Творчество поклонников

Попрыгун

Добавлен
2007-12-09 15:04:41
Обращений
6126

© Александр Подольский "Попрыгун"

   
    — Еще один! — говорили будто издалека. — Идите сюда!
    Антон осмотрелся. Над ним нависло несколько человек. Их лица, слегка подсвеченные сиянием «тыквенных глаз», выражали неподдельный страх.
    — Парень, ты в порядке?
    — Вроде бы да, — ответил Антон, чувствуя, как к телу вновь приливает кровь. — Что произошло? Я видел вспышку, а потом… И еще крики…
    — Да поди тут разберись! — говорил мужчина крепкого телосложения, практически безволосый. — У меня самого в голове заплясали звезды, а потом занавес!
    — Вы разве не видите! — верещала симпатичная женщина лет тридцати, — Они же все пропали! Никого не осталось!
    — Дамочка! — рявкнул на нее мужчина, — кажется, мы это уже проходили! Повторяю, не паникуйте и не действуйте на психику остальным.
    — Каким остальным?! — не унималась женщина. — Тут осталось-то три калеки! Все люди исчезли!
    — Как исчезли? — спросил Антон, поднимаясь на ноги. Парня окружало четверо незнакомцев, которых проглатывала темнота. Каждый держал в руках фигурно вырезанную тыкву, в которой дымились свечки, немного разбавляя мрачную черноту.
    — Это еще не факт, — продолжал лысый мужчина, — вон тут какая темень. Разве кого найдешь?
    Метрах в десяти от группы людей раздался шорох. Что-то двинулось в глубине зала, и на пол грохнулась какая-то стекляшка. Звон разбившейся посуды эхом прошелся по помещению, окончательно приведя Антона Аверьянова в чувства.
    — Кто здесь?! — крикнул щуплый паренек, у которого на голове можно было разглядеть задранную маску Пинхэда. — Отзовитесь!
    Вновь наступила тишина. Если там кто-то и был, раскрываться он явно не желал.
    Антон бегло осмотрел собравшихся. Имена незнакомцев парень расспрашивать не стал, да и ситуация была не самая подходящая. Антон решил, что можно обойтись и без этого, мысленно дав каждому из них прозвище. Лысый судорожно вертел головой, пытаясь узреть в непроглядном пейзаже источник шума. Пинхэд проделывал то же самое, стараясь не уронить тыкву-фонарь из трясущихся рук. Истеричка обратила все свое внимание к седому Старичку, который нервно схватился за сердце.
    — Вам плохо? Что с вами?
    — Ничего страшного. Скоро пройдет. — Старик сделал несколько глубоких вдохов, и присел на пол.
    — Что тут, черт возьми, происходит?! — не сдержался Пинхэд. — Мне с таким трудом достали приглашение, а тут такое! Или, может быть, все так и запланировано?
    — Сомневаюсь, — произнес Лысый. — Тут творится что-то нехорошее. — Мужчина подошел к Старику, и присел рядом. — Ну как вы?
    — Уже лучше, спасибо. Со мной такое иногда бывает.
    Антон посмотрел на Старика, и картинка перед глазами вновь стала рябить. По гладкой мантии мрака медленно поползли помехи. Затем что-то вспыхнуло. Морщинистое лицо деда расплылось в ярком пятне, и растворилось в сияющем аномальном вихре энергии.
   
   
    — Ты чего? — удивленно спросила Катя.
    Антон огляделся. Вокруг отплясывали люди в костюмах, под потолком сверкали мощные лампы, выстреливая разноцветными вспышками. Музыка громыхала в ушах подобно землетрясению.
    — Антон, ты как себя чувствуешь? Что у тебя с лицом?
    Парень не мог понять, что происходит. Как он тут оказался? Это был сон?
    — Ты не поверишь, — неровным голосом начал парень, — но мне сейчас причудилась такая ерунда…
    — Почему же, поверю. Ты бы не налегал на алкоголь, а то еще чего-нибудь привидится.
    Антон продолжал нервно пялится на развлекающихся гостей. Ему очень не нравилась складывающаяся ситуация. Парень был твердо уверен, что подобные видения не могли появиться просто так, ведь выпил он, на самом деле, совсем немного. Если только в алкоголь не подмешали каких-нибудь наркотиков…
    — Да хватит уже изучать налакавшихся знаменитостей, — не выдержала Катя. — Ты же не будешь писать о том, кто кого щипал за задницу на этой тусовке?
    — Конечно нет, — улыбнулся Антон. — Об этом напишут и без меня. В конце концов, зачем еще нужна желтая пресса?
    — В таком случае, — продолжала девушка, — предлагаю тебе перевести свое драгоценное внимание на кого-нибудь еще.
    — Правда? — игриво спросил Антон. — А есть кто-то на примете?
    — Да, есть тут одна одинокая девушка, вот уже битый час надеющаяся, что ее, наконец, пригласят на танец.
    Антон улыбнулся Кате, и взглянул ей в глаза. Теперь он мог хорошенько рассмотреть их удивительную красоту. Они были абсолютно черными, и эта манящая, в чем-то магическая темнота необычайно завораживала. Глаза были похожи на ночной океан, в котором нестрашно и умереть, исчезнуть в его величественных водах, источающих спокойствие и безмятежность. А в глубине этого прекрасного чернильного царства, подобно маякам, горели крошечные огоньки. Антон не мог отвести взгляда от этого зрелища. Он смотрел на светящиеся точки, и медленно начинал понимать, что они очень похожи на мерцающее пламя. На огонь, робко озаряющий округу из тыквенных голов…
   
   
    Несмотря на то, что все вокруг накрыла темнота, Антон сразу понял: старик мертв. Тело лежало неподвижно, никак не реагируя на всхлипы ревущей тут женщины. Одинокая тыквенная голова валялась рядом, пропуская слабый свет через вырезанные глаза и рот. Кроме Истерички над трупом нависал еще и Лысый. Пинхэда поблизости не было.
    — Он умер? — Антон задал вопрос, на который прекрасно знал ответ.
    — Нет, блин, прилег отдохнуть! Как и парнишка этот, с маской дурной! Он тоже решил покемарить, с кишками наружу!
    — Какими кишками, вы о чем?
    — Слушай, пацан, — Лысый не скрывал раздражения, — ты вообще, чем занимался последний час? Ты же все сам прекрасно видел, чего Ваньку-то валять?! Эта хрень и тебя чуть не утащила, а ты еще интересуешься?!
    — Хватит! Хватит, пожалуйста! — Истеричка полностью оправдывала свое прозвище. — Мы должны сидеть тихо, может тогда от нас отстанут.
    — Ну тогда прикрой свой рот! От тебя шума больше, чем от пожарной машины!
    По залу пронеслось громкое клокотание. Троица тут же притихла. Урчащий звук доносился из глубины помещения, которое исчезло под непроглядным мрачным покрывалом.
    — Ну вот, довольны?! — уже не противясь слезам, причитала Истеричка. — Оно возвращается! Теперь нам всем крышка!
    — Тогда нужно уходить, — пробормотал Антон, — старик все равно мертв. Где тут выход был?
    — Нет, ты точно нарик! — выпалил Лысый. — Какой к черту выход?! Мы тут все обошли, нету здесь выхода! Даже окон нету! Мы заперты в чертовой коробке, вместе с какой-то кишкообразной тварью, которая вот-вот вернется!
    — Прекратите немедленно! — взвыла Истеричка. — Вы сводите меня с ума!
    — Похоже на то, что мы все сбрендили, — грустно сказал Лысый. — Иначе и быть не может. Только сумасшедший может видеть такое…
    Антон повернул голову, и уставился в то место, с которого не сводил глаз Лысый. До этого момента непроглядная тьма, постепенно стала обретать контуры. Что-то очень медленно приближалось.
    — Нет, опять! Почему это происходит со мной?! — Истеричка сорвалась с места, и бросилась в безграничный, нарисованный мраком пейзаж.
    Антон и Лысый остались на месте. Они словно вросли в пол по обе стороны мертвого старика, и молча взирали на выползающую из темноты тварь. Существо представляло собой огромного уродливого червя, метра два в диаметре. Омерзительного вида создание, передвигающееся с помощью вылезающих из туловища отростков, приблизилось вплотную, распространяя вокруг смрад. Ни рта, ни глаз у чудовища видно не было.
    Сейчас Антон думал, что неплохо бы совершить очередной прыжок. По-другому события вечера и не назвать. Прыжок, перемещение. Туда, в нормальную реальность. Закрыть глаза, и вместо червяка увидеть Катю… Ну или хотя бы потушить эти свечки в тыквах, которые играют тенями на бьющихся жилах неоднородной пульсирующей массы, похожей на оживший кошмар.
    Из туловища существа пополз маленький отросток. Багряная шипящая веревочка скользила по полу, оставляя за собой кровавый след. Когда же полоска смердящей плоти соприкоснулась с трупом старика, червяк издал журчащий звук, так характерный человеческому желудку. А потом все произошло очень быстро…
    Багряные отростки выскочили из туловища монстра и вонзились в опешившего Лысого. Новые и новые кровавые плети врезались в кожу мужчины, подтаскивая того к проступающей на поверхности червя пасти. Лопающаяся кожа обнажила бесконечные ряды зубов, и через долю секунды, лысый человек, имени которого Антон так и не узнал, исчез в бездонной глотке.
    Послышалось знакомое урчание. Червь пополз вперед, и, измазав труп старика слизью, пропал в обступившей Антона черноте. Парень осмотрелся, приходя в себя. Мертвец покоился сложив руки по швам, рядом с телом светилась ехидно улыбающаяся тыквенная голова. Ноги прилипали к покрытому кровью полу.
    «Гребаный Хэллоуин», — пронеслось в голове Аверьянова. Дальнейший ход мыслей нарушился криком Истерички, и последовавшим за ним всасывающим булькающим свистом. Возня, вперемешку со страшными трапезными звуками, длилась несколько секунд, а затем раздалось нечто похожее на дьявольский смешок. Червяк нашел очередную жертву, и не упустил возможность полакомиться.
    В глубине темного зала снова повисла тишина.
   
   
    Антон Аверьянов молча стоял перед удивительно чистой туалетной кабинкой. Под ногами, вместо мертвого старика, блестел кафель.
    Парень осмотрелся, щуря глаза. Никакого мрака, никаких тыквенных голов, никакого червяка… С потолка по зрачкам лупило ярчайшее освещение, возле умывальников стояли люди, где-то вдалеке приглушенно играла музыка.
    Антон сел на крышку унитаза, и защелкнул дверь кабинки. В голове творился кавардак. Обыкновенный рабочий день превратился в какую-то сумасшедшую склейку из двух фильмов. Все происходящее напоминало бредовый сон.
    Разговоры за дверью стихли. Антон решил, что ему просто необходимо умыться, а затем найти Катю, и убраться отсюда. Но до сияющей чистотой раковины парень так и не дошел. Отворив дверцу, он сразу окунулся в знакомый сумрачный мир, и от неожиданности едва не споткнулся о покрытый слизью труп…
   
   
    В темноте что-то копошилось. Медленно двигаясь совсем близко, оставаясь в тени. Хотя Антон прекрасно знал, как выглядит это «что-то».
    Неожиданно парень услышал шаги. Отчетливые удары подошв об пол. Антон повернулся на звук, и стал ждать. Человек появился через несколько секунд. Он неспешно преодолел полоску темноты, и вышел на слегка освещенный пятачок. На его уставшем лице красовалась едва заметная улыбка.

Оценка: 8.67 / 9       Ваша оценка: