Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 2

Добавлен
2007-09-23 09:04:58
Обращений
11557

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 2"

    Если не с тобой, то с теми, кого ты хорошо знаешь.
    И осталось существо, которое приходило в гости, пытаясь поймать Сережку.
    Оно пропадало, иногда забывая про него на долгие месяцы счастья, чтобы вернуться потом, как возвращаются дождливая осень, сменяя жаркое лето.
    Существо пропало после того, как Сережка оказал деду небольшую услугу. А может быть, виновато было в том ушедшее детство, кто знает. Он вырос и решил, что сможет забыть детские страхи, даже не догадываясь о том, что существо никуда не пропало, оно лишь затаилось на время, поджидая удобный момент…
   
    10. Зимний сон
   
    Тещу уложили спать в библиотеке. Диван оказался жестковат для ее грузного тела. Тесть согласился переночевать в зале.
    Мария Сергеевна некоторое время ворочалась на пружинной кровати, потом словно провалилась в темноту. Мягкое гудение газового обогревателя затащило в сонную страну зимних грез.
    Темнота рассеивалась, опадала клочьями. Марию Сергеевну словно несло по воздуху. Издали она увидела огромное поле, на нем росли розы. Цветы тихонько покачивались в такт ее шумному дыханию. Посредине поля Мария Сергеевна увидела дом. Он напугал ее. Причудливые готические башенки, обвивший стены плющ, старинный флюгер, намертво застывший в одном направлении…
    Тишина и шепот наполняли пространство тоской. Мария Сергеевна прислушалась, и поняла, что шепчут цветы. Они звали ее по имени, приглашая окунуться в розовое забвение. А еще она поняла, что, несмотря на флюгер и башенки, это был дом, в который переехали дети, и в котором она сейчас сладко спала.
    (Просто в этом мире все немножко не так…)
    Она стояла на окраине поля, не решаясь сделать первый шаг.
    Цветы звали, покачиваясь, гипнотизируя тысячей голосов. Мария Сергеевна пригляделась, и увидела извилистую тропинку, которая начиналась у ног и вела, петляя к дому.
    Мария Сергеевна сделала первый шаг.
    (Давай детка… все ждут только тебя)
    Она шла по тропинке, и громада дома вырастала впереди, закрывая черное небо, на котором тучи собрались вместе, рисуя причудливый орнамент. Она шла, стараясь не касаться роз, которые тянули к ней свои шипы, чтобы (вонзиться в ее плоть и высосать жизнь, медленно, капля за каплей) прикоснуться к ней ласковым бархатом, поделиться страстью.
    Подойдя к дому, она толкнула дверь и услышала тихий звон колокольчиков.
    В прихожей было темно, только в полу светился тусклый квадрат. Свет идет снизу, - поняла она, и осторожно, стараясь не наступить, обошла светящийся контур. Что-то шумно вздохнуло там, внизу, и Мария Сергеевна, против воли, ускорила шаг. В спину дохнуло омерзительной, влажной гнилью, и чей-то утробный голос неразборчиво проворчал ругательство.
    Мария Сергеевна закрыла уши и шагнула в коридор. Две лестницы уходили вперед, только одна из них вела наверх, другая вниз. Мария Сергеевна, покачала головой – внизу было темно и холодно, она не собиралась окунаться в глиняные сумерки и поэтому выбрала лестницу, ведущую наверх. Поднимаясь по ступеням, она слышал поскрипывание и стон.
    Эти ступеньки живые, с ужасом поняла она и острая игла внезапного знания кольнула ее:
    - Не только ступеньки, весь дом живой…
    (И не очень-то тебе здесь рады, крошка…)
    Она прошла мимо зеркала, в котором отразился мутный, смазанный женский силуэт. Мария Сергеевна уставилась на выцветшую амальгаму – в зеркале исказилась ее полная фигура. Она махнула рукой – двойник в зеркале, только лениво дернулся, словно не желая тратить время. Мария Сергеевна тихонько охнула и попятилась. Зеркало на мгновение вспыхнуло желтоватым свечением, отразив маленькую девочку, в коричневой школьной форме, с белым передничком, и покрылось темной непрозрачной пленкой.
    Мария Сергеевна повернулась к строптивому зеркалу спиной и пошла вперед. Дверь слева, это детская, шторы справа – библиотека.
    Она развела шторы руками, и вошла в комнату. В мерном гудении обогревателя было какое-то неземное спокойствие. Зеленоватое пламя било из латунных форсунок, освещая спящую женщину, которая завернувшуюся в плотное одеяло. Мария Сергеевна наклонилась над кроватью, и узнала себя.
    (Это сон, - здесь все возможно, и не стоит удивляться разным пустякам…)
    Колокольчики в прихожей снова звякнули, и Мария Сергеевна услышала шаги. Кто-то крался по дому, приближаясь к ней. Вот тихонько заскрипели ступени. К звукам шагов прибавилось тихое царапание.
    (Это когти царапают пол, вот потерпи немного, и сама все увидишь!)
    Шаги приближались нарочито медленно. Словно незваный гость наслаждался ожиданием действа, предвкушая забаву.
    (Кровь-шоу…)
    Мария Сергеевна хотелось завыть от ужаса, она лихорадочно заметалась по комнате, пытаясь забиться подальше от этих страшных шагов. Она залезла под стол, словно маленькая девочка, и закрыла глаза. Впрочем, нет - она стала той девочкой, что верит в страшных монстров.
    Шаги приблизились. Кто-то стоял за шторами, будто раздумывая - заглянуть в библиотеку, или последовать дальше в залу, где должно быть мерно посапывал супруг Марии Сергеевны.
    Проходи, не останавливайся, иди дальше, иди к нему – мысленно умоляла Мария Сергеевна. Возьми его, вместо меня, забери их всех, только не стой там. Дай мне покинуть это проклятое место.
    Кто-то или что-то причмокнуло за шторами, словно обсасывая (кусочек глины) леденец
    Затем шторы разошлись, впуская существо. Она вошло в библиотеку, принеся с собой:
    (Ужас и страх…)
    Чудесное избавление от этого кошмара…
    (Смерть и погибель)
    Ответы на все вопросы.
    Существо приближается к столу, под которым дрожит маленькая девочка, и тихонько напевает свою песенку, причмокивая от нетерпения:
    - На зависть всем ребятам, подарок он принес…
    Существо приближается, царапая пол, оставляя на полу острые бороздки – следы острых когтей. Такие же когти на руках, они предназначены, рвать, убивать…
    Мария Сергеевна цепенеет, ей кажется еще секунда, и сердце выпрыгнет из груди, чтобы прекратился, наконец, этот ужас. Существо словно чувствует страх. Голос становится все пронзительнее:
    - Букет из белых лилий, и алых-алых роз!
    Шаг, еще шаг…
    - Да кто же этот парень?!!! – хриплый голос существа забирается прямо в душу…
    Еще ближе…
    - Завидуют друзья… - существо уже орет, не стесняясь никого. Даже не обращая внимания на девчушку, которая наивно думает, что достаточно закрыть глаза, чтобы спрятаться от существа.
    Оно уже совсем близко. Наступает тишина. Не слышно больше противного, скрипучего, чавкающего голоса. Тишину разбавляет деловитое гудение обогревателя.
    Мария Сергеевна открывает глаза, и видит, как существо наклонилось над спящей в кровати женщиной. Затем, оно поворачивает голову и смотрит прямо на нее. Глаза существа горят в темноте двумя раскаленными угольками. Оно осматривает комнату, словно здесь впервые.
    - Оно видит меня! – Непонятно кому шепчет Мария Сергеевна, но существо вновь обращает внимание на ее двойника.
    Мария Сергеевна в ужасе смотрит, как длинные костлявые руки тянутся к той, что сладко спит, не зная о своей участи.
    - Хей-хо! Хей-хо!!! А парень - этот я!!! – внезапно кричит существо и хватает спящую за горло.
    Мария Сергеевна вздрагивает и кричит от страха, даже не думая о том, что существо заметит ее - оно поворачивает голову, и лучи света падают под стол, освещая притаившуюся там девочку. Кривая усмешка трогает тонкие, похожие на черви, губы существа.
    Оно заметило ее!
    Существо хрипло смеется, и сжимает руки. Спящая на кровати женщина дергается в конвульсиях, задыхаясь. От нее до стола, под которым спряталась Мария Сергеевна при желании можно дотянуться рукой, и она кричит, зная, что будет следующей. Как только существо закончит все свои дела, оно тотчас же примется за нее.
    (Это точно, девочка, будь уверена, только подожди чуть-чуть, самую малость… Я уделю тебе немного своего драгоценного внимания…)
    Стены вращаются, пол становится на дыбы. Дом словно сжимается, чтобы раздавить ее…
    Дикий крик разрывает легкие, выбрасывает из кошмара.
    - Мама, мама… Что с тобой?
    Это Надежда прибежала в библиотеку, и встревожено склонилась над ней. Муж Марии Сергеевны вбежал следом за дочерью, и они разогнали ночную тишину своим присутствием, разорвали паутину сна, в котором чуть не осталась испуганная женщина.
    Мария Сергеевна задыхалась, словно пробежала не одну сотню метров, и суетящиеся пятна в глазах, не собирались принять знакомые очертания дочери и мужа.
    Сергей вскочил, с трудом выбираясь из кошмара, в котором сплелись прошлые воспоминания и привнесенный сладкой мутью сна, звон колокольчиков.
    Он потянулся рукой, чтобы убедиться, что жены нет рядом, выполз из кровати, накинул халат. Где-то раздавались бормотание и шушуканье. До него донесся взволнованный голос супруги. Она что-то спрашивала, где-то рядом озабоченно бубнил тесть.
    Сергей нашел их в библиотеке. Теща сидела на кровати, держа руку у сердца. Ее грудь вздымалась и опадала в такт неровному дыханию. Похоже, любимой теще приснился дурной сон. Только и всего…
    И вообще, к чему вся эта суматоха. Сергей стоял у входа в библиотеку, нехорошая улыбка слегка тронула губы.
    (Да провались она к черту, эта толстая дура…)
    Словно услышав его мысли, Мария Сергеевна повернула голову, и Сергей почувствовал, как их соединила тонкая струна, которая слегка завибрировала и лопнула с тихим укоризненным звуком.
    Во взгляде Сергея было что-то такое, от чего хотелось забиться в самый дальний угол комнаты, только чтобы не ощущать пронзительную силу карих глаз. Он склонился над ней, и Мария Сергеевна вцепилась руками в край одеяла, словно это могло помочь. Она попыталась встретить взгляд зятя, но прежде стальная воля, оказалась похожей на проржавевший лист металла, в котором тут и там, зияют многочисленные дыры, ощетинившиеся острыми краями, с отпадающими чешуйками ржавчины.
    Она отвела взгляд.
    (Да он издевается над тобой. Сраный молокосос – он словно знает, что происходит после того, как сон проникает в явь, и Сонька-дремка навевает сладкие, или не очень, сны)
    Сергей улыбнулся, обнажив зубы. Этот день ознаменовался чередой маленьких побед, на пути к успеху, и кто знает, что там, за алой чертой…
    Потом все разошлись по комнатам, и Мария Сергеевна с опаской тронула выключатель, ощущая, как вместе с темнотой приходит незнакомое доселе чувство опасности…
    Надежда уснула первой, а Сергей еще некоторое время ворочался, устраиваясь удобнее.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: