Творчество поклонников

Гардмерин и дева, и неоконченная пьеса

Добавлен
2007-09-22 21:55:12
Обращений
3351

© Юра Оборотень "Гардмерин и дева, и неоконченная пьеса"

   Всем тем, кто знает, что такое КК, посвящается.
    А… ну еще и тем, кому надоели страшилки и ужастики.
    О… еще тем, кто хочет просто отдохнуть, посвящается.
    Ы… Лисенышу, конечно же, посвящается! ;) Как я мог чуть не забыть…
   
    Саша Белов – Александр Ревва
    Настенька – Гарик «Бульдог» Харламов
   
    Молодой гардемарин, Саша Белов, иссеченный шрамами и женским вниманием, прогуливается по лесу. Он напевает песенку:
    «Навешай в нос, гардемарины,
    Привет с большо-ого бодуна.
    Единый «Брабус» и – душа,
    Единый «Брабус» и…»
   
    Внезапно он натыкается на прекрасную деву.
    - Тысяча чертей, Настенька! Ты ли это, любовь моя?! Настенька?! Настенька Наворатнюк?! Господи, сколько же времени прошло, а ты все цветешь!
    - Да, Саша, это я, – грустно вздыхает. – И ты все такой же – милый, озорной, кучерявый.
    - Настенька, любовь моя, раз уж так получилось, раз свела нас подлюка судьба, то я хочу умчать вас отсюда на крыльях любви! К тысячам чертей! Прочь, прочь из этого гиблого места! Мы заживем вместе! Ой, как заживем! У тебя будет все! Дом, дети, ежевечерние постирушки, огромная печь, чтобы готовить мне пищу! Слышишь, Настенька? У тебя будет самое главное – великолепный серый БЫТ! Бросай своего французишку-бизнесмена, и полетели!
    Прекрасная дева прерывает пламенную речь гардемарина тяжелым вздохом.
    - Я на все согласна, но не могу. У меня же штамп в паспорте.
    - К чертям паспорт! Я… Я его съем!! У нас будет светлое будущее! Быть может, мы будем даже сниматься в одном сериале!!!
    - Сериале? Что это?
    - Не важно! Так ты согласна?
    - Я не знаю, дело в том, что я… я… уже не девушка, - потупив взор, говорит она.
    - Не девушка уже? Гм. – Гардемарин впадает в думу, разговаривая сам с собой. – Не девушка. Ладно. Тысяча чертей, я же должен был догадаться! Ведь она была замужем, элементарно!
    - Наплевать, Настенька! Я возьму тебя, - кривит лицо, будто от съеденного целиком лимона, - и такой.
    - Милый мой! Я знала, что ты меня любишь! Но есть еще одна проблема.
    - Какая же?
    - У меня ребенок…
    - Ребенок?! Гм. – Гардемарин впадает в думу тяжкую. – Ребенок. Тысяча чертей! Ладно. Я же должен был догадаться, она была замужем двадцать лет, и она уже не девушка, это же элементарно!
    - Наплевать, Настенька! Ты мне нужна, - кривит лицо, долго вздыхает, - и такая. С ребенком. Кстати, это мальчик или девочка?
    - Ах, мой герой! Это мальчик. И девочка. И еще раз мальчик.
    - Тысяча чертей, я не врубаюсь! Как так?! Мальчик девочка мальчик? Что за пол?
    - Их у меня трое, детишек. – Мило улыбаясь, с нежным трепетом говорит прекрасная дева.
    - Настенька, свет мой, душа моя, но ты же сказала – РЕБЕНОК! «ок»! Единственное число, я так надеялся, мужского рода.
    - Ты просто не дослушал, шалун. Все спешишь куда-то. У меня: ребенок, ребенок и ребенок.
    - Но это высказывание противоречит нормам русского языка, тысяча чертей!
    - Я жила с французом…
    - Но ты же истинно чисто РУССКАЯ, душа моя! Только послушай, какое у тебя имя - Настенька! Какая фамилия - Наворатнюк!
    - Не важно. Давай забудем эти мелочи. Так берешь ты меня с собой, Саша? С таким гардемарином, как у тебя, хоть на край земли. – Мило коситься на пах Саши Белова. Тот в недоумение смотрит туда же.
    - Извини, просто я сегодня плавки одел, натирают, душ-ша моя…
    - Не оправдывайся. Так берешь меня?!
    - Да!!!
    - Отлично. Но есть еще одна проблема.
    - О, Боже, какая же еще?! – с отчаянием в голосе вопрошает гардемарин. Его гардемарин от безысходности опадает вниз.
    - У меня куча работы, я буду часто не появляться дома, а ты будешь нянчить детей, заниматься постирушками, готовить мне завтраки и ужины. Хотя ужины мы лучше будем отдавать Тайной Канцелярии.
    - Но я могу работать вместе с тобой! Тогда мы будем постоянно рядом друг с другом, душа моя!
    - Ой, насмешил. Да что ты умеешь? Кататься на коньках умеешь? Танцевать латинос?
    - Нет. – В отчаяние. – Разве что петь немного…
    - Петь? – в голосе прекрасной девы слышится заинтересованность. – А что, неплохая идея. Есть тут одна работенка, бизнес, правда я уже подписала контракт с проклятым французишкой, ну да ничего! Там еще есть местечко, пристрою тебя, и будем мы вместе!
    - Правда, душа моя?
    - Да, гардемаринчик ты мой! А пока пойдем к тебе, покажешь мне свою ШПАГУ.
   
    ------------------------
    ШЕРЛОК ХОЛМС И ДОКТОР ВАТСОН (незаконченная пьеса)
   
    На дворе стояла темная.
    Очень темная ночь. Полная луна изредка показывала свое мертвенное лицо из-за туч, освещая две маленьких фигурки посреди бескрайних болот. Казалось, что фигурки брели наугад, судя по их хаотичному передвижению, но это было иллюзией. На самом деле это были кочки.
    Фигурки прыгали с одной на другую, стараясь не испачкать брюки и не пролить обязательный полуночный кофе.
    Кофе остывал.
    Фигуркам было грустно и страшно.
    - Холмс!
    - Да, Уотсон?
    - Холмс, позвольте вопрос?
    - Позволяю, Уотсон! Будьте так добры.
    - Будьте так добры…
    - Уотсон, зачем вы повторяете за мной?! Что за манеры, доктор? Где ваша галантность? Или эти болота превратили вас в дикаря?
    - Холмс, вы не так поняли. Будьте так добры, дайте пару кусочков сахара. А то мне Берримор, подлец, не положил.
    - Ах, это! Позвольте! – Холмс достает пистолет и направляет его на Уотсона.
    - Что?! НЕТ!
    Раздается сухой щелчок и из дула, в подставленную чашку, падают два кусочка чистого английского рафинада.
    - Вы испугались, Уотсон? – самодовольно спрашивает Холмс.
    - Не то слово.
    - А какое же слово?
    - Ну, это же элементарно, Холмс! Неужели ВЫ и не можете догадаться?
    - Нет, я не силен в грамматике и стилистике, Уотсон.
    - Я не испугался, Холмс. Я обосрался. Мое Йоркширское нутро не выдержало этого псевдоиспытания. Больше так не поступайте, ладно?
    - Ладно. Тем более что не далее как вчера, у меня просила сахарку мисс Хадсон.
    - И?
    - И… - Холмс щелкает пальцами. – Господи, мне следовало догадаться о вашей реакции, Уотсон! Действительно, это же элементарно, ведь стоит только сопоставить факты…
    - Забудем, Холмс.
   
    ОТ ТУТ ВСЕ И ЗАКОНЧИЛОСЬ. У МЕНЯ. У НИХ НЕ ЗНАЮ КАК :)

Оценка: 9.00 / 1       Ваша оценка: