Творчество поклонников

Баенник

Добавлен
2007-07-10 09:50:38
Обращений
5909

© Александр Подольский "Баенник"

    И как можно скорее. Нам ведь еще и яму рыть.
    — Тогда давай я займусь ямой. — Алешка подошел и взял с земли лопату. — А ты уж занимайся курицей.
    — Нет. Один должен ее держать, пока второй будет…
    — Я могу и подержать, — прервал друга Алешка.
    — Хорошо, — смирился Максим. — Я это затеял, я и сделаю.
    Алешка подошел и схватил вжатую в землю курицу. Та попыталась было вырваться, но паренек надавил сильнее, и она перестала сопротивляться. Максим взял в руки топор, который в руках ребенка делался просто огромным.
    — Только по мне не попади. — Алешка чувствовал, как его снова накрывает волна страха.
    — Я вообще не представляю, как это сделать, — в голосе Максима чувствовалась обреченность.
    — Решайся. Сам сказал, времени мало. Если родители застукают нас за этим занятием, то мало никому не покажется.
    Максим понял, что товарищ прав. Другого выхода нет. Если уж они затеяли это дело, то нужно доводить его до логического конца. Тяжело выдохнув, Максим занес над головой тяжеленный топор, как вдруг со стороны тропинки послышался старческий хохоток.
   
    12
   
    Когда Таня пришла в себя, по ее лицу расползалась кровь из разбитой брови, голова гудела словно паровоз, а по сараю раскатывался злобный смех. Девушка, попытавшись встать, тут же запуталась в собственных ногах, и приземлилась на пятую точку. Ее вестибулярный аппарат отказывался работать нормально. В глазах рябило, темнота давила на психику, а демонический хохот неизвестного существа просто сводил с ума. Из мрака вылетело очередное полено, раскроив Тане губы. Обессиленная девушка рухнула на пол, отхаркивая кровь. Новое бревнышко вонзилось в колено, распространяя болевые импульсы по всему телу.
    На грани безумия, девушка подняла голову, и увидела прячущегося в темноте карлика. Старое, покрытое сединами лицо, словно было одето на туловище ребенка. Он молча наблюдал за своей жертвой, продолжая веселиться. Его маленькое тело было облеплено листьями, будто только что отвалившимися от березового веника, а глаза сверкали ненавистью. Рот существа исказился в странной гримасе, и деревянные бревнышки полетели в Таню как теннисные мячики на тренировке. Принимая удар за ударом, закутанная в белую простыню девушка, медленно погружалась в беспамятство. О том, что она до сих пор жива, напоминали только ноющие раздробленные кости. Но и эти мучения продолжались не долго. Через несколько минут, в сарае, под горой поленьев ставшей надгробием, иссякли последние искорки жизни молодой симпатичной девушки.
   
    13
   
    — Эх вы, убивцы. — Деда Коля продолжал смеяться. — Нельзя Баеннику кровушку подносить! Я ж вам енто говорил!
    Максим с облегчением опустил топор. Он до сих пор не был уверен, что ему хватит духа убить курицу.
    — Ничего ты не говорил, — всполошился Алешка. — Ты сказал мертвую курицу закопать у бани. И все!
    — Видать запамятовал. Ну ниче, вы ба глянули на себя со сторонки, душегубы треклятые! — Старик вновь стал захлебываться нервным смешком. Было хорошо заметно, что на душе у него также неспокойно.
    Деда Коля подошел к ребятам, и перехватил из рук Алешки курицу. В следующую секунду раздался отчетливый треск. Сложно сказать, что конкретно хрустнуло, старческие суставы или птичья шея. Скорее всего, и то и другое. Так или иначе, через минуту на земле покоилось тело мертвой черной курицы.
    — Чего вылупилися, внучаты? Ямку бегайте раскапывать.
    Эта фраза сняла оцепенение с мальчишек, которые, схватив лопату, моментально принялись за работу, копая в метре от банного порога.
    Копали они по очереди. Огромная лопата, не рассчитанная на детей, никак не способствовала повышению скорости работы. Но яма требовалась небольшая, поэтому справились ребята довольно быстро.
    — Такая подойдет? — спросил Максим.
    — А то! Ямка что надоть. Молодцы, курорубы! — Дед бросил курицу в сырую землю, и дал команду Алешке с Максимом, которые стали засыпать тело птицы.
    Когда же последняя горстка земли упала на могилу принесенной в жертву курицы, из бани послышался довольный свист, а затем чавканье.
   
    14
   
    Света будто сроднилась со стеной. В запачканной кровью комнате царил ужасный запах. Туман в голове девушки, пускай и медленно, но рассеивался. Возвращалась способность двигаться. Боль притупилась, и девушка попыталась подняться.
    Баенник, услышав шорох, обернулся. Его руки до плеч покрывала корка запекшейся крови, а лицо сияло россыпью багряных капель. Поморщившись, он двинулся к Свете, но на полпути замер. Ловя носом воздух, он оглядывался по сторонам. Выражение его лица постоянно менялось. На нем мелькали недоумение, злоба, любопытство и ненависть. Наконец, он выхватил взором Свету и сделал шаг навстречу. Девушка напряглась. Ее ломящее тело приготовилось к встрече с чудовищем. Но вдруг, приближающийся Баенник внезапно растворился в пространстве, также неожиданно, как и появился. Он словно провалился в воздушный карман, оставив в качестве напоминания о себе растерзанное тело Ани.
    Света, медленно приходя в себя от ужаса, сидела на полу, всматриваясь в оторванное лицо лучшей подруги. Девушке оставалось только надеяться, что кошмар закончен, и Баенник больше не вернется.
    Но это зависело не от нее.
   
    15
   
    Дверь бани распахнулась, и мальчишкам со стариком предстал Баенник. Он с довольным лицом дожевывал кусок хлеба, с которого вместе с крошками сыпалась соль. Максим и Алешка инстинктивно отступили за спину деду Коле, который, судя по всему, был напуган еще сильнее. Баенник с любопытством изучал троицу, собравшуюся в полоске лунного света. Деда Коля сосредоточился, и немного дрожа, заговорил:
    — Хозяинушко-батюшко! Не серчай на людев местных, принимай гостинцы всяковы и куру черну! Просим прощевать неблагоумных, и не проказничать впредь.
    Баенник стоял в дверном проеме и внимательно слушал старика. Хлеб он уже доел, и заляпанные кровью руки свисали к полу. Деда Коля ждал реакции, может быть даже ответного слова, но ответом ему была только тишина. Выглядывающих из-за спины старика мальчишек трясло от страха. Существо, стоящее у входа в баню было примерно с них ростом, но на этом параллели заканчивались. Алешка понимал, что такого быть не может, однако собственными глазами продолжал всматриваться в старое лицо Баенника. Максима изнутри раздирало желание сказать что-нибудь гадкое духу, погубившему его отца. Но мальчик сдержался, отчасти из благоразумия, а отчасти из-за нахлынувшего ужаса.
    Деда Коля понимал, что Баенник чего-то ждет. До этого все фразы были сказаны по делу, но видимо оставалось что-то еще. Старик, немного поразмыслив, проговорил:
    — Банный хозяин! Дай нам разрешительство топить баньку впредь, не пужай больше всех людев, и схорони нас от нечистов силушек. И поентому, все людя выходя из баньки, станут благодарствовать ее хозяину.
    Баенник улыбнулся. Из под его кожи стал сочиться яркий свет. Кровь на руках и лице испарялась. Теперь перед троицей стоял не злобный окровавленный старикашка, а добрый улыбающийся дедушка. Баенник низко поклонился. Деда Коля, скрипя костями, ответил тем же. Его примеру последовали и мальчишки.
    Баенник еще раз сверкнул улыбкой, и медленно рассеялся в ночном воздухе.
    — Вот это да… — протянул пораженный Алешка.
    — А ты не верил, — вместе со смешком выдавил из себя Максим.
    — Вот так от, внучаты. С духами дружелюбить надоть, тем паче со злобенными.
    — Теперь он больше никому не причинит вреда? — спросил Максим.
    — Теперючи нет. Просто папка твоенный стал конечной каплею в ушате терпения Баенника. Дык поентому он и озверел. А теперючи станет все по старой.
    — Ну, куда вы пропали? — Голос из-за спин принадлежал Ольге. Женщина подошла так тихо, что мальчишки чуть не вскрикнули от неожиданности. — И чего вас к бане понесло. Ну, ладно они, а ты, дед, куда смотрел?
    — Не ругайся мам, — проговорил Алешка, — мы уже собирались возвращаться.
    — Спать давно пора, а вы тут шляетесь. Что за семейка!
    — Хороша семейка, — пробормотал деда Коля. — Ох, и хороша!
    — Иди давай, — любя ткнув старика в бок, сказала Ольга. — Диск-то нашли?
    — Какой диск? — нахмурив брови, спросил Алешка.
    — За которым вы сюда, собственно, и пошли.
    — Ах этот! — Мальчуган, улыбаясь, переглянулся с Максимом. — Нашли, нашли.
    — Эх, снова енти кампутеры и интернаты! — ляпнул деда Коля.
    — Да не «интернат», а «интернет»! — хором ответили ребятишки.
    — Да кака разница. Ну енту технику в баньку, верно внучки!
    — Вернее не бывает! — откликнулись мальчишки, и шагающий в темноте квартет, наполнил ночь своим задорным смехом.

Оценка: 8.00 / 5       Ваша оценка: