Творчество поклонников

Паззл

Добавлен
2007-12-12 20:43:49
Обращений
5744

© Александр Подольский "Паззл"

    «Хонду» опрокинуло набок, и искореженная груда металла кувырками полетела на встречную полосу. В этот момент второй милицейский автомобиль, не справляясь с управлением и пытаясь уйти от столкновения, врезался в светофор, обвившись вокруг огромного столба, словно пиявка. Третий экипаж милиции, с невероятным трудом избежал аварии, остановившись у обочины. «Хонда», задев несколько встречных автомобилей, улетела в кювет. В воздух медленно поднимался легкий дымок.
    — Охренеть!
    — Вот это авария! — согласился Рыжий, останавливаясь сразу позади милицейской машины.
    В это время, не говоря ни слова, из «девятки» вылез Сереженька, сжимая в руке окровавленную пилу. Бугай направлялся прямо к стоящей рядом машине с синими номерами. Заметив это, Гвоздь выскочил следом.
    — Отойди! — крикнул он, и, не дожидаясь пока дебил уберется с линии огня, нажал на спусковой крючок.
    Сереженька все же успел отпрыгнуть в сторону, не получив серьезных ранений. А вот двое милиционеров, так и остались сидеть в расцветшем багровым оттенком салоне, многократно прошитые насквозь пулями.
    — Сдохли? — спросил появившийся на дороге Рыжий, и Гвоздь утвердительно кивнул. — Подождите секунду, нужно кое-чего проверить, — добавил водитель, и побежал через встречную полосу к кювету, где покоилась «Хонда». Водители встречных автомобилей, завидев раскинувшуюся картину, в ужасе поворачивали обратно. Остальной транспорт покидал место трагедии еще быстрее, словно никто ничего и не замечал. Иметь дело со свихнувшимися отморозками желающих не находилось.
    Гвоздь подошел к ментовской иномарке, обнявшей столб. Машина превратилась в чудовищный комок железа, вытащить трупы из которого, под силу только спасателям, со специальной техникой. В еще одном милицейском автомобиле, стоящем прямо по середине дороги, издавая нечленораздельные звуки, копошились люди. Морда машины была вдавлена в салон, проламывая кости обоим пассажирам.
    — Громко стреляли, — сказал неожиданно подошедший Сереженька. Его тело покрылось коркой запекшейся крови, но лицо выражало абсолютное спокойствие. Дебил есть дебил.
    — Ваша мама пришла! — весело завопил из-за спин Рыжий. — Молока принесла!
    Обернувшись, собиратели Паззла увидели спешащего к машине водителя, поддерживающего на плече кровоточащий бесформенный кусок мяса.
    — Откройте добытчику этот сраный багажник! — продолжал Рыжий. — Я думаю, тому фаршу в «Хонде», этот кусочек не понадобится. Эти олухи ничего кроме него собрать не успели.
    Гвоздь быстро подбежал к «девятке», и помог Рыжему погрузить в багажник обрубок тела — самую важную, и самую затратную по времени часть Паззла.
    — Отлично! — не скрывал радости Гвоздь. — Уйму времени сэкономили!
    — Учитывая то, что его катастрофически не хватает, можно порадоваться и этому успеху. Ну а теперь живо в машину! Нас ждут ноги!
    Отъехав пару километров от места аварии, Рыжий вдруг резко нажал на газ.
    — Ты чего? — заволновался Гвоздь. — Разобьемся к чертовой бабушке!
    — Будь что будет! — завопил Рыжий. — Пристегните ремни, ребятишки! Сейчас мы будем выполнять функции автобуса! — водитель издал ковбойский крик, и повел автомобиль прямиком в гущу собравшихся на остановке людей…
   
    … по изрешеченному пулями кузову «девятки», размазалась тошнотворная масса из содержимого человеческого черепа. Рыжему снесло пол головы, и безжизненный труп рухнул на землю. Оказавшиеся позади автомобиля Гвоздь и Сереженька, пользовались машиной как щитом. Пули пролетали совсем близко, вонзаясь в металлический корпус и разбивая стекла. Обжигающее дыхание смерти окутало собирателей Паззла зловонным облаком.
    Обстрел прекратился, и «джип» с грохотом помчался прочь, также не забывая об истекающем по крупицам времени.
    — Не попали. Мимо. Плохо стреляли, — как всегда тупо, заявил амбал. Он, осмотревшись по сторонам, залез на заднее сиденье, двигая тело уже умершей девушки дальше в салон.
    Гвоздь бегло осмотрел себя, и, убедившись, что цел, бросился к водительской двери. Раскинувшееся на асфальте тело походило на решето. От лица остался только подбородок, кровь сочилась из многочисленных отверстий. Не задумываясь ни секунды, Гвоздь взял труп Рыжего и подтащил к задней двери. Открыв ее, парень увидел, что Сереженька уже стащил с девушки джинсы (хоть это было совсем не обязательно), и примеривается пилой чуть ниже выскакивающих из крохотных трусиков ягодиц.
    — Возьми его тоже, — произнес Гвоздь. — Вторую ногу у него отрежешь.
    — Нельзя, — задумчиво произнес дебил, не отводя глаз от румяного зада девчонки. — Против правил.
    — Все в порядке, он ведь не стоял на остановке, а приехал с нами. Точно также мы могли убить всех в разных местах, на оговоренном расстоянии, а кусочки собрать уже после. В одном месте. Так что помоги.
    Они втащили изъеденный пулями труп на заднее сиденье, которое теперь походило на филиал морга. Сереженька с трудом умещался тут и в полном одиночестве, а в компании двух мертвецов свобода движения испарилась окончательно.
    — Времени у нас ровно на то, чтобы добраться до Колпачка, — садясь за руль, проговорил Гвоздь. — Ты занимайся оставшимися частями, а я поведу. Главное, чтобы машина завелась.
    Но все опасения оказались напрасными. Пули не повредили автомобиль сколько-нибудь серьезно (не считая только внешнего вида), и мотор с первой же попытки издал приятное слуху урчание.
   
    Автомобиль несся к конечной цели своего путешествия, вызывая изумленные взгляды водителей, следующих параллельно машин. Салон наполнял тошнотворный запах. Сереженька трудился в поте лица, производя пилой мерзкие звуки. Брызги крови, вырывающиеся из-под стального лезвия, то и дело попадали на Гвоздя, вызывая рвотные позывы последнего. Он старался держаться, и молча вел машину, не смотря назад.
    Уже в нескольких минутах езды от владений Колпачка, Гвоздь испытал небывалую радость. У расположенной на отшибе центральной дороги бензоколонки, лежал перевернутый автомобиль, взятый в кольцо сотрудников милиции. Это был так хорошо знакомый всем «джип». Гвоздь с невероятным трудом преодолел желание посигналить неудачникам, которые уже совершенно точно не жильцы. Ведь у Колпачка очень длинные руки, и достать кого-либо в тюрьме — не проблема.
    На счастье двух оставшихся в живых собирателей Паззла, менты были заняты пойманными преступниками, иначе люди в погонах обязательно обратили бы внимание на продырявленный автомобиль, несущийся по дороге.
    — Ну что, Сереженька! — радостно воскликнул Гвоздь. — Мы справились! Паззл собрали, вовремя уложились. Да еще и конкуренты все сошли! Поздравляю!
    — Красивая… — пробурчал дебил, лаская изуродованное тело девушки. Он уже закончил со своим мало аппетитным занятием, и две отпиленных ноги лежали в стороне от трупов.
    — Да разве там разберешь, какая она была? Да и вообще, это не важно! Мы же победили! Как ты не врубаешься?!
    — Паззл, — как обычно не к месту, вставил Сереженька, а «девятка», тем временем, выехала на дорогу, прямиком ведущую к обители Колпачка.
   
    — Успели! — удивленно воскликнул охранник, открывая ворота. — А мы уже думали, что никто не приедет.
    «Девятка» проследовала на обширную территорию, моментально попав в оцепление вооруженных людей.
    — Черт! — бросил один из собравшихся. — Не на тех поставил. Эх, просрал я штуку зелени…
    По толпе прошелся довольный смешок. Настроение у охраны было отличное.
    — Прошу за мной, — сказал высокий блондин в военных штанах. — Где Паззл?
    — В багажнике, — устало ответил Гвоздь. — А ноги в салоне. Там немножко испачкано, вы не обращайте внимания…
    — Заберите, и принесите наверх, — приказал блондин своим людям. — Колпачок уже ждет.
   
    Комната была наполнена солнцем. Со стороны открытого балкона веял приятный ветерок, игриво цепляя шелковые занавески. Колпачок сидел за столом, и с любопытством разглядывал обоих победителей. Был он крепким стариком с огромным животом, и торчащей, как сорняк, седой бородой. Вокруг кучковались вооруженные охранники.
    — Что же, — начал он, — молодцы. Можете считать себя полностью амнистированными, и продолжать работу. Только учтите — подобных проколов быть не должно. Следующая ваша оплошность, негативным образом отразившаяся на работе всего нашего дружного коллектива, станет последней.
    Гвоздь молча кивал головой, а Сереженька тупо разглядывал собственные ноги.
    В комнату вошли двое человек, таща с собой металлическую емкость, похожую на ванну.
    — А вот и Паззл, — с улыбкой произнес Колпачок. — Сами понимаете, я должен взглянуть на результат ваших стараний.
    Старик поднялся со своего места и, опираясь на трость, подошел к емкости, в которой лежали части человеческих тел.
    — Очередной мутант, — едва сдерживая смех, заявил он. — Женская голова, тело мужское… И где вы такую рожу откопали? — Колпачок сделал паузу. — Ну, все нормально. Все куски на месте, да и правил вы, как мне сказали, не нарушали. Посему, можете быть свобод…
    Колпачок проглотил окончание слова, и присмотрелся к Паззлу. Гвоздь почувствовал, как по телу запрыгали мурашки. Поморщившись, старик стал ковырять тростью в металлическом корыте, внимательно разглядывая останки.
    — Хе, похоже, я малость погорячился, — не без удовольствия сказал Колпачок, глядя в бледнеющее лицо Гвоздя. — Я, конечно, слышал, что бывают люди, у которых обе ноги левые, но, сколько живу, всегда думал, что это выражение используется в переносном смысле.
    — Как! Не может быть! — недоумевал Гвоздь. Он в панике подбежал к зловонной куче мяса, и с ужасом убедился в правоте старика. Две левых ноги — мужская и женская, облепленные мухами, покоились в блестящем на солнце корыте.
    Гвоздь посмотрел на Сереженьку. Тот безразлично хлопал огромными глазами, похоже, не соображая, что его ждет.
    — Это он отрезал ноги! — пытался оправдаться Гвоздь, указывая на дебила. — Я тут не причем! Вы же не можете из-за такой ерунды…
    — Я все могу, — резко сказал Колпачок, делая знак охране. — Правила есть правила.
    — Но ведь это не справедливо! — взмолился Гвоздь. Последние слова сопровождал звук выстрела. Парень несколько секунд балансировал на коченеющих ногах, а потом с грохотом повалился на пол. Жизнь в его глазах затухла совсем рядом с Паззлом, который он с таким трудом пытался собрать. И то, что должно было принести Жизнь, подарило лишь Смерть.
    — Ну а с тобой-то, что теперь делать? — обращаясь к Сереженьке, сказал Колпачок. В ответ, амбал только почесал один из шрамов. — Хорошо еще, что все эти участнички и «левые» охранники тебя не знают.

Оценка: 8.88 / 8       Ваша оценка: