Творчество поклонников

Баенник

Добавлен
2007-07-10 09:50:38
Обращений
5912

© Александр Подольский "Баенник"

   В основе рассказа лежит один из древнеславянских мифов.
   
   
   
    1
   
    Запели петухи, работая будильником для всей округи. Дачный поселок встречал утро запертыми дверями и окнами. На безлюдных участках прогуливались только сторожевые псы, и уже упомянутая живность голосила из курятника. Жизнь начнет кипеть тут, приблизительно, через час. А пока тут господствовал лишь ветер. Он обдувал кроны яблонь, носил зеленые листья по огороду и теребил заросли малины. Одиноко поскрипывали качели, над цветами трудились пчелы, и только над участком Стрельцовых развивался легкий дымок. Шел он прямиком из трубы, расположенной на крыше уютной деревянной бани. Вокруг было тихо, дверь закрыта. Дым поднимался все выше, навстречу восходящему солнцу, унося с собой тайну произошедшего этой ночью.
   
    2
   
    Марина Стрельцова окончательно проснулась оттого, что не нащупала рядом супруга. Она была женщиной среднего возраста, слегка полноватой, но от этого не менее привлекательной. Ее мужа звали Игорь, и они проживали в двухэтажном коттедже круглый год, а не только в сезон, как многие соседи. Этот дом отвечал всем возможным требованиям, и полностью удовлетворял семейство. Тем более другого жилья у них не имелось.
    Выйдя во двор в одном халате, Марина направилась к гаражу. Машина мужа стояла на обычном месте, покрытая слоем пыли. В голове женщины сразу прояснилось, и она точно знала, где искать супруга. Конечно же, в бане. Наверняка так перепил с дружками, что до дома дойти не смог. Обычное дело. Походы в баню ничем иным не заканчивались.
    Осторожно ступая в тапочках по влажной от росы траве, Марина вышла к гордости Игоря — построенной его же руками, довольно просторной бане. Деревянная конструкция содержала комнату для отдыха (оснащенную диваном, столом, лавочками и даже телевизором), удобный предбанник, и непосредственно парилку. Помещение зачастую использовалось как уютное место для незатейливого времяпрепровождения. Марина уже устала ругаться с мужем по этому поводу, намекая тому, что неплохо было бы найти другое место для пьянок. Поэтому, открывая дверь, она уже приготовилась увидеть супруга спящим на диване, или даже на полу, в компании друзей. Но этого не произошло. Комната была пуста. На столе ютились пустые бутылки, открытые консервы, и сигаретные окурки. На диване была разбросана одежда.
    Женщина, в недоумении прошла дальше, пока не уткнулась в закрытую дверь парилки. Взявшись за ручку, Марина почувствовала исходящий от нее жар. Это означало, что печь топили совсем недавно. В сердце стало зарождаться беспокойство. Так долго в бане не просидеть никому. Особенно с алкоголем.
    Собравшись с мыслями, Марина дернула ручку.
   
    3
   
    Максим совсем не хотел просыпаться. Вернее он уже проснулся, но не желал подниматься с постели. В ногах десятилетнего парнишки посапывал старый персидский кот, а сквозь окно струился солнечный свет, наполняя комнату теплом.
    Открыв глаза, Максим вылез из-под одеяла и потянулся. Похоже, все-таки придется вставать. Все равно поспать не дадут петухи и солнце. Кот, видимо согласившись с хозяином, спрыгнул с кровати, и прошмыгнул из комнаты в дверной зазор.
    Спустившись на первый этаж, Максим отправился на кухню. Открыв холодильник, мальчик вытащил пакет с соком, и большими глотками стал пить то, что папа именовал «кровью убитых помидоров». Последний глоток застрял в горле из-за крика снаружи. Пакет томатного сока рухнул на пол, раскрашивая линолеум и ноги ребенка. Максим узнал голос. Он не мог его не узнать — кричала его мама.
   
    4
   
    Открыв дверь, Марина ощутила неприятный запах. Пар ударил ей в лицо, и женщина невольно зажмурилась. Но через мгновение она уже кричала, срывая голос.
    Четверо мужчин, обернутых простынями, лежали на полках парилки. Шапочки, прикрывавшие головы, теперь покоились над кусками вареного мяса, распознать человеческое лицо в которых было невозможно. Кожа стала рубинового цвета, в некоторых местах отчетливо различались ожоги. Кровь медленно стекала из лопнувших конечностей, окропляя деревянное покрытие, и быстро засыхая. По всем телам зияли дыры, а кожа вокруг них словно обуглилась. Трупы были похожи на разорвавшиеся сардельки. Мужчин будто заживо сварили в кипятке.
    Марина кричала. Ей в глаза бил жар, а в нос запах разложения. Четыре трупа, один из которых когда-то был ее мужем, провалившимися глазницами на стертых лицах, безмолвно наблюдали, как женщина теряет рассудок. Пропитавшиеся кровью простыни, вдруг стали темнеть. Потом почернело все вокруг, и Марина потеряла сознание.
   
    5
   
    Почти все население дачного поселка толпилось у ворот участка Стрельцовых. Тут же стояли две машины с мигалками на крышах. Местные жители с любопытством рассматривали, что же твориться за забором. Бабушки о чем-то шушукались, заглядывая на машины, а люди помладше с тревогой ждали новостей. Ведь «Скорая помощь» с «Милицией» просто так не приезжают.
    Общий людской гул затих, когда калитка распахнулась. Вышел участковый, и попросил собравшихся расступиться. Из-за его спины показались люди в белых халатах с носилками в руках. В течение нескольких минут с участка, одного за другим, вынесли четыре тела. Они были загорожены простынями, поэтому определить их личности не представлялось возможным. То, что головы людей были скрыты от глаз, и сквозь белую ткань проступала кровь, наводило только на одну мысль — в «Скорую помощь» грузят трупы.
    Следом за ними врачи вели Марину Стрельцову. Женщина смотрела прямо перед собой, и что-то бормотала под нос. Из глаз непрерывно текли слезы, лицо стало почти прозрачным. По пятам за ней следовал всхлипывающий мальчик.
    — Мама! — Максим кричал, но Марина не слышала. Женщина сейчас мало что соображала. Мальчика отстранили, чтобы тот не мешался под ногами.
    — Максим, Максим! — из толпы выбежала женщина. — Иди ко мне, не плачь. Все будет хорошо.
    — Тет-тт-я Оль, — Максим захлебывался слезами. — Они уве-ззут мамууу?
    — Не знаю малышь, не знаю. Пожалуйста, успокойся. Я сейчас все выясню.
    Марину посадили в милицейскую машину, вызвав явное негодование собравшихся. Гул нарастал. Каждый второй считал своим долгом крикнуть что-нибудь представителям закона, или хотя бы задать вопрос.
    — Да тихо вы все! — рявкнул милиционер. — Не мешайте работать.
    Тем временем «Скорая», подняв облако пыли, выехала на дорогу, и скрылась за поворотом.
    — Что случилось? — кричала бабушка в головном платке.
    — Кого убили?
    — Кто убил?
    — Что происходит? Кого увезли медики?
    Вопросы сыпались на участкового как перезрелые яблоки на землю. Водитель сел в автомобиль, тут же обернувшись к Марине. Абсолютно бесстрастное лицо женщины походило на неудачно проявленную фотографию. Участковый переминался с ноги на ногу, вглядываясь в толпу, пока не увидел Максима.
    — Здравствуйте, — сказал мужчина женщине обнимающей мальчика, — к сожалению забыл, как вас зовут?
    — Игнатова Ольга. Мы соседи Стрельцовых. Что там, черт возьми, произошло?! — последняя фраза заставила женщину покоситься на Максима, и мысленно посоветовать себе, впредь выбирать выражения.
    — Вы сможете некоторое время позаботиться о мальчике?
    — Конечно. Так что же случилось?
    К ним подошел мужчина крепкого телосложения. Его звали Владимир Игнатов. Он, не обращая внимания на участкового, спросил у жены:
    — Ты в порядке? Что происходит?
    — Для начала, нужно отвести Максима к нам домой. — Ольга посмотрела на мужа, и в глазах читалось «потом все объясню».
    Владимир сел на корточки, и оказался на уровне глаз мальчика.
    — Ну что, Макс, пойдем? У Алешки на компьютере какая-то новая игрушка. Он будет рад тебя видеть.
    Максим только кивнул головой, вытер слезы, и послушно пошел с Владимиром. В эту минуту участковый взял мальчика за плечо и сказал:
    — Не волнуйся малыш. С мамой все будет хорошо.
    Максим вновь кивнул и побрел к соседскому дому, проглатывая очередной всхлип. Ольга смотрела вслед удаляющемуся мужу и ковыляющему рядом мальчику. Когда они отошли на достаточное расстояние, она сказала:
    — С ней действительно все будет в порядке?
    — Я не врач, но мне кажется, она сошла с ума. И это не удивительно…
    — Алле, начальник, — еле ворочая языком, говорил вечно пьяный балбес Павлик, — за что девку повязали?
    — Никого мы не повязали, — тяжело вздохнув, ответил участковый. — В «Скорой» и так места нет. Не хватало туда еще и Стрельцову засунуть. Мы сейчас отвезем ее в больницу.
    — А че такое? — не унимался алкаш. — Кого завалили?
    — Еще один такой вопрос, — участковый выходил из себя, — и поедешь вместе с нами!
    — Все. Понял, не дурак. Разрешите идти, мой генерал? — театрально пробурчал Павлик, жестом отдавая честь.
    — К пустой голове, руку не прикладывают, — огрызнулся участковый, и алкаш, махнув рукой, побрел на поиски новой порции горячительного.
    Народ, тем временем, образовал некое подобие круга, в центре которого оказался участковый. Милиционер осмотрел лица людей и понял, что общими фразами тут не отделаться.
    — Ну, рассказывай, командир, — прервал паузу пузатый мужчина в кепке.
    — Я сам толком ничего не знаю. — Голос участкового немного дрожал. — Скажу, как есть. Сынишка Стрельцовых нашел мать лежащую в бане без сознания, и вызвал милицию. Когда мы приехали, обнаружили четыре трупа в парилке. Остается надеяться, что Максим не увидел то, что видели мы. Похоже на то, что они парились, и переборщили с алкоголем. Я такого никогда не видел. Личности установятся в ближайшие часы, но совершенно точно один из них — Игорь Стрельцов. Поэтому все, кто знает людей, собиравшихся вчера к нему в баню, жду у себя в кабинете через час. Кто-нибудь из ваших родственников уходил вчера из дома и до сих пор не вернулся?
    По толпе гулял шепот страха. Все стали перебирать в уме родственников и знакомых, а также пересчитывать друг друга. Никто не мог поверить в слова представителя закона.
    — Они что, — едва выговаривая слова, выдавила Ольга, — уснули в парилке? При огромной температуре? Разве такое возможно?
    — Повторюсь, я вижу подобное впервые. И что с ними случилось, будет решать медэкспертиза. Но без огромной дозы алкоголя тут не обошлось, это точно. И больше меня ни о чем не спрашивайте, мне пора. По всем вопросам — ко мне в кабинет.
    Участковый взял Ольгу за руку, и прошел через кольцо людей. Дойдя до машины, он сказал:
    — На какой срок вы готовы приютить Максима? Его мать… Она сейчас не в себе, а насколько я знаю, поблизости родственников у них нет.

Оценка: 8.00 / 5       Ваша оценка: