Творчество поклонников

Попрыгун

Добавлен
2007-12-09 15:04:41
Обращений
6123

© Александр Подольский "Попрыгун"

    — Сегодня соберется вся гламурная тусовка. Уверен — подъедут даже те, кто в принципе в кино не ходит. Такую возможность и хороший фильм посмотреть, и себя пропиарить, мало кто упустит.
    В следующие полтора часа, мимо новоиспеченных знакомых прошагало столько звезд, сколько не встретишь на ночном безоблачном небе. Гулявшие среди журналистов опасения не подтвердились — заявленные гости из США прибыли почти в полном составе (не смог прилететь только актер, исполнивший роль Эдди Дина). К бурной радости Сергея, прибыла и Холли Берри, облаченная в шикарное платье кремового цвета. Девушка прошла мимо беснующейся толпы под руку с режиссером, и скрылась в помещении кинотеатра.
    — Вот теперь, могу смело заявить, что жизнь прожил не зря! — гордо заявил Сергей, вызвав веселое оживление вокруг.
    Сверкнув фарами, показался очередной автомобиль, тут же приковав все внимание к себе. Из черного «Мерседеса» молча вылезли четверо, и неуверенно ступили на дорожку. Водитель нажал на газ, и машина отправилась за очередными гостями.
    — Кто это? — спросил Антон.
    — Мама дорогая, это ж Кинг! — громко крикнул Сергей. По толпе пронесся гул, и уже через несколько секунд гостей встречали одобрительным свистом.
    — Прилетел таки! — радостно воскликнула Катя.
    — А который из них? — чувствуя себя полным профаном, поинтересовался Антон. Он немного наклонился к девушке, почувствовав приятный аромат духов.
    — Тот страшненький, в очочках.
    Антон посмотрел на квартет внимательнее. Выше всех был чернокожий амбал, одетый в строгий костюм. «Охранник», — сообразил про себя Антон. Под определение «страшненький в очочках» подпадали сразу двое. Только один был высоким и худощавым, а второй походил на свинью-копилку — румяные массивные щеки, почти овальная форма тела, и какая-то странная улыбка. Но толпа узнала обоих, приветствуя их аплодисментами. Антон сообразил, кто из гостей Кинг, только когда нескладного писателя подозвали к одной из видеокамер для интервью. Помогал американцу хлипкий худощавый мужчина, оказавшийся переводчиком.
    — А что это за жирдяй? — продолжал допрос Антон, вознамерившийся выяснить личность каждого из четверки американцев.
    — Я даже не знаю, — произнесла Катя. — Пускай поближе подойдет. Но ведет он себя так, словно имеет непосредственное отношение к этому празднику — рукой машет, автографы дает. Ясно одно — это не какой-нибудь администратор или менеджер.
    Толстяк приближался быстрее своих спутников, и остановился в нескольких метрах от завороженной троицы, чтобы расписаться на двух книжках, которые протягивала ему молоденькая девушка.
    — Ядрен батон! — выпалил Сергей, рассмотрев обложки, на которых сияли названия: «Коко» и «Пропавший мальчик, пропавшая девочка». — Это же Петька, как я его сразу не узнал!
    — Какой еще Петька?!
    — Ну, — начал Сергей, — Петька, это по-нашему. А в Америке он Питер. Питер Страуб — друг и коллега Кинга. Тоже, между прочим, отличнейший писатель!
    — Точно! — разразилась Катя. — Я же знала! Не могла вспомнить, я ведь только одну его фотографию видела. Я думала это все слухи, а он и впрямь прилетел!
    Страуб прошел мимо Антона, зажмуривая глаза от вспышек. Кинг, в сопровождении переводчика, с минуту постоял в нескольких метрах от троицы, помахал рукой, и исчез из виду. Замыкая шествие, следом испарился и охранник.
   
   
    Премьера прошла отлично. Зрители, среди которых были сплошь знаменитости, слегка разбавленные журналистами, встретили финальные титры аплодисментами.
    Антону повезло вдвойне. Фильм оказался просто потрясающим. Парень получил от просмотра небывалое удовольствие, и твердо вознамерился ознакомиться с творчеством Стивена Кинга. Ведь целый год ждать продолжения, чтобы узнать о дальнейших приключениях героев, он был уже не в состоянии. Кроме того, за время сеанса Антон сильно сблизился с Катей, которая с каждой минутой нравилась ему все больше. И пускай им не досталось сидячих мест, и ребята были вынуждены три часа провести на ногах, это все же лучше, чем не попасть сюда вовсе. Такая незавидная участь постигла многих коллег парня, в том числе и чрезмерно разговорчивого Сергея, чему Антон был даже рад. Теперь никто не встревал в разговор, и не пытался перебить в любую секунду. Ну а самым приятным моментом было то, что от девушки исходила взаимная симпатия. Катя охотно шутила, терпеливо растолковывая Аверьянову, незнакомому с оригиналом, некоторые нюансы истории. Хотя Антон и не все понял (что такое «ка-тет» так и осталось для него загадкой), в этой компании парень чувствовал себя очень комфортно, и был несказанно рад, узнав, что Катя так же получила приглашение на вечеринку по случаю премьеры.
    — Для нас должны выделить несколько автобусов, — сказала девушка. — Приятно попасть на такое мероприятие, в то время как большая часть собравшихся будет пускать слюни зависти.
    — Ага, — согласился Антон. — А ты случайно не в курсе, куда мы поедем?
    — В какой-то уютный клуб неподалеку, — со знанием дела, ответила девушка. — Я слышала будет костюмированное шоу в стиле Хэллоуин.
    — А не рановато ли для этого праздника? Он ведь в конце октября?
    — Да какая разница. Вечеринка в стиле «ужасного» праздника, — по-моему, неплохо. Учитывая то, что в Америке он очень популярен, и принимая во внимание сегодняшних гостей, я думаю, Хэллоуин придется как нельзя кстати.
    На этих словах разговор и закончился, потому что одна из девушек координаторов уже рассаживала пишущую и фотографирующую братию по комфортабельным автобусам.
   
   
    Антон не успел разглядеть исчезнувшую в дверях клуба Катю, так как был занят изучением внешнего вида здания. Весь первый этаж был завешен плакатами различных монстров, в том числе и омароподобных тварей, из только что отсмотренного фильма. У входа гостей встречали два человека в плащах с капюшонами, обликом напоминающие Смерть. Они синхронно разводили в стороны внушительные косы, пропуская всех желающих внутрь, откуда уже струилась заводная музыка. Над головами всеми цветами радуги светилась надпись на двух языках: «Welcome to Halloween! День всех Святых уже наступил!».
    Первое, что бросилось в глаза Антону — это огромное количество светящихся тыкв, вырезанных в лучших традициях Хэллоуина. Как только парень ступил внутрь, ему сразу предложили надеть маску. Из великого многообразия резиновых лиц, Аверьянову больше всего приглянулась физиономия Дарта Вейдера. Парень, нацепив маску космического злодея, моментально смешался с кишащей массой Фредди Крюгеров, Джейсонов, и Майков Майерсов.
    Антон сделал всего несколько шагов в сторону ломящихся от угощений столов, как вдруг его одернули. Повернувшись, Аверьянов увидел обезображенное старушечье лицо, и на мгновение опешил. Но уже через пару секунд, парень узнал хозяйку этой ведьминой маски.
    — А я тебя уже потерял, — сказал он, снимая «шлем».
    — Я прошлась тут немного, осмотрелась, — произнесла Катя. — Представляешь, похоже Кинг уже нализался! По крайней мере, при ходьбе его сильно штормит.
    — Ну правильно! Приехать в Россию, и не попробовать местной водки — это форменное неуважение к национальной культуре.
    — Это точно. Может он потом напишет новый ужастик о том, как тяжело бывает с похмелья… А Страуб вообще пропал куда-то. Не знаю как у тебя, а у меня, почему-то, его внешность ассоциируется с маньяком-педофилом…
    Ребята дружно рассмеялись, и вместе стали пробираться между толпами разномастной публики, с любопытством разглядывая веселящийся бомонд.
    Огромный зал был забит нечистью. И пускай из-под наброшенных сверху костюмов проглядывали дизайнерские шмотки, смотрелись собравшиеся очень неплохо. У столов толпилась внушительная компания. Гости слонялись туда-сюда, пробуя дорогие угощения и останавливаясь пообщаться. Со второго этажа, на котором находился танцпол, слышались взрывы музыки и веселые крики. Казалось, все помещение готово пуститься в пляс.
    На гигантском экране проецировались нарезки из классических фильмов ужасов, а ведущий предлагал всем желающим угадать названия этих шедевров. Катя, под одобрительные аплодисменты, выиграла бутылку шампанского, в нескольких кадрах узнав баркеровского «Восставшего из ада».
    — Вот это я понимаю! — не скрывая радости, проговорила девушка. — На таких мероприятиях я готова работать круглосуточно.
    — И не говори, — согласился Антон. — Только когда теперь выпадет подобный случай?
    — Если еще выпадет…
    Они двинулись вдоль увешенной разноцветными лампочками стены, ближе к затемненной части зала. Там расположились американские гости, уютно разместившиеся на диванчиках. Их окружало кольцо любопытствующих, которые все же вели себя не слишком навязчиво.
    — Мне нужно попытаться сфотографировать америкашек в непринужденной обстановке, — проверяя фотоаппарат, заявила Катя. — Главное, чтобы охрана не стала мешать.
    Антон шел следом за девушкой, всматриваясь в красные огонечки сигарет заокеанских гостей, и в эту минуту что-то произошло. Помещение провалилось в абсолютную темноту. Исчезла и музыка. Антон вдруг подумал, что потерял способность чувствовать, — слишком уж неестественной казалась возникшая атмосфера. Не было слышно ни единого звука. Даже шагов. Что-либо разглядеть не представлялось возможным.
    В лицо Аверьянову ударила струя воздуха. Это был прохладный свежий ветер, непонятно каким образом пробравшийся сюда. Парень попытался что-то сказать, но слова отказывались выплескиваться наружу, словно он находился под водой. Ноги не слушались, тело как будто парализовало. Раздался крик. Короткий резкий выплеск эмоций где-то в центре зала. За ним последовал еще один, на этот раз более продолжительный. Антон безуспешно пытался сдвинуть свое каменное тело, а повсюду продолжали рождаться оглушительные вопли. Люди срывали горло, но очень быстро замолкали. Что-то происходило.
    Антон явственно чувствовал движение в темноте. Вот кто-то пробежал совсем близко, едва не задев парализованного парня. Аверьянов почувствовал странный едкий запах, от которого стала кружиться голова. В кромешной темноте вдруг сверкнуло пятно. Затем еще одно. А потом в глазах разорвалась атомная бомба. Все пространство озарила невероятная вспышка, земля под ногами стала проваливаться, а сознание выскользнуло из тела Антона, как оперившийся птенец из материнского гнезда.
   
   
    Когда Антон пришел в себя, тело сводила судорога. Онемевшая челюсть, словно после посещения стоматолога, потеряла чувствительность. В голове кружились черные кляксы. Повсюду резвилась темнота, изредка разбиваемая светящимися тыквенными головами, которые использовались в качестве фонариков.

Оценка: 8.67 / 9       Ваша оценка: