Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 2

Добавлен
2007-09-23 09:04:58
Обращений
11299

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 2"

    Возможно это был сон, и оставалось потерпеть, пока он не окончится.
    - Конечно же сон! – вслух успокоила саму себя Надя.
    Вот только этот сон был до одури реалистичен. Почти, как тогда, когда чудовище-страшило гналось за ней, разбрасываясь начинкой откидных кресел, в зале ожидания вокзала. Или тогда, когда на железном мосточке встретились двое – простушка и зазнайка-писатель, а осень дополнила встречу гуденьем проводов и шелестом сухого камыша. И насколько она помнила – оба эти сна оказались далеко не лучшими из всех, что она когда-либо видела.
    (Ха! Признайся сама себе – на самом деле это было хуже, чем можно представить!)
    Надежда с тоской посмотрела на дорожку. Почему-то ей совсем не хотелось бродить по лесным тропам, пугая мелких зверюшек, надеясь, что там, в чащах и гущах не найдется кое-кого покрупнее.
    (Например, размером с волка, или чего хуже медведя!)
    Можно было конечно остаться здесь, поджидая окончание сна, но одна мысль не давала покоя – что, если это вовсе не сон? Ее ночная прогулка по темному коридору, казалась такой настоящей – все мелочи, которым обычно не находится места в зыбкой реальности сна, присутствовали без исключения. Складки не шторах, что отделяли библиотеку от коридора, шум обогревателя, потрескивание обоев на перегретой штукатурке, и даже скрип пола, когда она ступала босыми ногами – Надежда, словно сомнамбула передвигалась в темноте, навстречу зеркалу, которое перебросило сюда, в мир, похожий на нарисованный, но совсем не являющийся таковым. Здесь тепло – ну так это вовсе не чудо, в сравнении с тем, что она вообще оказалась здесь. Мало ли чего бывает с толстыми наивными дурочками, которые имеют несчастье шляться ночами вместо того, чтобы сладко сопеть в теплой постельке, наслаждаясь покоем, смотреть черно-белые сны, в которых все понятно с самого начала, и нет ничего, что сбивало бы с толку.
    Происки инопланетян, летучие тарелки, похищающие домохозяек, чтобы производить опыты по перемещению в миры, запечатленные художниками, вампиры и злобные призраки, энные измерения и прочая чушь, со страниц затрепанных журналов, что были так модны одно время – Надя усмехнулась. Если кто-то и посодействовал ее перемещению сюда – пока что он не баловал своим присутствием, предпочитая скрываться в лесной глуши.
    Нет, скорее все же сон – другого ответа и быть не могло. Ну а поскольку любой сон оканчивается одинаково – пробуждением в собственной кровати, то нечего и придумывать разные глупости, а наслаждаться невероятной красочностью и реалистичностью окружающего мира.
    Вперед детка – Надежда ступила на тропинку, и сделала первый шаг. О чем тут же и пожалела.
    - Ой…
    Если это и был сон, то он оказался чертовски похож на самую, что ни на есть реальность – Надежда уколола ногу. Выругавшись, она наклонилась, осматривая ступню.
    Вот дуреха – наступила прямиком на шишку. Надя скорбно вздохнула – нужно быть внимательнее, и смотреть куда ступаешь. Если бы она знала, что ей придется шагать по этой тропинке, то она бы точно улеглась спать в туфлях, а еще лучше кроссовках. А еще неплохо было бы прихватить что-нибудь из одежды. Полупрозрачная ночнушка казалась здесь неуместной – в ней Надежда была похожа на нимфу.
    Такая себе нимфа под восемь десятков килограмм весом, способная раздавить не только сосновую шишку но и зазевавшегося зверька, имеющего несчастье оказаться у нее на пути.
    Надежда усмехнулась – что за чушь лезет в голову.
    Вперед, детка, только вперед – ступай осторожно, смотри под ноги, не забывая при этом посматривать и по сторонам. Так… на всякий случай.
    Даже, если это и сон – не хотелось бы, чтобы он плавно превратился в кошмар!
    Тропинка пошла в гору. Надежда ускорила шаг, каждый раз морщась, когда под ногами похрустывала, ломаясь, мелкая веточка или торчащая сосновая иголка или… да что там и говорить – идти босиком по такой тропинке оказалось удовольствием ниже среднего.
    По сторонам замелькали стволы сосен – дорожка углублялась в лес. Чем дальше Надежда уходила от опушки, тем темнее и прохладней становилось вокруг. Между соснами стали попадаться кусты, обсыпанные разноцветными бусинами ягод. Надежда совершенно не разбиралась в ягодах, и поэтому решила оставить их лесным обитателям – не хватало еще отведать волчьей ягоды или еще какой-нибудь гадости!
    Дорожка и не думала обрываться домиком на куриных ножках – вместо этого она стала петлять, становиться тоньше, иногда скрываясь под толстым слоем осыпавшейся хвои и засохших шишек, пару раз Надежда пришлось даже пробираться сквозь кусты, колючие ветви которых расцарапали все лицо и руки. Досталось и ночнушке – тонкая ткань повисла лохмотьями, сквозь прорехи выглядывало голое тело.
    Настроение испортилось окончательно. Вдобавок с севера подул холодный пронзительный ветер, отчего по телу побежали мурашки.
    - Этого еще не хватало. – Надежда уже окончательно запуталась, была ли это явь или сон оказался настойчивым в своем стремлении убедить ее, что все будет в порядке, вот только нехорошие мысли, что до сих пор ненароком заглядывали в голову, стали упорнее и сильнее. Ветер даже и не думал утихать. Он становился напористей, и холоднее.
    Надежда поежилась. Подхватить простуду во сне – на такое способна только она.
    А может быть это вовсе не сон? Как тебе такая мысль, детка? И старое зеркало действительно оказалось способным сотворить с тобой такое чудо – забросить тебя черт знает куда, на радость… кому?
    (Действительно кому?)
    А ответ известен заранее, не так ли?
    Кто появляется каждый раз, когда мир становится не таким, каким был до этого? Когда все вокруг пугает своей нелепостью и вместе с тем кажется таким настоящим?
    Вопрос на тысячу условных единиц, милая, и ответ вовсе не в подсказках друзей, которые временно отсутствуют именно тогда, когда их помощь нужнее всего, и не в мнении зала, который как известно состоит наполовину из безнадежных пропойц, которым все равно, что будет с тобой, а наполовину из разных психов, уж им-то доставит удовольствие понаблюдать за твоими страданиями!
    Ответ не на поверхности гребаного ручья, не в колючих иголках, и не в бессмысленной темноте коридора - он рядом, вон за теми кустами, где лесные тени особенно густы и непроницаемы для постороннего взгляда. Именно там, во тьме светятся два красных огонька.
    И это не светлячки, не волшебные фонарики эльфов и уж тем более не фары проносящихся автомобилей – нет детка, это именно то, что ты думаешь.
    Это глаза!
    Глаза существа, что затаилось в кустах, поджидая, когда же ты подойдешь поближе, чтобы выпрыгнуть, и схватить!
    О, его лапы сильны. Ноги быстры, а зубы остры.
    Все как обычно в ночных кошмарах. И пусть тебя не отвлекают глупые надежды, что после того, как все окончится, ты спокойно проснешься в мокрой от пота постели, и будешь выдыхать остатки кошмара, медленно приходя в себя.
    Даже не думай – это ведь не обычный сон, ведь так?
    А может быть и не сон вовсе – просто иногда стираются границы сущего, и миры начинают перетекать друг в друга. Ну а если кто-то случайно оказался поблизости, что же – неудачи испокон веков преследуют род людской, и ты детка не станешь исключением.
    Давай будем считать, что тебе просто не повезло.
    Просто не твой день, и все такое.
    Тем более ты сама выбрала лесную тропинку, предпочтя легкую прогулку сомнительному удовольствию сгинуть в болоте.
    Так что не обессудь – подходи скорее, и наша встреча продлится намного меньше, чем ты думаешь. Поверь, достаточно мгновения, чтобы разодрать твое горло и вдосталь напиться горячей крови – надеюсь, ты не будешь против? Можно конечно немного переиграть распорядок трапезы (кстати, ты заметила, что в этом лесу темнеет на глазах – это будет поздний обед, а быть может и ранний ужин, выбирай сама, что тебе больше по вкусу), но не думаю, что это будет иметь для тебя особое значение. Так, мелочи для протокола – сначала вилки с длинными зубцами, потом со средними, а вот это специальные щипцы для того, чтобы вскрывать панцирь и клешни, а в плоских посудинах вовсе не бульон, а жидкость для омовения рук – кому нужны все эти условности. Обойдемся без них…
    Подходи детка, и мы знатно повеселимся. Или у тебя есть свои соображения на этот счет?
    Надежда остановилась как вкопанная. Предчувствия не обманули – в чаще светились огоньки чьих-то глаз.
    Два огонька. Они вперились в нее, переливаясь оттенками пламени, и в них отчетливо читалась дальнейшая судьба...
    Ее судьба!
    Конечно быть съеденной – не совсем то, о чем мечталось в сопливом детстве, когда девочки в смешных платьицах, с серьезными минами возят кукол в игрушечных колясках, и уже тогда вскользь задумываются о том, что же будет потом, когда коляски станут побольше, да и вместо розового пупса окажется такой же розовый, но непрестанно орущий и пускающий слюни младенец, но детка – должна же в этом гребаном мире быть хоть какая-нибудь определенность!
    Надежда облизнула губы. Тропинка, проходя мимо того самого куста, делала небольшую петлю, и чуть вернувшись, уходила в сторону. Если срезать путь, то можно попытать судьбу. А можно пойти назад – вот только что делать, когда тропинка оборвется у знакомого ручья, и у нее останется только два выхода – либо в болото, либо в пасть существа. И неизвестно еще, что хуже!
    (Раз, два три, детка! Вдох выдох – набери полную грудь воздуха, и рвани наперерез – по шишкам, иголками и прочей лесной дряни, и быть может тогда ты оставишь его в дураках!)
    Осторожно, делая вид, что не заметила глаз, Надежда, как бы невзначай сошла с тропинки. Затем повернулась спиной, рассматривая куст с огромными красными ягодами.
    За спиной что-то треснуло. Тихонько, еле слышно…
    Черта с два!
    Оглушающе, как пистолетный выстрел.
    ОНО ВЫБИРАЛОСЬ!
    Давай, крошка, рвани стрелой, и пусть пятки мелькают со скоростью света. Беги, обгоняя фотоны, протоны или как там они еще называются. Беги, не обращай внимания на боль в израненных ногах – все это мелочи, не заслуживающие внимания, стань пулей, покинувшей ствол, и летящей мимо цели.
    Выбирайся детка.
    Скорей же!
    Надежда замерла, не в силах сделать первый шаг.
    Сердце застучало, и она услышала, как сзади что-то вновь затрещало. Словно существо еще само не решило, выбираться ему из кустов, или обождать еще немного – дать фору.
    (Не трать времени, дуреха, беги же скорее!)
    Существо вновь пошевелилось, ломая тонкие веточки. И этот тихий, печальный хруст, оказался именно тем, чего ей так не хватало.
    Надежда рванула вперед!
    Она неслась, не разбирая дороги, вернее на встречу ей – она выбрала ориентиром невысокую сосну, с раздвоенной верхушкой.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: