоксально это звучало. Где же? Или опять плод разыгравшейся фантазии? Дима не мог сказать точно.
    Он высадил приятеля, отбиваясь от его нескончаемых расспросов. Потом купил и отвез нужные Инне Львовне продукты. Приехал домой и сразу же лег спать, не поев. Ему снились кошмары, во время которых он кричал, чтобы проснуться, и снова уснуть, и снова проснуться, в поту, дрожа от страха и напряжения. В шесть двадцать утра улетучились последние остатки сна, как стайка вампричиков на кожистых крыльях, они упорхнули из его головы, сделав ее злой и кристально незамутненной.
    Дима сидел на кровати, откинувшись на подушку, и беспрестанно тер щеки, шурша щетиной.
    Несостыковка была. И он достал ее, вычленив из недавних воспоминаний. Сильно в этом помогли кошмары, дав мозгу возможность переработать все ненужное и отжать информацию, оставив только самое необходимое. Чистый спирт, девяносто градусов, и тот был молоком по сравнению с этим. Оно обожгло горло, ударив в грудь огромным невидимым кулаком.
    У того мужика, водителя, были длинные пальцы. Он небрежно держался за руль, а его пальцы, вернее их кончики, касались предплечья ниже запястья.
    Пассажир тоже отличался этой особенностью. Тонкие, хрящеватые пальцы, раза в полтора-два большие, чем у обычных людей. Его сигарета выглядела окурком при таком соотношение пропорций, и она была стандартной! Не тонкой дамской папиросой! Дима сбросил опостылевшее одеяло, липнувшее к потному телу. Из открытого окна подул сквозняк, и по нему пробежались мурашки.
    - Не элементарно, Уотсон, - сказал он хриплым голосом в тишину, подражая знаменитому русскому Шерлоку Холмсу Ливанову. – Отнюдь не элементарно, - добавил Дима уже обычно. Сегодня была уже суббота, выходной день, и он знал, чем занять себя на ближайшие двое суток.
   
    Глава 2. Девушка за прилавком
   
    1
   
    Единственное, что заставляло нервничать – то, что он не знал имени продавщицы. Не помнил точно, а бейджики с наивно-туповатым «Я – Наташа!» или «Привет, меня зовут Лена» в «Любимчике» отсутствовали как класс. Поэтому оставалось полагаться лишь на везение и свою изобретательность, чтобы на корню не испортить отношения, выясняя столь нужные вещи.
    Пикап отдыхал в гараже склада, в такие дни Дима пользовался своей «девяткой». Она была отличной бодрой старушкой, проходившей с ним довольно долго, с момента получения прав. Ее портили, правда, стекла – кое-как ободранные от тонировочной пленки благодаря последнему техосмотру, да заляпанные невесть откуда взявшейся краской подкрылки.
    Заправившись (для этого пришлось проделать путь чуть ли не вдвое больший, чем до «Любимчика») он подъехал к магазину. Начало было многообещающим – та девушка, с забытым именем, работала в свою смену, но похоже, что она уже заканчивалась.
    - Привет, - сказал Дима, подходя к стойке.
    - О, привет! Но мы ничего не заказывали на сегодня.
    - А я так, не по служебным обязанностям. По личным.
    - Ого, - продавщица смешно наморщила носик, - объясняй давай.
    - Это, - Дима покосился на вторую девушку, стоявшую чуть поодаль, у кассы, - это личный разговор. Ты не можешь выйти со мной?
    Напарница, слышавшая все, громко фыркнула.
    - Ладно. – Она открыла расхлябанную фанерную дверцу и вышла из-за прилавка, сказав уже в дверях:
    - Скоро вернусь.
    Ответом был понятливый девичий смешок и Дима невольно пожал плечами, не понимая такой бурной реакции.
    - Ну, чего тебе надо? – Они стояли за магазином, в тени.
    - Сначала разреши узнать, как тебя зовут?
    - Света.
    - Точно! В голове Димы что-то щелкнуло и встало на свои места.
    - А меня…
    - Да я знаю, память хорошая. Давно знакомились ведь, когда по работе первый раз приезжал.
    - Ага, понятно, - он немного смутился. – Свет, у меня к тебе есть пара вопросов, и если они покажутся странными, то можешь на них не отвечать.
    - Спасибо за великое дозволение, - девушка уперла руки в бока.
    - Ты только не обижайся, просто я нервничаю!
    - Небось не в любви признаешься?
    - Нет, не в ней… - протянул Дима задумчиво, понимая, что отчасти признается в своем собственном сумасшествии, а этот процесс более личный и интимный.
    - Не тяни тогда, спрашивай. Я вся во внимании! – Света иронично топнула ногой и задрала подбородок вверх.
    - Значит так… Помнишь, последний раз я привозил товар?
    - Да, позавчера.
    - Правильно, позавчера. А до этого времени ты что делала? Не смотрела в окно, случаем?
    - Может и смотрела.

Оценка: 9.00 / 6       Ваша оценка: