Творчество поклонников

Сменщик

Добавлен
2007-11-25 10:20:28
Обращений
6270

© Иннокентий Соколов "Сменщик"

   
    Он вскинул револьвер, пытаясь поймать в прицел тучную фигуру управляющего.
    Уллман покачал головой.
    - Поберегите патроны, мистер Грейди, возможно вам придется сменить мишень. И знаете что…
    Стюарт Уллман задумался на секунду, и довольно кивнул.
    - Возможно, мы и договоримся.
    Грейди замер.
    - Да сэр! – Торжественно вскрикнул толстяк. – На вашем месте, я бы обсудил все вопросы с мистером Дервентом.
    Смотритель с надеждой вскинул голову.
    - Думаю вы найдете его в баре.
    Делберт прикрыл глаза, пытаясь привести мысли в порядок.
    - Мистер Уллман… - Но в коридоре снова было пусто.
    Он попытался приподняться. Что-то хрустнуло ниже колена, и по ноге растеклась огненная лава. Грейди закричал, теряя остатки голоса.
    (Больно! Боже, как больно!!!)
    Он находился на площадке между четвертым и третьим этажами, и сползти вниз, к вестибюлю в таком состоянии было задачей не из легких. Грейди закусил губу, и оттолкнулся от пола.
    Боль начиналась чуть ниже колена, и поднималась вверх волнами, яростными, обжигающими. Делберт глубоко задышал, хоть как-то пытаясь унять ее.
    - Веселись, детка… - прошептал он.
    Собраться с силами, вытянуть руки вперед, впиться пальцами в холодный мрамор. Вдохнуть полную грудь, готовясь к худшему…
    - Черт!!!
    (Подними голову и вперед, приятель!)
    Боль вывернула наизнанку, превратила тело в кусок дрожащей, потной плоти. Делберт завыл, чувствуя, что еще немного и не сможет дышать.
    Он закрыл глаза и пополз вперед, оставляя следы окровавленными ладонями.
    Кое-как добрался до края площадки, перевесился, пытаясь рассмотреть дальнейший путь. Ступеньки уходили вниз, и казалось, им нет конца. Лестница стала невероятно длинной, ощерилась сотней непреодолимых преград.
    (Ну же, мистер смотритель, покажи им всем!)
    Грейди начал спуск. Он ощупывал руками очередную ступеньку, словно пытаясь породниться с ней. Затем одной рукой хватался за грань, и подтягивал тело, стараясь переносить вес на здоровую ногу.
    Он полз вниз, что-то нераздельно бормоча под нос. Несмотря на все ухищрения, проклятая нога билась о ступеньки, заставляя вскрикивать. Пару раз Делберт терял сознание, чтобы вновь обнаружить себя распластанным на ковровом покрытии лестницы.
    Боль стала привычней, словно сроднилась с ним. Теперь Грейди воспринимал ее как часть собственного существования. Что-то вроде гудения котла в подвале. Она есть и все тут, и ничего с этим не поделаешь, как ни старайся.
    Много позже, Грейди выпал в коридор третьего этажа, и замер, не веря глазам.
    Коридор был заполнен людьми. Они проходили мимо него, не обращая внимания, словно он был лишь призрачной тенью, нашедшей упокоение на затертом бархате ковровой дорожки.
    До лифта оказалось рукой подать.
    Грейди дополз до дверей, теряя остатки сознания. С трудом подтянулся, пытаясь открыть дверцу. Та со скрежетом подалась. Потом он отдыхал, привыкая к новому для себя ощущению – вроде бы все в порядке, но стоит только чуть двинуться, тысячи зубастых зверьков тут же вгрызутся в плоть, терзая, дробя беспощадными челюстями.
    Хуже оказалось с рычагом, включающим механизм лифта. Грейди не мог дотянуться до него – он пытался вскарабкаться по стене, опираясь на уцелевшую ногу, но от этого становилось только хуже.
    (Нет, приятель, так не пойдет. Если ты решил схитрить, то тем хуже для тебя. Давай, поднимай свой зад, и тогда мы посмотрим – быть может, старый трудяга и доставит тебя в страну волшебных грез…)
    Грейди на всякий случай прикусил губу. Он не представлял, каким образом сумеет сделать то, о чем проорал в голове голос Уллмана (голос отеля), но выбора не было. Помедлил немного, пытаясь оттянуть неприятные мгновения.
    А потом он оттолкнулся от пола, и взвился вверх, сгорая в огненном пламени. Обломки кости терлись друг о дружку, словно пытаясь встать на место, и Грейди отчетливо ощутил, как вздрогнул и прогнулся мир, стараясь удержать его душу.
    Он ухватился за рычаг, и всем своим весом налег на неподатливую железяку. Лифт дернулся и нехотя начал спуск. По мере того, как Грейди приближался к первому этажу, музыка снизу становилась все громче.
    (Ваш выход, господин смотритель!)
    Грейди вывалился из лифта, и пополз дальше, оглушенный всеобщей суетой.
    За стойкой администратор записывал постояльцев, время от времени, покрикивая на нерасторопных посыльных. От стойки протянулась целая очередь. И все они сгорали от нетерпения окунуться в волшебство, что обещала последняя ночь уходящего года.
    Их было много здесь. Разных возрастов женщины в платьях, что лишь прикрывали волнующие прелести, умудренные опытом и совсем молоденькие, развязные и скромницы, мужчины, в длинных плащах до пят, с оттопыренными карманами, и холодными взглядами, но всех их объединяло одно – было в них что-то… низкое.
    Низкие люди наводнили «Оверлук», и тот был рад каждому из них, словно заблудшие дети возвращались в его лоно, принося с собой капельку этой самой низости…
    Сейчас Грейди было абсолютно наплевать на все условности. Он полз, лавируя между оголенными ножками распутных прелестниц, даже не пытаясь бросить взгляд вверх, туда, где за краями шелковых чулок начинались ажурные подвязки, огибал чемоданы, приближаясь к цели.
    Туда, где в дальнем конце столовой призывно светит вывеска бара, и там, за дверями, так похожими на крылья летучей мыши, тепло и уютно, и можно пропустить стаканчик-другой виски, крякнуть, ставя на стойку пустой бокал, и пока бармен наливает следующий, бросить на развеселую публику скучающий, ленивый взгляд.
    Грейди полз по вестибюлю, сгорая от желания объяснить все мистеру Дервенту, НАСТОЯЩЕМУ хозяину отеля. Он без сомнения выслушает его, в отличие от ублюдка Уллмана, который только и думает о том, как бы прикрыть свой жирный зад.
    У него найдется парочка аргументов, которые наверняка заинтересуют руководство отеля. Грейди не хотелось даже думать о том, что все его старания могут оказаться напрасны. Он сделал точь-в-точь, как ему было велено, а если и внес чуточку разнообразия, добавил так сказать от себя – то все для пользы дела.
    Мистер Дервент поймет…
    Делберт добрался до двери, и замер, обдумывая следующий ход. Даже если он и заползет в бар, большим сытным червячком, вряд ли кому-то будет дело до жалкого пропойцы, что ворочается на полу, пытаясь обратить на себя внимание.
    (Нет, малыш, и ты знаешь, каким будет ответ!)
    Грейди застонал.
    Сначала он встал на колено, затем одним невероятным толчком послал вверх ставшее вдруг невесомым тело.
    Так он и стоял, покачиваясь, пытаясь удержать рвущийся из груди стон.
   
    ***
   
    В баре было людно.
    Грейди вошел, ковыляя, словно оживший мертвец. Впрочем, кое-что в нем и в самом деле умерло. Еще тогда, когда он полз по бесконечной лестнице, проклиная каждую ступеньку, что оставляла неизгладимый след в душе.
    Кабинки были заполнены орущей публикой. Запах виски вновь окутал сгорбленную фигуру Грейди, словно приглашая присоединиться к незабываемой атмосфере.
    (Давай малыш – самое время немного поправить здоровье!)
    Грейди обвел взглядом кабинки. Как и раньше – ни одного свободного места. На эстраде бесновался оркестр, пытаясь наполнить орущим джазом каждый кубический дюйм помещения.
    Хорас Дервент расположился в самой последней кабинке (Грейди узнал его сразу по той неуловимой ауре, что окружала хозяина отеля) - он восседал за столом, и две полуобнаженные девицы жались к нему с обеих сторон. Напротив разместилась самая развязная публика, какую только приходилось встречать Грейди.
    Делберт добрался до кабинки мистера Дервента, и замер чуть в стороне, ожидая, когда же на него обратят внимание. Он стоял, сжимая в руке револьвер. Все время, пока Грейди добирался сюда, оружие было у него в руках – Делберту даже не пришло в голову бросить его.
    Ночь вступила в свои права, и казалось утро, никогда не наступит в этом баре, и веселью не будет конца, но как бы то ни было, Грейди сумел добраться до места встречи, возможно руководство оценит его настойчивость.
    Мистер Дервент хлопнул в ладоши, и музыка стихла. Грейди оказался в окружении ухмыляющихся лиц, что образовали полукруг пестрых одежд и разноцветных масок. Ледяное презрение сочилось сквозь отверстия для глаз, и блеск холодных губ свидетельствовал лишь об одном: ему не очень-то были рады на этом празднике. Возможно он лишний здесь, несмотря на все заслуги?
    - Ну, ну… - Хорас Дервент успокаивающе развел руками. – Подойдите пожалуйста, мистер, э…
    Возникший ниоткуда долговязый верзила в огромных очках и застиранном вязаном свитере что-то шепнул ему на ухо.
    - Мистер Грейди – исправился самый главный босс.
    Грейди не отводил взгляда от свитера верзилы. На серой шерсти красовались кровавое «Умник».
    Мистер Умник и…
    (И кто, малыш?)
    Хорас Дервент нетерпеливо щелкнул пальцами, и очнувшийся Грейди сделал шаг вперед. В ноге хрустнуло, и Делберт поморщился, ощутив знакомый зуд – сотня огненных муравьев пробежала от колена к бедру, поднимаясь выше.
    С противоположной стороны от мистера Дервента устроился тучный брюнет, с сигарой в зубах. На черном фраке красовалось затейливое «Ловкач»
    С лица брюнета не сходила кислая улыбка. Он рассматривал смотрителя, словно примеряясь как ловчее обвести вокруг пальца доверчивого простофилю, коим без сомнения в его глазах являлся Грейди.
    - А ну-ка… - Мистер Дервент протянул руку, и Делберт безропотно отдал оружие.
    Хорас Дервент улыбнулся. Он, не глядя, передал револьвер Ловкачу, и тот ловко крутанул барабан, затем зачем-то дунул в ствол, и вернул оружие боссу.
    - Что же нам делать с вами? – Задумчиво протянул мистер Дервент. Его холеная рука небрежно поигрывала револьвером.
    Грейди сглотнул. По правде, говоря, он и сам не знал, как быть дальше. Он послушался Уллмана, черти бы его подрали, и теперь ощущал себя полным дураком.
    - С одной стороны, мы не могли не оценить вашу преданность, Грейди. С некоторых пор, вы всецело отдались нашему общему делу, и надо признать достигли на этом поприще некоторых успехов.
    Делберт смущенно покраснел.
    - С другой стороны – продолжал Хорас Дервент – нельзя не обращать внимания на некоторые, так сказать мелочи, которые характеризуют вас, как смотрителя отеля, не очень хорошо…
    Грейди крался по коридору, сжимая топор. За дверью номера (соседнего с президентским), царила тишина, но Делберт знал, они там. Две маленьких проказницы, проучить которых – святое дело.
    Он толкнул дверь – заперто.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: