Творчество поклонников

Сменщик

Добавлен
2007-11-25 10:20:28
Обращений
6097

© Иннокентий Соколов "Сменщик"

    С первого этажа доносилась музыка, восторженные крики веселящейся публики.
    (Давай, детка – зажги на полную…)
    Сон как рукой сняло. Мелоди выскользнула из кровати, направляясь в комнату девочек. То, что она увидела там (а точнее не увидела) стало настоящим потрясением.
    Девочек не было!
    Мелоди бросилась к выключателю. Яркий свет залил комнату, но не смог вернуть на место дочерей. Кровать была пуста. Краешек простыни задрался, обнажив полосатую ткань матраса.
    Крик раздался снова – тягучий, воющий и внезапно оборвался. И тот же миг, под потолком разорвалась лампочка, усыпав пол осколками. Комната вновь погрузилась во тьму.
    Мел подбежала к двери, чуть приоткрыла - в коридоре было темно, только в самом конце, у лестницы тускло поблескивал латунный наконечник огнетушителя.
    - Бетти, Роузи… - осторожно, чуть ли не шепотом позвала она.
    Внизу хлопнула дверь лифта, и кабина пришла в движение, дребезжа и тарахтя. Лифт остановился на втором этаже, словно приглашая Мел войти и совершить небольшое путешествие наверх, а быть может и вниз, как повезет.
    Мелоди, стояла у двери, не решаясь покинуть номер, ставший временным пристанищем четы Грейди. Именно сейчас квартира показалась самым безопасным местом, и покинуть ее стены, было бы весьма опрометчивым поступком.
    - Не так ли, милая? – прогремел голос в голове. Настойчивый, самодовольный… Голос отеля.
    «Оверлук» разговаривал с ней, и голос его отливал металлом.
    - Побудь-ка здесь, крошка, и это станет единственно правильным поступком в твоей жизни. Забирайся обратно, под теплое одеяло, накройся с головой, и быть может, тебя минет чаша скорби, из которой отопьют все те, кто заслужил наказание.
    (Мамочка, ну где же ты?)
    Мелоди вздрогнула и прижала руки к груди, пытаясь согреться. В комнате стоял жуткий холод. Если бы она спустилась сейчас в подвал, то обнаружила, что Грейди полностью затушил огонь. На всякий случай.
    Нужно было что-то делать. Мелоди вернулась в комнату, подошла к шкафу, выдвинула полку. Ящик оказался заполнен разным барахлом, что так и лезло под руку. Какие-то папки, блокноты…
    Ключ нашелся не сразу – некоторое время она рылась в содержимом ящика, пытаясь на ощупь отыскать его. И когда уже совсем отчаялась найти, пальцы зацепились за холодный кусочек металла.
    Мел сжала ключ в руках, словно боясь, что он протечет сквозь пальцы, как растаявшая льдинка. Ничего такого не произошло.
    Она бросилась к столу, что стоял у окна. Иногда на Дела находило вдохновение, и он мог часами просиживать за столом, перелистывая старые газеты, вытащенные из огромной неряшливой кучи у котла.
    Верхний ящик открывался ключом. Тем самым, что был у нее в руке.
    Револьвер сразу нырнул в ее ладонь. Она вытащила его из ящика, словно гремучую змею. Медленно и осторожно.
    Когда-то, еще до рождения Бет, муж принес оружие домой, и с тех пор, чета Грейди перевозила револьвер с места на место, как какой-то талисман.
    Ей ни разу не доводилось стрелять из него, и по правде говоря, почему-то казалось, что в самый нужный момент, револьвер даст осечку – уж больно он выглядел не настоящим, скорее игрушечным. Дамский вариант.
    Мелоди, вышла из номера, набросив на плечи вязаную кофту.
    Она не решилась воспользоваться лифтом – похоже, тот давно уже жил самостоятельно, обходясь без чужой помощи. Пока Мелоди поднималась на третий этаж, он успел несколько раз подняться и опуститься.
    Третий этаж был пуст, зато этажом выше, в коридоре горел свет. Она вступила на залитые светом ступени и остановилась, увидев мужа.
   
    ***
   
    Делберт Грейди встретил супругу у лестницы. Он стоял, пьяно покачиваясь, с трудом удерживаясь, чтобы не рухнуть на пол. В правой руке он сжимал топорик, лезвие которого было испачкано красным.
    Мелоди остановилась, с ужасом рассматривая мужа. Свет обрамлял Грейди, отчего его фигура казалась зловещей и зыбкой. Он был похож на существо из кошмаров, что просочилось в реальность, чтобы нести боль и ужас.
    (Сеять смерть, детка, и никто не останется, обделен, уж Делберт Грейди позаботится об этом!)
    - Дел? – Мелоди подбиралась к нему, даже не пытаясь собрать воедино мысли, что разбежались в стороны юркими серыми мышками.
    (Что там у него в руке?)
    Грейди молчал.
    - Где Бет, Роузи? Что происходи, да ответь же!
    Он не сводил с нее глаз. Нехорошая улыбка перекосила его лицо.
    (Иди сюда детка. Подойди поближе, и получишь ответы на вопросы, хотя вряд ли они придутся по душе тебе, маленькая шлюха!)
    Лифт в последний раз дернулся, и остановился. Отель погрузился в тишину.
    Мелоди, как зачарованная поднялась на ступеньку. Потом еще на одну. По мере того, как она приближалась к мужу, свет становился ярче, и при желании можно было рассмотреть все до мелочей.
    Если откуда-то раньше и доносились отголоски веселья, то сейчас «Оверлук» заснул. И быть может тишина, стала причиной того, что Мелоди сообразила, наконец, что не так в этой ночной истории.
    Они одни в этом гребаном отеле!
    (Неплохой ход, детка - ты делаешь успехи. Еще немножко, и до тебя дойдет главное…)
    ЛЕЗВИЕ ТОПОРА ИСПАЧКАНО КРАСНЫМ!!!
    Мелоди прикусила губу, чтобы не закричать. Ей стало дурно. Не соображая, что делает, она выставила руку, сжимающую револьвер, и большим пальцем взвела курок.
    Услышав сухой щелчок, Делберт напрягся. Улыбка сошла с его лица, словно туча закрыла скупое октябрьское солнце.
    - Ты собираешься выстрелить, детка?
    Мелоди с трудом удерживала оружие, отчего дуло револьвера описывало сложные фигуры в воздухе.
    - Думаешь, хватит пороху пристрелить собственного мужа, Мел? – Проскрипел Грейди.
    (Высадить мозги к чертовой матери. Испачкать шелковые обои, почище, чем в президентском люксе!)
    - Где девочки, что ты сделал с ними? – Скорее прошипела, чем спросила она, и Делберт, наконец, соизволил ответить.
    - Немного наказал, только и всего. – Голос казался чужим, словно кто-то забрался в его тело, и теперь пытался имитировать интонации мужа. – Задал небольшую взбучку!
    (Детка, а ты уверена, что это твой муж? Вернее не так – ты уверена, что перед тобой стоит, покачиваясь, именно тот Делберт Грейди, который слушает «Шоу Германа» и грызет «Беби Рут» стараясь, чтобы не видели девочки?)
    - И если ты не против, у меня найдется парочка вопросов и к тебе, дорогуша! – Нарочито слащаво пропел Грейди, и спустился навстречу.
    Теперь их раздела пара ступеней. Мелоди зачаровано смотрела, как сильные пальцы мужа сжались на рукоятке топора. Сейчас, крошка, пару секунд, и…
    Топор со свистом разрезал воздух, и пронесся перед носом Мелоди, словно маленькая сверкающая комета. Делберт качнулся, и его нога подвернулась, соскочив с края ступеньки. Пару секунд он балансировал на краю, пытаясь удержаться, но затем рухнул прямо на нее, расставив руки, словно пытаясь обнять напоследок.
    Они скатились вниз, не разжимая объятий, словно парочка влюбленных, и уже на последних ступенях, Мелоди скорее почувствовала, чем услышала треск. Нога мужа, прижатая к полу, не выдержала ее веса, и сломалась, словно пересохшая веточка. Делберт вскрикнул, и выпустил топор.
    В последний момент Мелоди здорово приложилась головой о холодный каменный пол, (ковровая дорожка накрывала только ступени лестницы, но на площадках между этажами, блестел отполированный ногами посетителей мрамор), она охнула, ощутив, как что-то холодное облепило уши, словно к ним прижали две мокрые ладошки. Звуки казалось, пропали вовсе, и, попытавшись отползти, Мелоди, почувствовала, как по щеке потекло что-то теплое. Мазнув рукой, она поняла, что это кровь.
    Она закричала, и не услышала крика. Это оказалось неожиданно страшным. Мелоди перевалилась через тело мужа, и вздрогнула, ощутив под руками холодную сталь. Револьвер валялся на полу, с одной стороны рукоятки отбился кусок пластмассы, но курок по-прежнему был взведен.
    Удивительно, что он не выстрелил тогда, когда они катились по ступенькам. Мелоди осторожно подобрала револьвер, ощутила его успокаивающую тяжесть. И тут же вернулись все звуки.
    И первым, что она услышала, было тихий звериный скулеж. Делберт Грейди пришел в себя, и теперь пытался приподняться с пола.
    Он перевернулся, и отталкивался локтями от пола, приближаясь к Мелоди.
    (Ты заслужила трепку, как не крути, так что будь паинькой и не пытайся улизнуть, крошка!)
    Мел закричала, и ее крик как будто придал мужу сил – Грейди оттолкнулся от пола сломанной ногой (тихий стон осел кровавой пеной на его разбитых губах), и одним рывком перенесся вперед, уцепившись в ее руки своими.
    Они боролись, задыхаясь от ненависти, и в какой-то момент, он сумел вывернуть ее руку. Мел завизжала, но визг тут же оборвался коротким выстрелом. Она дернулась, и Грейди вновь нажал на курок.
    Затем еще.
    И еще…
    - Остановись, парень… – Мистер Уллман подошел неслышно, и теперь покачивался, заложив большие пальцы рук за пояс.
    Грейди поднял голову.
    - Они получили свое, мистер Уллман… - прохрипел он, морщась от боли в ноге.
    - Несомненно! – Промурлыкал Стюарт Уллман, щурясь как кот. – Вот только…
    - Что еще? – Недовольно пробурчал Грейди, наблюдая, как с лица Уллмана пропадает улыбка.
    - Руководство отеля не совсем довольно результатами вашей деятельности, мистер Грейди. – Холодно ответил Уллман.
    Толстяк возвышался над Грейди, словно придавая значимости произнесенным словам.
    Делберту стало страшно.
    Он заскулил, словно перепуганная такса, что полезла в кусты, надеясь схватить опоссума, но вместо этого столкнулась с волком.
    - Но мистер Грейди, сэр – заныл Делберт. – Я делал все, как мне приказали!
    - Мы внимательно следили за вами – подтвердил Стюарт Уллман. – Но руководство считает, что вам не хватает… деликатности. Слишком топорная работа, уж простите за каламбур…
    Уллман помедлил. Он явно наслаждался ситуацией.
    (Настырный сукин сын, – в который раз, с яростью подумал Грейди.)
    - Вы не справились с возложенными на вас обязанностями Грейди – вновь заулыбался Уллман. – Боюсь, мы вынуждены вызвать сменщика.
    И как бы извиняясь, добавил:
    - Ничего личного, парень. Политика руководства…
    А потом Делберт Грейди, смотритель отеля, засмеялся, пытаясь заполнить священную тишину отеля хриплыми, кашляющими звуками.
    Он смеялся до тех пор, пока не заболело в груди.
    Уллман все это время стоял рядом, скрестив руки. В его взгляде читалось неодобрение.
    - Сукин сын… - наконец прохрипел Грейди.
    - Простите? – Не расслышал Уллман.
    - Сукин! Сын!!! – пролаял Делберт, задыхаясь от боли.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: