Творчество поклонников

Белая паранойя

Добавлен
2007-06-18 09:34:51
Обращений
7785

© Юра Оборотень "Белая паранойя"

    Кто-то пытается убедить его в мистичной сущности происходящего, в таинственности, а на самом деле это обычные машины, у которых этот «кто-то» даже не удосужился сменить номера на одинаковые! И когда имеешь дело хоть и со сдвинутым, но человеком, становится легче. По крайней мере, Дима так думал, пока шел к своему дому. Пока взгляд его не наткнулся на очередной «Опель». Пока в голове не собрался калейдоскоп из разрозненных картинок этого вечера.
    На очередной машине стоял регистрационный знак, все так, и он был отличным от тех.
    «Р745ПВ».
    Дима не знал точно, но ему вдруг показалось, что таких номеров не существует в природе. То есть ВООБЩЕ. Они были странными и несуразными. И еще, еще одна штука не давала ему покоя…
    Дико, но они были похожими. Как и эти гребаные «Опели», они выглядели будто братья-погодки. Но почему?! Откуда, по каким причинам складывалось такое впечатление?
    Дима затравленно посмотрел еще раз.
    «С856РГ».
    Это уж точно какой-то набор букв и цифр без реальной подоплеки случайного разброса чисел и прочей прочей хренотени, по которой составляются номера в ГИББД.
    Но… сука, что же за но… что же это было такое… неужели…
    Алфавит.
    Вот же черти, мать их! Дима пораженно потер лоб.
    Да, да, они стояли в алфавитном порядке, один за другим, основанные на простых цифровых и буквенных законах, известных любому ребенку после семи лет. Каждый номер повторял предыдущий с шагом вперед. После «о» следовала буква «п», после «п» - «р», и так далее. То же самое было и с цифрами: 523 – 634 - … - 856. Отгадайте, какое число пропущено? Кажется, именно такие вопросы задаются в тестах на IQ. Диме стало тошно.
    Низко опустив голову, он упрямо двинулся к своему дому. Если уж чему суждено случиться, то разгадка должна быть именно там. Если нет, то его ждала горячая ванная, кофе, а всякие разные «Опели» - на хер! С него довольно. Баста!
    Он давно играл здесь в футбол, резиновым красным мячиком. Повзрослев, играл уже другим, похожим на настоящий. Сидел за рулем отцовской машины, нажимал кнопки и крутил баранку. По вечерам, с друзьями, они рассаживались на этой вот большой грубо срубленной скамье, и рассказывали матерно-пошлые анекдоты тихими голосами.
    А сейчас тут стоял белый «Опель», неизвестно зачем и для чего влезший в жизнь Димы.
    Его дом не отметили чем-то особенным, машина была того же типа, как и все, с номером «Х290ФЖ».
    Он смачно плюнул на нее, и вошел через калитку во двор. Как только это произошло, по небу прошла необычная метаморфоза – тучи стали гуще, темнее, и явственно послышался рев свирепствующего ветра. Но это за забором, а здесь Дима был как будто укрыт толстым одеялом, сквозь которое еле проходили звуки. Он чувствовал себя одновременно защищенным и пойманным, и это ощущение давило.
    Давило сильно, с каждой минутой невидимые тиски (эх, городок ты мой Тиски, городок ты мой Тиски!) все больше и больше сжимали голову, между которыми она находилась подобно грецкому ореху.
    Дима не помнил путь до ступенек, ведущих на высокое крыльцо. Очнулся он лишь в доме, от ужасного грохота. Наверное, небеса раскололись надвое, подумал он, щелкая выключателем.
    Загорелся мягкий свет и тут же потух, чтобы снова явиться более ярким и режущим, почему-то.
    - Есть кто дома? – громко спросил Дима, скидывая кроссовки. – Пап, мам?!
    Тишина. Вроде бы абсолютная, да Диме казалось, что не совсем. Будто шуршало что-то тихо и скромно. Родители? По идеи, их нет в «родовом гнезде», в гостях. Но по всем признакам они должны быть. Калитка ведь была отперта, а такое случается только когда кто-нибудь дома. Значит, уже приехали. Ведь в остальных случаях все двери закрыты, а под кирпичом возле гаража лежит ключ для «хитрого» замка.
    Возле гаража, ага, точно… а там сейчас стоит белый потрепанный «Опель».
    Неужели тот, кто устроил все это шоу, узнал, где находится ключ? И он здесь? Внутри?!
    Боком, прижавшись спиной к стене, Дима протиснулся на кухню и огляделся. Все вещи оставались на местах, и это хорошо. Он выдвинул ящик со столовыми приборами и взял оттуда самый большой нож. В комнатах, находящихся дальше, раздался стук, и Дима вздрогнул, едва не выронив свое оружие.
    - Пап?
    НЕ ОН, НЕ ОН, ТЫ ЖЕ ЗНАЕШЬ, ЧТО ЭТО НЕ ОН!!!
    - Это ты, пап? Чего молчишь?
    Дима переложил нож из одной руки в другую. Деревянная ручка прилипала к мокрым от пота ладоням. В какой-то степени это помогало держать его более уверенно, но с другой стороны он мог в любой (ненужный) момент выскользнуть.
    Аккуратно ступая с пятки на носок, не включая света и довольствуясь только тем, что горел в прихожей, Дима начал красться в спальню. Она находилась через стенку с кухней, и в ней жили его родители. Сам он обитал в зале, который так назывался лишь благодаря традициям. На самом деле Дима давно и основательно оккупировал эту территорию, поставив там компьютер, телевизор в удобном для себя углу, и прочее. Отец с матерью довольствовались малым, хотя у них в комнате тоже стоял телевизор, а больше им ничего и не нужно было.
    Вот только сегодня в доме поселилась маленькая мышка, нарушившая покой, и Диме не терпелось ее прихлопнуть.
    - Ма-ам? – протянул он заботливо и с ноги распахнул дверь, ворвавшись в комнату.
    Но здесь было пусто. Дима зажег свет и для порядка быстро заглянул под кровать, потом открыл шкаф, почти в том же гангстерском стиле, что и дверь. Ничего там не обнаружил, кроме одинокой испуганной моли, вырвавшейся на открытый воздух. Он поймал ее в полете, раздавил, и брезгливо сдул серое пятнышко пыльцы с ладони.
    Теперь оставалось одно.
    Диме отчего-то инстинктивно не хотелось, чтобы его таинственный недруг находился в комнате, где он проводил тысячи безмятежных ночей, сладко спя. Пусть в доме, он допускал это, где угодно, но не там!
    Вцепившись в нож, как в спасательный круг, выдохнув для храборости, он вышел в коридор, и побрел в зеленом отсвете больших электронных часов. Они показывали 05:02.
   
    2
   
    В зале было темно. Темно, если не считать работающего телевизора.
    Дима вошел и опешил, его решимость и злость сразу куда-то улетучились, видимо уступив перед наглостью незваного гостя. Он видел его, сидящего в кресле, положа ногу на ногу. Видел чуть сбоку в профиль. Но и этого хватило, чтобы узнать пассажира белого «Опеля», повстречавшегося Диме и Чуку на светофоре.
    По экрану мелькали кадры какого-то триллера, озаряя комнату приглушенными тонами света. И Диме внезапно почудилось, что он сам стал участником подобного фильма. Вот и нож в руке, и непонятная жертва, еще не ведающая о своей погибели… Не хватало только оператора с камерой и говорливого режиссера. Ну да ничего, то ли еще будет.
    Дима сжался в комок, готовый броситься вперед на маленького мужчину в светлом костюме, как тот вдруг неожиданно повернулся и сказал мягким голосом:
    - Не стоит, Дмитрий.
    Пружина, находящаяся внутри Димы, тренькнула от перенапряжения и лопнула, оставив своего хозяина без жесткой основы. Нож вывалился из безвольной руки глухо ударившись об пол, покрытый ковром.
    - Ага, так будет лучше. Спасибо. Меня зовут Саав.
    - Кто? – Дима ощутил себя полным придурком.
    - Саав. Включите, пожалуйста, свет и присаживайтесь, нам надо о многом поговорить. – Мужчина, назвавшийся Саавом, вел себя вполне по-свойски, ничуть не смущаясь своего нелегального положения.
    Когда зажглись три лампочки в позолоченной «под старину» люстре, он даже не прищурился.
    Дима же, глядя на него, еще раз удостоверился, что это именно тот, кого он видел на пассажирском сиденье «Опеля». Солнечные очки, тогда закрывающие пол-лица, теперь лежали на журнальном столике, рядом с привычными Диминому глазу DVD-дисками, газетами и стопкой бумаги для рисования.
    - Что вы делаете в моем доме? – Его голос, неожиданно задрожавший от подступившей к голове ярости, сорвался, издав печальный писк в конце. Саав удивленно вскинул бровь.
    - Ну, не надо так нервничать. И да не стойте же вы, в конце концов, садитесь!
    - Это мое дело, сам разберусь как-нибудь. А вот вы отвечайте, или я…
    - Вызову милицию? Позову дружков? Убью? Ох, Дмитрий, Дмитрий, - вздохнул Саав и смиренно сложил руки так, что явно стали видны его неимоверно длинные пальцы. Правда, все же не настолько инопланетные, как до этого вспоминалось Диме, но тем не менее. – Вы были таким ценным материалом, неопровержимым чудом, и вот… Пропали. Скорбно признавать поражение, но оно есть и от него не отвертеться. А вы представляете, что дальше? Отчет. Оправдания. Что да как, да почему. Как допустили, кто допустил. Ждет меня приличная головомойка-с.
    - Вы о чем? – Дима окончательно растерялся. – Сумасшедший что ли? Я спрашиваю – какого хрена вы делаете в моем доме, в моей личной комнате?!
    - Я пришел поговорить.
    - О чем нам надо с вами разговаривать?!
    - О белых лебедях «Опелях». И о твоей подружке Свете, - добавил он, чуть помедлив. На этот раз Диму не пришлось уговаривать сесть. Ноги его подкосились, и он сполз на пол. Саав участливо наклонился вперед, привстав с кресла:
    - Все в порядке? Цел?
    - Да. Что вы знаете о ней? И машинах? Вы пришли… чтобы спасти меня? Или убить?
    Саав расхохотался. Он смеялся долго, минуты три, пока не начал замолкать, держась за бок и издавая булькающие звуки.
    - Сп-сп-спасти! От кого, молодой человек, позвольте узнать? Убить! Зачем, молодой и очень глупый, человек?
    - «Опели» - они преследуют меня. Они сами двигаются. Один совсем недавно чуть не сбросил меня в кювет. И их просто десятки на улице, в том числе тот, что стоит под окнами этого дома.
    - Так это мой, - сказал Саав, разом посерьезнев.
    - Ваш?! – Дима вздрогнул. – Действительно ведь ваш, - он внимательно посмотрел на Саава, - я же вас видел в таком, тот раз, на светофоре. А остальные?
    - Моих товарищей. Компаньонов.
    - Кто же вы такие?
    - Мы? – Саав насмешливо глянул на Диму, но не встретился с ним взглядом. Парень смотрел прямо перед собой, согнув ноги в коленях и положив на них локти.
    - Да, вы. Кто такие? Зачем влезли в мою жизнь, для чего?
    - Нас по-разному называют, но на самом деле мы…
   
    3
   
    - Итак, послушай хорошенько, напоследок я хочу, чтобы ты все понял.
    - Напоследок?!
    - Да, перед тем как я… уйду. Просто слушай меня, и быть может кое-что изменится, мне бы очень хотелось в это верить. – Саав удовлетворенно кивнул сам себе. – Хочешь узнать о белых «Опелях» и девице, которая приключилась с тобой за эти два дня?
    - Еще бы!
    - Тогда слушай. Это древняя притча, она стара, как наш мир, и я знаю ее почти с самого рождения. Существует множество людей одаренных талантами.

Оценка: 9.00 / 6       Ваша оценка: