Творчество поклонников

Сменщик

Добавлен
2007-11-25 10:20:28
Обращений
6083

© Иннокентий Соколов "Сменщик"

    Грейди – смотритель отеля…
    Или нет? Быть может ты просто очередной неудачник, что нашел смысл жизни на дне пустого бокала, в котором когда-то плескались остатки выпивки?
    Грейди покачал головой – вовсе нет.
    Если кто-то решил сбить его с толку, он пожалеет об этом.
    Уллман довольно качал головой, но все равно беспокойный блеск маленьких поросячьих глазок, выдавал крайнюю степень волнения.
    - Поспеши, приятель. – Пробормотал он, удаляясь в тень вестибюля, туда, где в дальнем углу столовой, светится неоном вывеска бара.
    (Бар «Колорадо» открывает новый сезон охоты!)
    Пустой темный вестибюль внезапно озарился светом, и яркая вспышка ослепила смотрителя. Он прикрыл глаза, и когда свет померк, убрал руку. Пока глаза вновь привыкали к темноте, Грейди открыл для себя новые способности.
    Он, как и раньше смотрел на уходящий вдаль коридор, вот только часть сияния осталась в нем самом, позволяя видеть то, что не видят другие.
    Стены словно разошлись в стороны, явив свою потаенную суть. Грейди отчетливо видел проходящие под штукатуркой электрические провода, трубы отопления, вентиляционные шахты…
    Затем в глазах вспыхнули стоваттные свечи, и мир сузился до размеров отеля. Грейди видел каждую комнату, каждый закуток. Вот второй этаж, два десятка номеров, в некоторых из них даже находились постояльцы. Делберт сумел рассмотреть женщину, которая принимала ванну, погрузившись в теплую воду, зачем-то сосредоточенно изучая запястья, (Грейди хмыкнул – у каждого свои причуды, не его дело совать нос, куда не следует), третий видно чуть хуже, четвертый – почти ничего не разобрать, все те же номера, только классом повыше, включая президентский, кладовки, бельевые… а это что такое!?
    С того места, где он стоял, трудно было что-то рассмотреть, Делберт прищурился, и увиденного оказалось достаточно!
    Бетти сорвала простыню, и смяла ее в неряшливый ком. Роуз стояла рядом, безучастно наблюдая, как сестра засовывает скомканную простынь под кровать, очевидно намереваясь совершить что-то плохое.
    Дрянные девчонки стащили спички, и решили устроить пожар. А ведь долг смотрителя не допускать подобных происшествий! Как быть, парень?
    Ты же не думаешь, что они затеяли это шутки ради? Решили поиграть в индейцев – так можно объяснить все эти невинные детские шалости, но, Грейди, раскрой глаза пошире – на самом деле, они затеяли плохое!
    И кто бы чего не говорил, недостатки воспитания никогда не доводили до добра. Стоит только отвернуться, парень, и они обязательно вляпаются в дерьмо. Замажутся по уши, вовлекая и тебя.
    Или ты надеешься остаться в стороне? Постоять тихо в сторонке – вот он я, но поверьте, ничего поделать не могу. Нет, приятель, так не пойдет. Но все не так плохо, как может показаться – нужно просто приложить немного усилий, наставить их на путь истинный, указать кто здесь главный.
    Только и всего, Дел. Устроить показательную взбучку. Надрать их очаровательные попки до зеркального блеска, пускай это не смущает тебя, смотритель, иногда девчонки выкидывают фортели похлеще, чем босоногие сорванцы, что просиживают летние дни на заборе. А потом они смотрят, блестя глазенками – ну чистые ангелы, но мы знаем, внутри гниль. И стоит только пустить дело на самотек, как все пойдет прахом.
    Держи глаза открытыми, Грейди – эти сучки собрались устроить пожар.
    СПАЛИТЬ ОТЕЛЬ!!!
    Оставить тебя без работы – им-то невдомек, как тяжело бывает прокормить пару голодных ртов, да и мамашу, что прохлаждается, бог знает где, забросив воспитание дочурок.
    Так что, Делберт Грейди, тебе решать, как поступить в этой непростой ситуации.
    Оставить все как есть? Позволить им завершить начатое?
    - Нет! – Взревел Грейди. Он выпрямился, ощущая, как тело переполняет невиданная сила.
    Делберт подбежал к лестнице, окинул взглядом уходящие вверх ступени. У самой лестницы, на красном деревянном щите, приколоченном к стене, покоился огнетушитель – свернутый много раз длинный полотняный рукав, с огромным латунным раструбом. Над огнетушителем, в стеклянном ящике, удобно разместился пожарный топорик. На щите виднелась затертая надпись белым: «Разбить в экстренном случае»
    Делберт хмыкнул. Случай действительно был экстренным, так что…
    Кулак Грейди врезался в стекло. Ящик разлетелся на части, усыпав пол вестибюля острыми осколками. Делберт вырвал топорик из креплений, и замахнулся, пробуя на вес. Рифленая рукоятка не давала топору выскользнуть из ладони.
    Он не собирается наделать глупостей, вовсе нет. Ничего такого – просто задаст им взбучку. Наставит на путь истинный, как ни крути, это именно то, что нужно!
    Неординарные ситуации требуют особых мер. И ничего страшного, если для этого придется сделать кой-кому больно.
    Натужно скрипя, подъехал лифт. Отель шел навстречу, помогая решить проблему. Грейди ухмыльнулся, оскалившись, как давешний волк из сказок. Мистер Уллман наверняка был бы доволен принятым решением.
    Грейди вошел вовнутрь, окинув беспечным взглядом богатую отделку лифта. Одним рывком закрыл внутренние двери, и дернул рычаг. Лифт начал подъем, сетуя и жалуясь на тяжелую жизнь гудением перегруженного мотора, треском и визгом стального троса, что тянул кабину вверх.
    Четвертый этаж.
    (Дамы выходят первыми…)
    Делберт, вырвался из лифта, словно просевший на пару дюймов пол, на самом деле был раскаленной чугунной плитой. Лифт со скрипом выровнялся, провожая смотрителя.
    Грейди брел по коридору, пьяно пошатываясь, но, тем не менее, отмечая каждую мелочь. Он приближался к цели…
   
    ***
   
    Услышав странный шум, Мелоди Грейди подняла голову. В комнате было темно, и только краешек луны, стыдливо заглядывал в окно, освещая постель тусклым светом.
    Она проснулась чуть раньше, с трудом обретая память. Некоторое время лежала, закрыв глаза, лениво перебирая воспоминания. Ее дорожка жизни, похожая на лунную рябь на поверхности озера, начиналась в сотне миль отсюда, и обрывалась в темном номере «Оверлука».
    Дни и ночи следовали друг за дружкой, и не особо-то различались. Днем она либо возилась на кухне, либо просиживала на диване, раскладывая пасьянс.
    Жульничать в «Солитер» стало привычным, отчего вся возня с картами превратилась в довольно глупую затею. Все равно, заняться было больше нечем. Это немного затягивало, и дни, проведенные в отеле, становились похожи на свернутую газету – вроде бы что-то и есть в ровных печатных строчках, вот только взгляд успевает пробежать по жирным заголовкам первой страницы, а что там дальше – одному богу известно.
    Мелоди Грейди – когда-то эти слова что-то значили для нее… довольно давно, если так разобраться.
    - Мел и Дел – шутили друзья, еще тогда, когда жизнь казалась сущим пустяком, и можно было надеяться что там, впереди весна и лето, и ветер, что бьет в лицо, лишь досадная помеха, не более.
    Чуть позже, когда родилась Бет, миссис Грейди ощутила как свежие сумерки лета, сменились осенними дождями слез. И, черт подери, не так то просто удержать вожжи, когда лошади несут прямиком в пропасть, и пускай путь впереди освещен скупым осенним солнцем, если всмотреться – до края гребаной пропасти всего ничего.
    Рождение Роуз только сократило расстояние.
    Если разобраться, никто не собирался повторять ошибки, просто… иногда случаются разные случайности, и только. В тот вечер по радио передавали «Шоу писюна Германа» и надо же, именно тогда, когда старина Герман разразился своеобразным смехом, Делберт Грейди сделал выстрел, который оказался отнюдь не холостым.
    И еще осенние дожди ушли вслед за летними сумерками, а Мелоди осталось слушать, как воют метели.
    Поначалу, эта работа казалась даром божьим, но в последнее время пребывание в стенах «Оверлука» стало тяготить. Дни стали вязкими как кисель, а ночи похожими на теплое ватное одеяло.
    Завтрак, обед и ужин. Да еще «Солитер» в промежутках между приемами пищи. Она словно проваливалась в темное ущелье, где не светит солнце, а воздух наполнен ядовитыми испарениями. Хотя возможно всему виной была атмосфера «Оверлука». Отель давил суровостью будней, несмотря на показную роскошь, порой граничащую с вульгарностью. Было в нем что-то плохое, вернее… низкое. Да именно так – низкое, словно отель был брюзжащим похотливым стариком.
    А впрочем, все это глупости. Бред собачий.
    Нет в этом четырехэтажном здании ничего такого, не считая крыс на чердаке, что разносили пыль своими безобразными хвостами. Ну, может еще пара-другая сотен крысиных гнезд в подвале.
    Иногда, правда, отель словно просыпался – Мелоди готова была поклясться, что слышит, как сигналят подъезжающие машины, хлопают двери, пропуская гостей, и те толпятся у стойки администратора, ожидая, когда сноровистые посыльные займутся багажом. Но на самом-то деле это выл ветер за окнами, забираясь сквозь щели в ставнях, чтобы дотянуться холодными пальцами сквозняков, залезть под одежду, заставляя вздрагивать от неожиданности.
    А еще сонная дрема сковала разум, словно тягучий студень – каждое лишнее движение давалось с трудом, и даже думать было лень.
    Вечером, уложив девочек, она забралась в постель, ожидая, когда же Делберт соизволит присоединиться. Муж бродил по этажам, проверяя все ли в порядке. Вообще в последнее время он словно прикипел душой к чертовому отелю. Вообразил себя невесть кем. Мистер смотритель, а на самом деле – обычный сторож, которого оставили присматривать за отелем в межсезонье, чтобы старик не слишком уж ветшал, разрушаясь от холодов.
    Дел заглянул на минутку, буркнул насчет давления в котле, и отправился в подвал, прикрутить краны. Мелоди сквозь дрему пробормотала что-то невразумительное, и провалилась в теплую лужу сна.
    Там, во сне было много чего такого, о чем и не вспомнить, проснувшись в темном номере, стискивая края простыни, и напряженно вслушиваясь в голоса в коридорах отеля.
    Такое бывало и раньше – пока Делберт возился с котлом, она выныривала из кошмаров, словно пловец, решивший спуститься особенно глубоко, и испытывающий неимоверное облегчение, что глупая задумка не привела к печальному концу, и в этот раз удалось выбраться на поверхность, где свет и воздух. И пускай он пахнет сыростью, но пьянит лучше старого вина.
    Сегодняшняя ночь не станет исключением. Хотя… возможно именно сегодня что-то изменится.
    Мелоди поняла это только что, услышав пронзительный крик.
    (Мама! Мамочка!!!)
    Хриплое нераздельное бормотание, неясный шум… снова крик!
    Это наверху, решила Мелоди. Сонливость как рукой сняло, она вскочила, вслушиваясь в тревожную тишину.
    (Тишину?)
    Что за черт?
    «Оверлук» был похож на улей полный пчел.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: