Творчество поклонников

Протеже

Добавлен
2007-09-17 01:50:23
Обращений
4847

© Валентин Мазуров "Протеже"

   
    Юля не отреагировала на предложение, пропустив его мимо ушей. Уж больно недостоверно было, и видно подумала, что почудилось.
    - На самом деле, возьмем и поменяемся? – настоял я.
    Каменные шестеренки первозданных часов, ведущих единственный правильный во вселенной отсчет времени, на мгновение застыли. Она убрала мокрую челку со лба и в следующее мгновение, я почувствовал прикосновение ее маленьких, мягких, теплых губ к своим. Страха в момент не стало, только сладостное головокружение и клятва себе, что этот поцелуй, все его тонкости я запомню навсегда. Юля стояла на цыпочках, будучи невысокого роста, и запустила руку мне в волосы.
    - Это благородно. – Шептала она, плавно отхлынув от моих губ и опустившись на пятки. Смотрела снизу вверх, а я боялся пошевелить губами, чтобы не струсить привкус поцелуя. Полная глупость. – Но я не могу согласиться, это будет несправедливо по отношению к тебе, ведь тебя попросту заманили.
    - Но мне будет куда проще сесть на твое место, чем вновь приставлять пистолет к виску и стрелять. - Я не врал. Клянусь вам, говорил абсолютно искренне.
    - Ты в состоянии аффекта, здоровый человек никогда не согласится на такую муку, как ожидание смерти.
    - Но ты ведь согласилась…
   
    Теперь не существовало ничего другого, кроме ее груди прижимающейся к моему затылку, дыхания колышущего растрепанные волосы и благодарности, что правилами предвидена рокировка участников.
    Юлю пришлось долго уговаривать и вряд ли удалось бы, не подбеги я к рефери и не попроси оформить все документы. Ковбой встретил меня с похвальным одобрением и крепко пожал руку.
    Вова, скорее всего, ожидал именно такого поворота с самого начала, манерно поаплодировав моему усаживанию в кресло протеже. Но мне было параллельно. За закрытыми глазами я возвращался к пятисекундному мгновению в туалете, и оно белым свечением вытесняло прочие мысли. А взволнованное сердцебиение Юли заглушало гогот толпы и треп комментатора-шизофреника.
    Я представил, как мы с Юлей стоим на краю пирса рядом с озером, наблюдая за плывущими по слабому течению ледяными островками. Она прыгает на месте и мелодично смеется, разгоняя улыбкой серые тучи в небе. Деревянная доска шатается, угрожая опрокинуть нас в ледяную воду, но мы беззаботно взялись за руки и доводим ее до характерного скрипа. Мы вместе балансируем на самом краю и не боимся упасть, являясь друг для друга опорой. На небе появляется яркий солнечный диск, пуская сотни солнечных зайчиков по кремовой поверхности ледников. Они слепят нас и наполняют весенним теплом, тем временем сердца бьются в унисон переполненные любовью. Из дома доносится пианинная трель, музыка сестры радужными цветами насыщает воздух, она, несомненно, прекрасна… а ее музыка еще прекраснее.
    Волшебно.
   
    Когда я вернулся из грез, то в нос бил освежитель воздуха с запахом лаванды, а стены кругом были выложены салатовой, психоделической плиткой. Вновь туалет.
    Юля обнимала меня и хлюпала носиком. Ее глаза блестели от слез, и от былой самоуверенности не осталось и следа. Я чувствовал ее тело.
    - Мы в финале. С твоим другом. Все по закону жанра.
    Я гладил ее спину, не отрывая взгляда от отражения в зеркале, где мы смотрелись, как закадычная парочка влюбленных.
    - Никогда не думала, что такое бывает на самом деле. – Она резкой отстранилась и принялась ободряться контрастным душем из-под крана. Голубой неон проектировал свет на ее щеку, что показалось мне весьма забавным в контексте скорченного под холодной водой лица Юли.
    - Ты о чем? – спрашиваю я.
    В туалет ворвался мужик в белом фраке и черной бабочке, с длинными, прилизанными назад волосами.
    - Я за вас болею, ребята! Вы обалденная пара! – прокричал он ломающимся голосом (вылитый герой «Полицейской академии» Зед) и вежливо покинул уборную, уважая нашу приватность. Тогда Юля уточнила:
    - О влюбленности в человека, который случайно приходит палачом на бойню, готов пожертвовать своей жизнью и впадает в самогипноз в ожидании выстрела.
    - А я сначала подумал, что про меня.
    - Твою мать, еще и шутить пытаешься? Ты ведь загибался пятнадцать минут назад, хотя может, уже загнулся, а со мной сейчас зомби разговаривает. – Я заметил, что через ткань ее свитера проступают соски.
    - Что мы будем делать, когда выиграем? – мой тон на самом деле, был как у восставшего из пекла.
    Она раскинула в стороны руки, мол «ничего другого я от тебя психа и не ожидала».
    - Думаю, надо сыграть в супер-игру. Ты потянешь карту, которая должна быть больше, чем у той крашеной шалавы в саркофаге, тогда выигрыш либо удвоится, либо все сгорит к чертям. Никто еще не удваивал, потому мы просто избавимся от денег и я тебе докажу, что тоже умею чем-то жертвовать. А ты, если захочешь, переспишь с золушкой-призом, она-то никуда не денется.
    - Я хочу заехать в макдрайв и съесть биг-мак, а там посмотрим.
    Юля все-таки улыбнулась, но уж слишком сострадательно, чуть ли не с материнским трепетом.
   
    11
    Пирс над озером пришлось снести. Когда к сестренке приехали школьные друзья куражиться, один полненький ловкач разнес его и чуть не утонул. Родители решили, что и без пирса сможем обойтись.
   
    12
    Я и Вова сидели напротив, лицом к лицу. Он был доволен происходящим как маленькое дитя со зрачками размерами с радужку, а я был в будущем.
    Пистолет один. Очередность определили бриллиантовые (возможно подделка) кости. Я выкинул 10, он выбил шесть первой, закрутив вторую юлой по столику. Временное пространство превратилось в тягучее желе, зал в едином порыве затаил дыхания, прослеживая вытаращенными глазами обороты костяшки, а я тем временем чихнул.
    Единица. Вовчик бы рад перекинуть или забыть уроки математики первого класса, но увы сумма дала 7.
    Вот она кульминация, ребята! – комментатор особенно протягивал слова. – Кубок чемпионов на расстоянии вытянутой руки, кратного миллисекундному полету пули. Как мудрено закрутил, едрить!
    Зал сотрясали drum&bass ритмы Kosheen и песни «Suicide», она была на сборнике в моей машине. Юля заметно нервничала, пока Вова поименно просил покровительства у всех 12-ти апостолов, а стоящий позади него игрок перепуганным кроликом дожидался, когда светофор даст золотой свет с трафаретом стреляющего человечка. Стало ясно, кто ведет в их паре.
    Зеленый.
    - Юля, а ты слышала буддийскую притчу про любопытного лысого ежика из Тибета, который стал кочевником и отправился на самый опасный горный хребет для поисков истинного счастья? – Я призвал ее поближе наклониться к себе. Дрожь Юлиного тела ощущалась так явственно, словно она являлась проводником электрического разряда из ближайшей розетки.
    - Нет, - сглотнув слезы, говорит она.
    Красный.
    - Я тоже. А не знаешь, где ее можно скачать?
    Она сдавленно крякнула, и даже спиной я ощутил ее улыбку, горькую-сладкую-полусладкую – наплевать, главное – улыбку. Юля поцеловала меня в затылок и обронила несколько слезинок с примесью черной туши на взъерошенные волосы.
    Золотой.
    Хотите ли вы знать, что было дальше или сами обо всем догадались? Каковы вообще шансы Вована выжить, когда в барабане 5 патронов и всего одна пустая ячейка.
    Да никаких. Тем не менее, мертв я.
    Нет, не думайте, по озеру я пробежал. Некоторые льдинки предательски оседали под моим весом, но я балансировал, как и не снилось артистам под куполом цирка. Столкнули уже с того берега. Хрупкая девичья рука уперлась ладошкой мне в плечо и совершила легкий, едва ли не кокетливый толчок.
    Опора рухнула.
   
    13
    С зеркального неба сыпется серебристое конфетти, взрываются хлопушки, толпа счастливых толстосумов подбегает к нам и возносит на руки, как рок-звезд. Все позади, а сейчас триумф. Ему передавали два холостых выстрела
    это был беспрецедентный случай в истории большого спорта
    минутная пауза перед третьим выстрелом в голову Вовы
    от напряжения начинают плавиться люстры
    и позорные шесть пачек по сто купюр евро на столе рефери.
    мы не можем обвинять игрока, всё по правилам – это его выбор.
    Я тонул в еще одном поцелуе Юли и вовсе позабыл о финальном этапе поединка, пребывая в волшебном полете. Она невзначай шепнула мне:
    - Давай избавимся от этих денег, соглашайся на супер-игру.
    И я под сумасшедшую эйфорию публики изъявил желание пройти бонус-этап садистского состязания.
    А следующая сцена: мы с Юлей сидим напротив, наставив друг на друга револьверы с полностью заряженными обоймами, дожидаясь желтого огонька.
    Дуэль. Обман. Коварство.
    Потекшая от слез тушь оставила под глазами Юли еще не вытертые черные следы. Крестик она сорвала с шеи и бросила мне, угодив прямо на руку. Маленькими, мягкими, теплыми губами произнесла последние слова:
    - Меня зовут Аня.
   
    Зеленый.
   
    За ошибки принято расплачиваться
   
    Красный.
   
    , а не искать оправдания.
   
    Золотой.
   
    Любовь – убивает…
   
    Bang-Bang!
   
    Эпилог
    Я стою на берегу, на самой толстой ледяной корке и льется чудесная классическая музыка на пианино. Где-то посреди озера затрещал лед, и маленький островок ушел Титаником на дно.
    Пошел дождь. Сестра прервала свое бесподобное соло и побежала закрывать окна в спальне. Первые капли размазали масляные краски на картине, и чудесный весенний антураж, вязкими темными горошинками стекал вниз… Прозаично.
    Как не парадоксально, но самое страшное горе нам преподносят люди, которые в то же время дарят львиную долю счастья.
    Мама закрыла в подсобке все свои картины.
    Крышка пианино пылится.
    Барбекю так и валяется несобранным.
    Бабуля с инсультом в больнице.
    В казино «???» каждую субботу проходят игры в особую рулетку. Если вдруг какими-нибудь хитростями разузнаете название этого заведения и станете на помост протеже, сделайте все, чтобы вас выбрала такая смугленькая девочка, невысокого роста, коротко стриженная с маленьким хвостиком на затылке. Она была хорошим протеже и теперь лучший из игроков. Она справедлива, пускай и не сразу это понимаешь…

Оценка: 8.20 / 5       Ваша оценка: