Творчество поклонников

Сменщик

Добавлен
2007-11-25 10:20:28
Обращений
6085

© Иннокентий Соколов "Сменщик"

   
    Проходя по коридору четвертого этажа, Бет невольно замедлила шаг возле президентского номера. Высокая тяжелая дверь, надежно отгородила разные ужасы, что могли скрываться за ней. Старомодная латунная ручка опасно поблескивала, словно приглашая войти. Ну уж нет, больше ни за что на свете – Бетти тряхнула головой, отчего светлые кудряшки разлетелись в стороны.
    Следующий номер казался более безопасным – Бет прислушалась к внутренним ощущения. Нет… вроде бы все в порядке.
    Ключ вошел в скважину. Бетти с трудом провернула его, открыла дверь. Они вошли в номер класса «люкс» затаив дыхание. Отель следил за ними, настороженно всматриваясь в темноту. Внизу хлопнула дверь лифта, и кабина, дребезжа и вздыхая, начала движение вверх.
    - А теперь слушай внимательно, что мы будем делать – сказала Бетти, и отель затаил дыхание.
   
    ***
   
    Грейди танцевал с холодной красоткой, что до этого сидела у стойки. Он сам пригласил ее, и замирал от волнения, касаясь платья, понимая, что под ним нет ничего, только прекрасное холеное тело.
    У стойки Уллман целовал старую леди. Шуба свалилась на пол, и о боже! – Грейди видел, как пухлая рука Уллмана ласкает сморщенную грудь старухи.
    Потом оркестр грянул «Любовное зелье №9» и Грейди пританцовывая, пробился к стойке, где уже заждался заветный бокал виски. Он поднес его ко рту, и замер, услышав бой часов.
    (О-хей, парень. Еще есть время доделать делишки, чтобы они не давили мертвым грузом!)
    Часы пробили одиннадцать, и в этот миг все пропало.
    Грейди сидел на табурете, вслушиваясь в тишину. Бар был пуст с самого начала, но кто знает, быть может, гости притаились там, за высокими дверьми, столпились в столовой «Оверлука», чтобы по знаку распорядителя, хлынуть шумной, многоголосой толпой, вмиг заполнить помещение, и вот уже, посмотри сам, музыканты приготовили инструменты, листают ноты, чтобы грянуть «Время сумерек» или «Одинокие капли слез» а то и вовсе что-нибудь несусветное вроде «Вертись и кричи».
    Вот так вот, парень, иногда достаточно капельки виски, и все вокруг завертится бесовским хороводом, вовлекая в порочную круговерть бесшабашного веселья.
    Делберт нехотя слез с табурета. Он был один в темном помещении бара.
    Тишина казалась живой, наполненной голосами. Нужно было только прислушаться, и они становились отчетливо слышны. Десятки, сотни голосов – они перекрикивали другу друга, пытаясь сообщить нечто важное.
    (Эй, Дел, все в твоих руках, не будь размазней!)
    Грейди поплелся к выходу, вдыхая запах пыли и виски. От выпитого, к горлу подкатила рвота. Делберт покачнулся, и пьяно хихикнул.
    Как бы там ни было, он поимел свое, и спиртное, что лениво перекатывалось в желудке, было тому подтверждением.
    (Сто против одного, ты поймал резаный мяч, и теперь судьи чешут затылки, пытаясь объяснить, как такое могло случиться!)
    В столовой гулял сквозняк, разнося по грязному полу конфетти. Грейди протопал к дальнему выходу, оставляя следы. Неплохо было бы, навести здесь порядок. Быть может позже, когда он покончит со всеми своими делами.
    Грейди осторожно закрыл двери, словно опасаясь, что атмосфера праздника просочится наружу, внося сумятицу, не давая сосредоточиться на главном.
    (Вспомнить то, о чем позабыл…)
    Уллман неслышно подошел сзади. Он успел сбросить костюм волка, и теперь оказался тем, кем и был на самом деле.
    Большой босс. Мистер управляющий.
    Делберт обернулся, с трудом сохраняя равновесие.
    - Мистер Уллман, сэр… - начальник брезгливо наклонил голову на бок, наблюдая за попытками Грейди устоять на ногах.
    - Послушайте, Грейди – казалось, каждое слово вылетало изо рта Уллмана, чтобы, ударившись об стойку отскочить маленьким бойким чертиком. – Вам доверили присматривать за отелем. Назначили смотрителем – это важный пост, который подразумевает некоторую ответственность. Вы согласны?
    Делберт А. Грейди был согласен с каждым словом.
    - Однако… – скорбно продолжил Уллман, - похоже, мы ошиблись в выборе. Ваш предыдущий сменщик казался куда расторопнее. Мы возлагали большие надежды на вас, Грейди, и не хотелось бы признавать свое поражение.
    - Но сэр… - Уллман поднял руку, отсекая возможные возражения.
    - Мистер Грейди, руководство отеля и так было достаточно терпеливым ко всем вашим выходкам, но не кажется ли вам (Уллман сделал ударение на последних словах), что вы несколько отошли от дел? Нет, я ничего не хочу сказать плохого лично о вас, (каждое слово толстяка казалось маленьким обвинением в некомпетентности), но… - Уллман нарочно сделал паузу, как бы подчеркивая значимость сказанного. – Но, в настоящий момент сложилась особая ситуация, которая требует прямого вмешательства. Надеюсь, вы понимаете, о чем я толкую?
    Грейди не понимал. Он пытался сообразить, чего хочет от него этот настырный сукин сын, но спиртное обволокло мысли белесой плотной пеленой, и голос Уллмана казалось, долетал с другого крыла здания, несмотря на то, что чертов толстяк, стоял прямо перед ним, дышал в пупок, притоптывая на месте от нетерпения.
    Делберт сжал кулаки. В голове возникла и тут же пропала мысль, пронесясь по извилинам огненным метеором.
    (А неплохо было бы врезать ему разок, док?)
    Может быть.
    Грейди покачнулся, и Уллман тут же сменил тактику. Если до этого он пытался донести свое видение дальнейших перспектив, мягким, но вместе с тем уверенным голосом, то теперь, Стюарт-мать-его-так-Уллман, завелся не на шутку. Каждое слово казалось отлитым из олова, да и сам управляющий как будто стал выше ростом, раздался в плечах.
    - Эй, приятель! – Кричал Уллман. – Ты думаешь, мы тут в игрушки играем?
    Грейди испуганно покачал головой, и сделал шаг назад, отметив, как по лицу управляющего скользнула нехорошая улыбка. Окрик босса вернул его на грешную землю – Делберт всхлипнул, пытаясь собраться.
    - Нет, сэр… - почтительно прошептал он, и Уллман сменил гнев на милость.
    - Мы давно следим за вами, мистер Грейди. Согласитесь, стать смотрителем ТАКОГО отеля, весьма неплохая карьера, для простого парня с улицы, не так ли?
    Делберт покорно кивнул.
    - Но не всех устраивает данное положение вещей. И с вашей стороны было бы весьма опрометчивым не обращать на это внимание… – Уллман повернул голову, словно прислушиваясь к чему-то.
    И внезапно что-то произошло. Словно холодный вихрь пронесся по вестибюлю. Грейди оцепенев, смотрел, как меняется лицо босса. Оно поплыло словно воск свечи, принимая странные очертания. Глаза Уллмана вылезли из орбит, как будто в его голове взорвалась огромная новогодняя петарда.
    Стюарт Уллман испугался!
    - Это все они! – Завизжал он. – Эй, Грейди, сукин ты сын!!! Поднимай свой толстый зад – сделай что-нибудь!
    Грейди удивленно смотрел на толстяка, что стучал ногами, надувал щеки напрасно сотрясая воздух. Он никогда не считал себя толстокожим увальнем, которому все до одного места, но и маменькиным сынком тоже не был. Похоже, наступал момент, которого он так долго ждал – время немного поторговаться, так сказать.
    - Мистер Уллман. – вкрадчиво пробормотал Делберт Грейди, смотритель отеля «Оверлук». – Сдается мне, у вас проблемы?
    Уллман смотрел на него, опешив от такой наглости. Грейди откровенно наслаждался ситуацией.
    - А ты, я смотрю, крепкий орешек – наконец отозвался мистер Уллман. Он ухмыльнулся, заставив смотрителя попятиться. От фигуры управляющего повеяло холодом смерти, и Грейди прикусил губу, мысленно отругав себя, что связался с этим страшным человеком.
    - Ничего, приятель – одобрительно прошипел Уллман. – Каждый получит то, что заслуживает. Это, если можно так выразиться, политика руководства. Но, Дел (ничего, если я тебя так называю, сынок?) – кое-что может стать преградой нашим стараниям. А еще, парень, взгляни-ка на это:
    Музыка гремела так, что дрожал хрусталь на столиках, застеленных бардовыми скатертями. Конфетти было повсюду – в волосах прекрасных дам, за отворотами пиджаков, и даже в бокалах на неправдоподобно высоких ножках. Дорожки серпантина разрезали воздух, опадая волнительными спиралями, оплетая женские фигуры в обтягивающих платьях. И над всем этим великолепием царил божественный аромат виски.
    («Алекс Грейди» - тебе знаком этот вкус, так ведь!)
    За огромным столом восседают мужчины в клетчатых костюмах. Широкополые шляпы скрывают лица, но и без того можно предположить, что за покером собрались вполне серьезные люди.
    Женщины с блестящими глазами следят за игрой, ведь на кону кое-что весомее, чем просто деньги.
    Хей, парень, ты можешь быть частью всего этого!
    У них в кулаке целый мир, и такие парни как ты, часть этого мира. Ты можешь презирать всех этих олухов, что напялили дорогие одежды, а внутри полны гнили. За глаза ты называешь их дрочилами, понимая, что любой из них не продержится против тебя и минутки, но Дел, посмотри на это с другой стороны – чем ты хуже?
    Быть может, стоит начать с самого начала, попробовать прикоснуться к лощеной роскоши, и тогда, возможно, другие неудачники (ничего личного, приятель) будут так же провожать тебя завистливым взглядом, сплевывая коричневым от дешевого жевательного табака, считая, что ты ничем не лучше их самих. Но, мистер смотритель, мы-то знаем, что ты не таков, о нет – счастье не свалилось ниоткуда, просто каждому в жизни выпадает шанс вскарабкаться наверх, но не каждый способен оценить широкий жест судьбы, когда она бросает под ноги пригоршни всех сокровищ мира. Ты не таков, Делберт, и вполне заслуживаешь быть избранным.
    Это неплохая должность, раскрой глаза, Грейди, многие были бы готовы отдать душу, чтобы только оказаться на твоем месте, или ты решил перечеркнуть все, чего достиг?
    Парень – ты не настолько глуп, не так ли? Так что быть может, стоит попридержать норов, и послушать тех, кто знает, как помочь тебе?
    Самое время прислушаться!
    Кому нужны жалкие посиделки у стойки в стране неудачников, где за каждой пустой рюмкой следует полная, и нет конца блестящим марсианам, до краев наполненным самым отвратительным пойлом, что только можно представить.
    И Грейди, мать твою растак. Каким бы толстокожим сукиным сыном ты не казался, поверь, еще никто не устоял перед магией власти. Ты пока что еще смотритель, но это ведь не предел.
    Там, на вершине мира, можно ухватить судьбу за яйца, ощутить себя властителем судеб, вознестись над миром так высоко, как только пожелаешь…
    Так стоит ли ограничивать себя самого?
    Кто знает, быть может то, что тебе предлагают, стоит потраченных усилий, тем более, требуется сущий пустяк:
    НАВЕСТИ, НАКОНЕЦ, ПОРЯДОК!!!
    Только и всего, Делберт А.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: