Творчество поклонников

Кошмар Блю-Лейкс 2. Тони

Добавлен
2007-12-28 13:32:54
Обращений
3761

© Майк Барлоу "Кошмар Блю-Лейкс 2. Тони "

   
    Тони сделал большой глоток «Розы».
    Он любил рассказывать о пьяном полицейском, который играл с ним в русскую рулетку в своем кабинете, и том, как проститутка дала ему денег на автобус – тогда как другая украла у него все.
    И просто о Техасе. Просто рассказы готовые к публикации в «Нью-Йоркере». «Там одна церковная община купила и вставила себе в церкви новые окна. Вот только для этого пришлось заложить землю, на которой эта церковь стоит. Кто как, а я называю такие вещи прогрессом».
    Тони не слишком нравилось начало этой истории, потому что на техасском хайвее он себе нравился, и в борделе нравился, и в морской пехоте он себя любил, и даже свой страх перед боем он уважал. Но начало было слишком плоско и некрасиво. Слишком стыдно было Тони за самого себя.
    Все началось в те благословенные дни, когда он со своими друзьями: неунывающим бабником Ричи Хартнеттом, вдумчивым сентиментальным пьяницей Роком Пибоди, мрачным красавцем Джеком Строу, задирой Тимом Маклайном и скромным, застенчивым профессиональным боксером Зиком Киллингсвордом гоняли на харлеях по заброшенным дорогам, дрались с шайкой байкеров из Дерри, выращивали в лесу марихуану, пили виски на старой заброшенной мельнице, дурачили дорожную полицию.
    Это началось в те дни, когда Хартнетт проносясь мимо полицейской машины орал копам страшные оскорбления. Останавливался рядом с их машиной, с вызовом смотрел на оторопелых стражей порядка, потом плевал на капот и с диким ревом уносился по трассе.
    Это было тогда, когда Строу пьяный как скунс, поднимаясь наверх, рухнул в лестничный пролет и повис вниз головой, истошно крича.
    Это было тогда, когда Зик Киллинсворд, разругавшись с деспотичной мамашей ушел из дома и неделю прожил на мельнице, питаясь тем, что привозили ему друзья, и слушая по старому приемнику репортажи с рингов штата.
    Маклайн избил вожака местных Ангелов, отобрал у него куртку с символикой клуба и нацепил ее верхушку рекламного щита, для чего ему пришлось взобраться под проливным дождем на три десятка футов.
    Когда мать Киллингсворда лежала в больнице, они пришли в его похожий на склеп дом, с бочонками пива, с огромными динамиками, которые даже мощный, тренированный Ричи едва мог приподнять от пола, и на всю округу врубили Motley Crew, после чего их забрали в полицию.
    А другой раз Зик пригласил их к себе на свой день рожденья. Но ни пить, ни слушать музыку они не могли из-за «страшной мигрени» его мамаши, и тогда Зик сел за пианино и долго играл щемяще-прекрасные, меланхоличные мелодии, было тихо и как-то хорошо-хоорошо…
    Тогда они перепрыгивали на мотоциклах ямы и овраги и могли говорить только о мотоциклах и женщинах, именно в таком порядке!
    Ими верховодил Ричи, но он никогда не говорил им, что делать.
    Безумные идеи рождались сами.
    Давайте перемахнем ручей?
    Ты что, там же падать на камни с полусотни футов.
    Я же не говорил, давайте упадем на камни, я говорил, давай перемахнем ручей.
    Слабо тебе Хартнетт на заднем колесе подняться в эту гору?
    В эту нет. На К2 я пожалуй не полез бы!
    Осенью они никогда не брали в Лес продуктов, только выпивку. Ричи был прирожденный охотник. Свежая оленина жарилась на костре, по кругу шла бутылка.
    Вы не поверите парни, какую цыпочку я зацепил на прошлых выходных в баре на Елм-стрит.
    Дала?
    Нет, но это дело времени!
    Хартнетт, а ты почему не пьешь.
    Мне нельзя!
    Ты что вступил в АА?
    Твою же мать, Зик, я подцепил триппер! Что самое смешное она замужем!
    Киллингсворд, ты бы справился с Дюраном?
    Теперь может быть. Ему уже сорок.
    А с Шугаром Реем?
    Нет, он убил бы меня.
    Билли Конн умер.
    Не может быть! Боги не умирают!
    Ну за Билли! За Билли!
    Парни, а кто такой Конн?
    Хартнетт, а почему ты не стал боксером?
    Берегу рожу Тони, берегу рожу.
    Когда я сидел в тюрьме с Томми Ли.
    Зик, расскажи как ты победил Роппера!
    Нокаутировал в десятом раунде комбинацией из правых апперкотов – сначала в туловище, а потом двойной в челюсть. Он мне сломал челюсть, а я ему выбил глаз.
    Это было пару миллионов лет назад.

Оценка: 9.00 / 3       Ваша оценка: