Творчество поклонников

Паззл

Добавлен
2007-12-12 20:43:49
Обращений
5747

© Александр Подольский "Паззл"

   Рассказ занял второе место на самиздатовском конкурсе темной прозы Creperum Noctis в номинации Трэш-хоррор. Содержание соответствующее. Поэтому, если вы не переносите реки крови, ошметки мозгов, и оторванные конечности, лучше закончить чтение прямо сейчас. Трэш он и в Африке трэш...
   
   
   
   
   
   
   
   
   
    Черная «девятка» резко выскочила из потока машин, и на большой скорости врезалась в толпу на автобусной остановке. Людские тела, оказавшиеся под колесами, извивались подобно змеям, изрыгая душераздирающие вопли, и разбрызгивая кровь. Те, кого не задело автомобилем, в ужасе разбегались с места трагедии, оставляя искалеченных людей умирать в одиночестве.
    Водительская дверь медленно приоткрылась, и из салона выбрался рыжий мужчина в джинсах и пропитанной кровью майке. Его лицо было сильно разбито.
    — Твою мать! Переборщил немного… — он достал из-за спины пистолет, и дважды выстрелил бьющемуся в конвульсиях старику в голову. — Не мучайся, отец.
    С противным металлическим лязгом распахнулась пассажирская дверь. Появившийся из нее высокий черноволосый парень, сразу же услышал голос водителя:
    — Хватай любого! Времени почти не осталось!
    Затуманенным взглядом, пассажир стал обводить автобусную остановку, на которой распластались несколько человеческих фигур.
    — Выползай, дебил хренов! — водитель ударил по крыше автомобиля, обращаясь к тому, кто сидел внутри. — Или последние части будем собирать из тебя! — закончил он, сделав несколько выстрелов по собравшимся было остановиться машинам.
    С заднего сиденья «девятки» под теплое летнее солнце вылез двухметровый лысый амбал, все лицо которого, страшными узорами, испещряли петляющие шрамы. На нем были только спортивные шорты и шлепанцы. Девяносто процентов тела покрывала кровавая корка.
    Амбал подошел к шатающемуся пассажиру, и вместе с ним, вытащил из под колес автомобиля молодую девушку. Часть лица у нее была содрана, волосы заплелись в краснеющем вязком сгустке, а на виске билась жила. Девушка оказалась еще жива.
    Погрузив тело на заднее сиденье, заляпанный кровью экипаж уже собирался залезть обратно в автомобиль, как послышался визг тормозов. Прямо напротив замершего трио остановился «джип», и раскаленный воздух разорвала автоматная очередь.
    В следующее мгновение по изрешеченному пулями кузову «девятки», размазалась тошнотворная масса из содержимого человеческого черепа…
   
   
    Двумя часами ранее…
   
    Гвоздь сидел в своей новенькой «Ауди» и никак не мог унять дрожь в руках. Он мысленно прокручивал в голове все возможные варианты, от которых становилось только хуже. Но, по крайней мере, они оставляли ему шанс на жизнь, а это уже хоть что-то.
    Высокий, хорошо сложенный парень, с внушительной черной шевелюрой, прозванный Гвоздем, сильно облажался. А в том мире, к которому он принадлежал, такие проступки наказывались очень просто, и отнюдь не гуманно.
    Но сегодня ему повезло. Если, конечно, можно назвать везением участие в сборе Паззла. Шанс на успех микроскопический, а если и повезет, то потом придется разгребать невероятное количество проблем с законом. Но все же это лучше, чем оказаться заживо похороненным в Богом забытом подмосковном селе, или превратиться в четвертованную секс-куклу, которой будут пользоваться все отбросы современного общества при съемках подпольных порнофильмов для извращенцев.
    Гвоздь зажмурил глаза. Паззл. Забава, придуманная местным Царем, или даже Богом, по прозвищу Колпачок. Под таким вот милым именем скрывался человек, которому была подчинена вся криминальная сфера Подмосковья. Влияние этого выродка расползалось и по регионам, подобно раковым клеткам, подчиняя своей власти здоровые и благополучные районы. Очень медленно, сопротивляясь из последних сил, в империю Колпачка вливалась и столица России. Выражение «под колпаком» приобрело новое, удручающее значение. Гвоздь работал на Колпачка два года, и уже давным-давно проклял тот день, когда ступил на эту, манящую богатством и красивой жизнью, бандитскую тропинку.
    В окно автомобиля постучали, вырывая задумчивого парня из воспоминаний. Гвоздь нажал на кнопку, и боковое стекло заскользило вниз, впуская в охлажденный кондиционером салон пары прожаренного на славу дня.
    — Ты что ли, Гвоздь? — спросил рыжий мужчина среднего возраста.
    — Я, — сразу ответил Гвоздь, разглядывая причудливое лицо незнакомца, на котором щетина росла в совершенно хаотичном порядке.
    — Ну привет, напарничек! Я, Рыжий, — он протянул в салон руку для приветствия, — будем вместе Паззл собирать.
    — Понятно…
    Рыжий бросил взгляд на машину.
    — Отличная тачила, на ней попрем?
    — Неее, — протянул Гвоздь. — Я все-таки надеюсь на лучшее, так что она может мне еще пригодиться. Жалко ее как-то… Сам знаешь, что такое Паззл.
    — Ну да. Я свой «крузак» тоже дома оставил. Приехал на «девятке» старой. Можно и на ней выдвинуться. Тем более что там хватает, так сказать, снаряжения…
    — Я не против.
    — Ну, тогда я за баранкой сижу.
    — Договорились.
    Гвоздь вышел из машины и хлопнул дверью. Заглянув в багажник, он достал короткоствольный автомат Калашникова, повесил его на плечо, и подошел к новому знакомому.
    — Нормальная вещица, — сказал Рыжий, указывая на автомат. — А я, по старинке, с «макарычем».
    — Главное, чтобы нам не довелось пользоваться ими слишком часто. Интересно, кто у нас третьим будет?
    — Мне по барабану. Все равно рассчитывать можно только на себя.
    Гвоздь грустно покачал головой. Время Паззла неотвратимо приближалось, и напряжение все сильнее сковывало мышцы.
    — Нехилая усадьба, да? — спросил Рыжий, разглядывая владения Колпачка. Огромная площадь, приспособленная под стоянку, три шикарных особняка, и Бог знает сколько мелких строений, отданных под посты охраны, оружейные, кухни, бани, и прочие, необходимые для беззаботного существования босса, помещения.
    — Угу, чтоб я так жил…
    — Ей!
    Повернувшись, Гвоздь увидел одного из охранников, который, ехидно улыбнувшись, продолжил:
    — Пора, ребятки. Правила вы знаете. Два часа — крайний срок. Делать можете что хотите, мусора все равно сюда не сунутся. Но за воротами они имеют полное право вас пристрелить. Выгоняйте машину за территорию, и можете отправляться. Два других экипажа уже готовы.
    — Насколько я знаю, — пробормотал Рыжий, лихорадочно теребя шевелюру, — нам полагается третий человек.
    — Он уже ждет, — сказал охранник, и не смог сдержать смеха. — Вам просто необыкновенно повезло…
   
    Рыжий и Гвоздь сидели в черной «девятке» и задумчиво разглядывали остальные автомобили. Справа стоял наглухо тонированный «джип», а чуть правее — потрепанного вида «Хонда». В этих машинах собрались такие же неудачники, мечтающие добыть себе право на существование с помощью Паззла.
    — Сколько до старта? — спросил Гвоздь у водителя, который был внешне спокоен.
    — Пятнадцать минут. — Рыжий посмотрел в зеркало заднего вида, и моментально перевел шокированный взгляд на пассажира. — Мама дорогая, ты глянь кто к нам чешет…
    Открыв дверцу, Гвоздь встретился глазами с огромным накаченным мужчиной с голым торсом, шагающим в сторону «девятки».
    — А кто это? — поинтересовался Гвоздь, стараясь чтобы амбал не услышал вопроса.
    — Да это же самый натуральный дебил! — не проявив никакой тактичности, заорал Рыжий. — Это ж надо… Я видел его несколько раз — полнейший идиот…
    Здоровяк подошел к машине со стороны водителя, и открыл дверь. Одет амбал был словно курортник. Лицо представляло собой перекопанное шрамами кочковатое поле.
    — Сереженька поедет в этой машине. Паззл.
    — Да-да, Сереженька… — не глядя на новоиспеченного напарника, пробурчал Рыжий. — Вот что, дебила кусок, садись на заднее сиденье, и помалкивай.
    — Кусок, — безразлично повторил тридцатилетний бугай, и залез в автомобиль, на полу которого была разбросана целая куча металлического хлама.
    — Значит так, — продолжал Рыжий, — похоже, я тут самый старший, значит, буду руководить. Надеюсь, возражений нет? Ну и славно. Наши действия — работаем тихо, не привлекая лишнего внимания. Ищем одиноких пешеходов, огнестрелом пользуемся только в крайних случаях. Слышь, недоносок, у тебя пушка есть?
    Амбал поморщился, нагнулся к полу и стал разбирать ворох инструментов. Выпрямившись, здоровяк поднял вверх внушительных размеров топор, и впервые на его обезображенное лицо заглянула улыбка.
    — Се-ре-жень-ка готов без пушки, — делая упор на гласных, отчеканил дебил.
    — И за что нам такое счастье? — проворчал Рыжий, заводя мотор. — Ну, по крайней мере, с мясником в нашем пионеротряде мы определились.
    — Да уж, — буркнул себе под нос Гвоздь, разглядывая в зеркало Сереженьку, который, казалось, совсем не моргал.
    Первой тронулась «Хонда». Гладкой поверхностью отражая солнечные лучи, машина на большой скорости отправилась в город по центральной дороге. Следом очень медленно пополз «джип», словно оттягивая предстоящий момент.
    — А мы пойдем другим путем, — бросил Рыжий, и «девятка» покатила к второстепенной трассе, которая вела не к центральной части города, а к окраине.
    — Ну, вот и началось, — дрожащим голосом, констатировал Гвоздь. — Что, соберем Паззл?
    — А куда мы денемся! — уверенность в голосе Рыжего, придавала дополнительные силы и его напарникам.
    — Паззл, — сказал дебил, пытаясь найти собственное отражение в наконечнике топора.
    Автомобиль мчался по нагретой солнцем дороге, оставляя позади однообразные коробки домов. Движение было не слишком оживленное, и в город троица добралась достаточно быстро.
    — Значит, чтобы собрать Паззл, — Гвоздь повторял правила вслух, — нам нужно шесть кусочков. И все их мы должны достать из разных мест.
    — Ага, — включился Рыжий, — а то эти долбанутые наблюдатели живо стуканут кому следует. Но я думаю, их все-таки можно облапошить.
    — Может быть. Но хочется ли тебе так рисковать? Они ведь могут быть тут где угодно, а могут вообще сидеть дома и дрочить на мультики. У нас и так положение не ахти, и лучше всего, просто следовать правилам.
    — Тут ты прав… Но мне интересно, на кой хрен Колпачок придумал всю эту галиматью с Паззлом, если он не видит, как мы его собираем?
    — Да по тому, что он больной ублюдок, вот и все. Ему уже не интересно просто избавляться от накосячивших, ему нужно шоу. К тому же, результат-то, если его кто собрал, он видит. Ведь Колпачок лично проверяет Паззлы, и решает, кто победил.

Оценка: 8.88 / 8       Ваша оценка: