Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 2

Добавлен
2007-09-23 09:04:58
Обращений
12146

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 2"

    Ей так идет белый передник. Если не обращать внимания, конечно на то, что под ним.
    - Сереж, ну тебе же только спуститься вниз. Магазин рядом совсем. Заодно и пива себе на утро купишь…
    Спустившись по лестнице (лифт не работал уже второй год), Сергей толкнул дверь, выходя из подъезда. Холодный ветер иглами впился в лицо. Сергей втянул голову в плечи и поплелся в магазин.
    Прохожих на улице не было. Страна встречала Новый Год. Жители города, в большинстве своем, сидели сейчас перед телевизорами, в ожидании, когда же президент, с бокалом в руке, обратится к нации с традиционным поздравлением.
    Он протопал по улице, завернул за угол. Чуть дальше, сверкала тысячами огней огромная витрина супермаркета.
    «Мы работаем и в праздники!» - было выведено большими сияющими неоном буквами. Сергей сочувствующе мотнул головой – кому-то придется встречать Новый год, в окружении опостылевших полок и витрин. Владельцы супер-магазина наверняка попивают дорогие вина, где-нибудь в загородном охотничьем домике, напичканном дорогой техникой класса «люкс», а бедолаги продавцы, поднимают одноразовые стаканчики, наполненные дешевой водкой. Что ж, каждому свое – когда-то и он, мотался как заведенный, забыв про веселые празднества и дружеские гулянки.
    Сергей толкнул стеклянную дверь, с наслаждением прошел под тепловой пушкой, что отсекала холодный воздух, нагнетая взамен горячий. Хлеб, как и положено, оказался в самом дальнем углу – пришлось идти мимо полок, уставленных товарами в ярких, завлекающих упаковках. Они словно шептали:
    - Купи нас. Ну же, не тяни…
    Сергей понимающе хмыкнул. Хитрость владельцев не знала границ. Любой простофиля, не знакомый с психологией продаж, непременно наберет полную тележку, разных разностей, чтобы потом, дома, удивляться самому себе – и на кой, было покупать столько майонеза, да еще в придачу с огромной пластмассовой ложкой, засунутой в пачку, которая будет благополучно валяться где-нибудь в кухонном шкафу, не говоря уже про овсяные хлопья, есть которые не будешь под страхом смерти, а еще импортное повидло, леденцы в прозрачной упаковке (разноцветные горошины – им хоть найдется применение), кетчуп в мягкой тубе, шоколадные батончики, банка маслин, и прочее и прочее… и только на самом дне фирменного пакета обнаружится заветный хлеб, за которым собственно и пришлось идти в супермаркет.
    Ну это все не про него – Сергей сделал равнодушное лицо, и протиснувшись между винной полкой и сырным отделом, обнаружил неказистую витрину, где сиротливо притаилась последняя буханка хлеба. Опасливо оглянувшись, он выхватил хлеб, и вернулся к кассам, где отстоял небольшую очередь, изучая разноцветный стенд с рекламой сигарет.
    Протянул хлеб продавцу, и, отсчитав мелочь, бросил ее в специальную тарелочку.
    - Закуска закуской, но что пить будем?
    Голос раздался над самым ухом. Сергей чуть не подпрыгнул от неожиданности, услышав знакомые интонации.
    - Мать твою, Сашка! – Он обернулся, протягивая ладонь.
    Сашка ничуть не изменился, остался таким же раздолбаем, разве что стал чуть шире в плечах, обзавелся солидным пивным животиком да отрастил недельную щетину. Сергей всматривался в черты лица некогда закадычного приятеля, пытаясь найти изменения – отделившие теплые праздничные деньки детства от насыщенных заботой, сумеречных будней. Сам-то он иногда поглядывал в зеркало, утешая самого себя – ты еще молод, приятель, и дорога из желтого кирпича будет все так же терпеливо проплывать под ногами, до тех пор, пока есть желание шагать по ней, следуя всем изгибам и поворотам, и понимая при этом, что все не так – и сама дорога поросла травой, да и брести по ней, с каждым днем становится все тяжелее.
    Друг детства улыбался довольной улыбкой человека, обретшего, наконец, то долгожданное счастье, в погоне за которым растрачено столько нервов и пролито немало слез. Их дороги разошлись сразу же после того, как Сергей стал ухаживать за будущей супругой.
    Время от времени судьба злодейка сводила их вместе, чтобы потом, злорадно потирая руки, следить за тем, как два бывших приятеля отчаянно пытаются проложить мостки друг к другу, чтобы расставаться с чувством непонятного недовольства, и сильным похмельем на следующее утро.
    Быть может, причиной тому было то, что не все прямые обязательно должны пересекаться друг с другом, и те нечастые встречи лишнее тому подтверждение, но в этот Новогодний вечер, Сергей несказанно обрадовался старому другу.
    Они отошли от кассы, при этом уже отлично представляя дальнейшее продолжение встречи. Пока Сергей томился у двери, вертя в руках бесполезный хлеб, Сашка успел нырнуть в товарное великолепие полок, чтобы вернуться с парой одноразовых стаканчиков да четвертушкой горилки, не самой дешевой и не то чтобы уж очень и дорогой. Сергей сглотнул – вряд ли это понравиться домашним, но с другой стороны – четвертинка лишь повод поговорить, вспомнить былое. Ну а тому, кто старое помянет – горбушка хлеба на закуску.
    Друзья примостились на широком подоконнике. Сашка деловито подмигнул охраннику, как старому знакомому и тот отошел, перестал буровить недоверчивым взглядом.
    Скрутив крышку умелой рукой, Сашка разлил водку по стаканам.
    - Ну давай, за встречу!
    Водка привычно обожгла горло. Сергей торопливо отломил хлеба, протянул другу. Они закусили, и одновременно перевели дух.
    - Хорошо пошла… - многозначительно пробормотал Сашка, и потянулся за бутылкой.
    Потом они выпили за наступающий год, потом как водится за любовь. Сашка еще раз пробежал лабиринтами супермаркета, вернувшись с очередной четвертушкой и полукольцом копченой колбасы. Они сидели у окна, а за окном по-своему отмечала праздник хозяйка холодов, словно поджидая, когда собутыльники вывалятся на улицу, чтобы принять в морозные объятия.
    Допив водку, Сергей почувствовал знакомый запах гари. Мир сделал один оборот вокруг оси, но стал каким-то другим, словно ему оставалась самая малость, чтобы вернуться на место с тихим протяжным щелчком. А еще где-то там, возможно за покрытым изморозью стеклом витрины, тренькнули колокольчики.
    Их звук, отрезвил – Сергей встрепенулся, вытянул руку, всматриваясь в суетливый бег секундной стрелки.
    - Все, пора бежать, а то дома уже заждались… - это оправдание выскочило нелепым головастиком, словно с самого начала родившись недоношенным упреком самому себе.
    Сашка не ответил, если не считать ответом недовольное мычание. Еще при встрече, Сергей обратил внимание на расширенные зрачки приятеля, и нетвердую походку, что впрочем, не мешало тому, отыскивать заветные четвертушки на забитых товаром полках.
    Сергей насильно всунул ладонь в обмякшие руки дружка, и как-то поспешно отвернувшись, направился к выходу. Вывалился на улицу, вдыхая морозный воздух. Можно было пойти по дороге, но Сергею не терпелось быстрее вернуться в тепло и уют квартиры родителей жены, поэтому он решил сократить путь, и решительно направился через будущую детскую площадку, которая пока что, третий год, представляла собой обычный пустырь.
    Мороз усилился. Ветер норовил забраться под пальто. Сергей упрямо шел вперед, думая о традиционном застолье и красавице елке, которую они весело наряжали целый час, перекидываясь шутками. Снега почти не было. Всю неделю до Нового Года температура не опускалась ниже нуля, и только вчера, ударили холода, превратив дороги в идеальную гладкую поверхность.
    Вот, наконец, вдалеке показалась громада многоэтажки. Сергей прибавил шаг. Еще минут пять ходу, и он на месте.
    Колокольчики зазвонили в голове, сбивая с толку, заставляя вздрагивать от испуга. Топая по замерзшей земле, он в последнюю минуту попытался сохранить равновесие, поймав правой ногой предательскую пустоту. Неуклюже размахивая руками, словно ветряк, он рухнул в колодец, с которого кто-то снял большой, чугунный люк…
    (Колодец! Твою мать, ну, конечно же, это колодец. Гребаная дырка в земле, в которой сейчас находишься ты, словно червячок в своей норке.)
    Сергей осторожно вздохнул. Теперь самое главное выбраться отсюда. Не хватало еще замерзнуть стоя, как оловянный солдатик, в этом, чертовом, колодце. Слава богу, остался жив, могло быть и хуже. Сломанные ребра – ерунда, куда больше его тревожила левая нога, которая с каждой минутой все больше немела, наливаясь тупой, свинцовой тяжестью. Черт, еще подбородок. Хорошо, шею не сломал, или спину.
    Ну, парень, давай, пока не замерз. Вылезай, как хочешь! Но почему так больно?
    Интересно, сколько он уже здесь торчит?
    - Помогите! Помогите! Кто-нибудь…
    Каждое слово вырывало кусок реальности. Кладка перед глазами поплыла в сторону. Сергей почувствовал, как тело становится невесомым, взмывает вверх. Черт, только не это!
    - Помогите! - Хриплый шелест, вместо крика, и ребра хрустят в груди.
    Сергей на секунду закрыл глаза. Что-то он упустил. Мелочь, которая не давал покоя. Точно! Странный предмет, который так неприятно давит в поясницу. Ведь в колодце должны быть скобы, чтобы можно было выбраться наверх.
    От острых спазм перехватывало дыхание. Сергей сумел повернуться на бок.
    Скобы оказались на месте – вделанные в кирпичную стенку колодца, они вели наверх, маленькими стальными островками спасения. Сергей ухватился за нижнюю, после чего потерял сознание.
    Снова крик. Звонкая пощечина. Напрасная попытка сфокусировать взгляд. Прыгающие перед глазами пятна. Так, только не падать.
    - А я тебе повторяю – мне надоели твои бесконечные друзья!
    - Ты пошел в магазин утром. Сейчас вечер. Ты посмотри на себя! Ты же, как свинья…
    - Надь, ну я, правда…
    Слезы в подушку, сигарета на кухне. Тупое похмелье утром, и стыд, заставляющий отворачивать глаза. Жена, которая смотрит на тебя, как на главную ошибку своей жизни.
    Снова обещания. Уговоры. Слезы, поцелуи. До следующего «друга».
    - Я буду лечиться, обещаю…
    Плыть по течению, отдавшись безмятежным волнам реки. Расслабиться, позволив течению затянуть тебя…
    Воля, сжатая в кулак. Первая рюмка за полгода. Рвота, выворачивающая на изнанку…
    Глубина, тьма холода и равнодушия. И маленькая искорка надежды. Робкое желание. Простое, человеческое желание…
    Жить!
    Два месяца без спиртного, только безалкогольное пиво. Одобрительные взгляды родственников жены. Жалобы тещи на отсутствие внуков. Детская соска, шутя подаренная Надеждой, на годовщину свадьбы. Первая встреча Нового Года без скандалов и битой посуды.
    Привет малыш!
    Сергей ухватился рукой за скобу, и перенес вес тела на руки. Осторожно поджал больную ногу, заметив с тревогой, что боль ширится, захватывая нижнюю часть туловища.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: