• Http://ishop-tula.ru/

    Какую выбрать и купить теплицу в туле http://ishop-tula.ru/.

    ishop-tula.ru


Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 3

Добавлен
2008-03-11 21:46:00
Обращений
10616

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 3"

   Часть 3. Маленькие секреты
   
    1. Маленький секрет Надежды
   
    Надежда тихонько спустилась вниз. Сергей еще спал, и она не собиралась будить мужа. Февральское утро наполнило дом неимоверным холодом, и Надя вздрагивала каждый раз, когда касалась босыми ногами пола. На ночь Сергей поставил обогреватель на максимум, и тот теперь гудел так, что казалось еще немного, и дом взлетит. Обои в зале тихонько потрескивали в такт гуденью, и Надежда с тоской наблюдала, как желтеет и пропадает на них рисунок.
    Внизу, в кухне, Сергей оставил зажженной печь. Надежда прошла мимо холодильника, даже не остановившись, чтобы заглянуть внутрь, хотя в последнее время, частенько наведывалась в железное нутро старого скряги, чтобы выловить что-нибудь вкусненькое. Сегодня ей было не до еды.
    В руках она сжимала маленький запаянный пакетик. Его она достала из сумочки, украдкой поглядывая на спящего мужа. Вот так-то, и у нее могут быть свои секреты.
    Надежда вошла в ванную, и закрыла дверь на шпингалет.
    Пять минут спустя, она отрешенно смотрела, как на узкой полоске теста, проявляется синяя черточка. Чуть позже появилась еще одна.
    (Хей-хо, детка, ты выиграла главный в жизни джек-пот…)
    Твой муж сделал один меткий выстрел, и теперь стоит хорошенько подумать о том, как сообщить ему эту чудесную новость.
    (Ты же прекрасно понимаешь, что мы не можем позволить себе ребенка…)
    Надежда уселась на краешек ванны. В глазах набухли слезы.
    Что дальше? Толстая глупая дуреха, которая решила, что достала с неба звезду.
    Тебе ли не знать что будет, как только Сергей узнает обо всем. Даже не нужно смотреть в старое зеркало на втором этаже, чтобы представить себе состояние мужа. Она уже увидела эту недобрую усмешку, и руки, которые сами собой сжимаются в кулаки.
    А еще яркий свет хирургической ламы, запах лекарств и руки в резиновых перчатках, которые несут смерть маленькому существу, что поселилось внутри. Ее ребенку.
    Прошло больше месяца с тех пор, когда она завела тот печально памятный разговор с мужем. Сергей дал ясно понять, что в его планы не входит возиться с ребенком. Он не позволит ей стать матерью.
    Поначалу он будет злиться, и кричать, но потом его тон станет ласковым, убеждающим. Он найдет сотни причин, и сумеет объяснить ей, что она не права. Сергей привык добиваться того, что хочет. И в этот раз ничего не изменится, все пойдет как обычно. Маленькая жизнь внутри нее будет обречена.
    А как было хорошо тогда, осенью, когда листья облетали с деревьев, и губы Сергея касались ее, и два дыхания не надолго стали одним. В последнее время они не часто уединялись в постели, чтобы доставать друг другу немножко приятных минут. Надежда догадывалась о том, что стала менее привлекательной для мужа, но как заставить проклятое тело похудеть хотя бы на пару килограмм? Все эти дурацкие диеты, патентованные средства, (подумать только – всего три таблетки в день, и вашей талии позавидует оса), и как результат – красная стрелка напольных весов неумолимо приближается к максимальной отметке, после которой весы будут уже не нужны.
    Только представь, как возрадуется супруг, когда узнает, что его и так не худая женушка обзаведется в придачу огромным животом, чтобы разродиться потом орущим, не дающим спать ребенком.
    Нет, она, конечно, не станет скрывать от него, что означает лишняя черточка на белой глянцевой полоске теста, и сообщит эту приятную новость, но не сейчас, чуть позже. Пусть пока супруг пребывает в уверенности, что все в порядке.
    Надежда заранее выбросила в мусорное ведро цветастую картонную упаковку, изорвав ее в клочья. Сам тест она купила в аптеке, встревожившись как-то по утру, что красные дни в календаре, которые она заранее обводила кружочком так и не пришли. Она не стала говорить об этом Сергею, чтобы не тревожить лишний раз. Мужчины, они ведь так далеки от женских забот. Они считают их пустяками, пока к одной синей черточке не добавляется еще одна. И тогда начинается самое интересное.
    Что же, одним маленьким секретом станет больше. А пока что… можно залезть в холодильник, и стащить оттуда что-нибудь. Теперь ей придется, есть за двоих.
    Надежда вышла из ванной, и с каждым шагом, мысли о будущем становились все менее тревожными, словно по мере удаления от царства треснутого кафеля и пожелтевшей эмали, слабели страхи и волнения.
    Распахнув дверь холодильника, Надежда и думать, позабыла о том, что две полоски и в самом деле имели место быть…
    Такое уже случалось с ней. Только в тот раз, все было намного проще. Окончившая школу девчонка, даже не думала о том, что иногда от взрослых шалостей могут случаться разные неприятности.
    На маленьком карманном календаре была изображена красавица елка, вся увешанная разноцветными шарами. С другой стороны, среди черно-белых будней, и красных циферок празднеств, не нашлось даты, которую можно было бы обвести ручкой с цветной пастой. Обнаружив это, Надежда почувствовала, как ее бросило в пот.
    Это казалось таким странным! Она-то знала, что может означать задержка, но почему-то не верилось, что все это происходит именно с ней. Первое время, она еще лелеяла слабую надежду, что все обойдется, быть может, просто переволновалась, хотя именно тогда, пряча календарик в ящик стола, подальше от чрезмерно любознательной матери, Надежда поняла – это просто попытки убедить саму себя, в том, что все по-прежнему, а через недельку-другую, глупенькая дурочка будет смеяться над волнениями.
    (Черта с два, милочка!)
    Ощупывая живот, Надежда не переставала дивиться – где-то там, внутри, зреет маленькая жизнь. Частичка ее самой, что со временем превратиться в человечка. Уже тогда, она ощутила, как что-то поменялось в окружающем мире. Он словно наполнился теплыми оттенками и полутонами, стал мягче, светлее. Вышагивая по залитым солнцем улицам, она бросала по сторонам восторженные взгляды, и только одно мешало полностью насладиться новыми ощущениями – мысли о том, как воспримут все остальные эту неожиданную новость.
    Рассказать матери? Само собой, но почему-то Надежде становилось не по себе от той картины, что рисовало воображение. Мать не отличалась ангельским характером, уж кому знать, как не Наде. Трудно было даже представить, как поведет себя мать, когда узнает о том, что скоро станет бабушкой.
    Первым, кто узнал обо всем, стал ее будущий муж. Уже тогда, признаваясь ему, Надежда поняла, что, не смотря ни на что, этот ребенок появится на свет. Кто бы ни стал у нее на пути – ее малютка увидит этот мир, пускай для этого придется остаться одной.
    Для Сергея, новость оказалась ошеломительной. Он беспомощно моргал, и Надежда не верила своим глазам – из бесстрашного задиры, парень превратился в растерянного ребенка. В тот вечер, они расстались раньше обычного, чтобы привести мысли в порядок. Надя не сильно задумывалась о внутренних переживаниях Жданова, с нее было достаточно и своих. Кто сказал, что женщины нежные ранимые создания? Скорее, наоборот - из своего небогатого опыта, Надя поняла, что куда больше подобные определения подходят для парней. Это они корчат из себя невесть кого, не осознавая простой истины – жизнь штука непредсказуемая.
    Как дуновение ветра.
    Как шорох дождя.
    Как две, отливающих синевой полоски на бумажной полоске теста!
    Надежда не знала, каким образом будущий супруг сообщил маменьке приятную весть – все окончилось тем, что парой дней спустя, они позвонили в дверь, и остолбеневшая Мария Сергеевна, узнала о том, что в жизни дочери произойдут кое-какие изменения.
    Пускай все окончилось не так, как задумывалось, - в этот раз, она получит все, что причитается, уж будьте уверены…
    Любую проблему, даже самую сложную всегда можно свести к простым решениям. Вот прямо как сейчас – вытащить из холодильника вчерашний суп, покрутить носом, и поставить его обратно, нащупать масленицу, сыр и что там еще нужно для бутербродов. Черт, так хочется яблок, аж скулы свело – Надежда сглотнула.
    (О, детка, ты, похоже, начинаешь привыкать к новой роли!)
    Пустое – срок еще не настолько велик, чтобы заново переживать все прелести раннего токсикоза, хотя кто знает…
    Надя присела за стол, и принялась сооружать бутерброд…
    Сергей с трудом разлепил глаза, сладко потянулся. Всю ночь снилась разная муть, но все равно, вылезать из-под теплого одеяла не хотелось совершенно.
    Обвел спальню глазами. Спальня как спальня – ничего нового. Шкаф у стены, старые, поломанные часы на нем, справа, у входа, трюмо, с массой всевозможных пузырьков и коробочек на нем. Все эти женские штучки, с помощью которых милые дамы обводят вокруг пальца простаков, имеющих несчастья попасться на крючок. Да еще хрустальная ваза, доверху набитая разным хламом. Старые бабушкины открытки, остатки бус, пара пустых флакончиков от духов, носовой платок вперемешку с бесчисленным количеством разнокалиберных пуговиц, наперстков и прочего полезного барахла.
    Нужно будет, выбросить ко всем чертям этот мусор - подумал Сергей. Он опустил ноги на пол, выдираясь из теплой постели. Накинул байховую рубашку (обогреватели с трудом справлялись с работой, да ко всему зима в этом году постаралась на славу, набросала снега по пояс, и приласкала трескучими морозами), вышел из спальни. Жданов не стал заходить в библиотеку, несмотря на то, что у него там были кое-какие дела. Он спустился по лестнице, и остановился у входа в кухню. Надя сидела за столом, и думала о чем-то своем.
    (Посмотри-ка, она даже не обратила внимания на то, что ты здесь. Интересно, какие мысли посетили сейчас ее пустую головенку?)
    Сергей кашлянул. Надя приподняла голову. Возможно показалось, но уголки ее глаз подозрительно заблестели. В последнее время это стало немного раздражать. Все эти беспричинные слезы, нелепые обиды, словно он пообещал что-то важное, а потом, в самый последний момент отказался исполнить напрасные чаяния женушки.
    Кто поймет этих женщин? У Сергея не было ответа на этот вопрос, так же как не было ответа на другой не менее важный – будет ли сегодня завтрак?
    Судя по всему, Надежда не собиралась попотчевать любимого супруга вчерашним супом или чем-то еще, что завалялось в холодильнике. Самым главным разочарованием для Сергея после свадьбы оказалось упорное нежелание Надежды научиться готовить. Первые полгода - год стандартным завтраком для Сергея оставались разогретые на подсолнечном масле макароны да подгоревшая, с кусочками скорлупы, яичница. Поначалу Сергей злился, но затем понял, что все попытки заставить супругу приготовить что-нибудь более или менее съедобное обречены на провал. Пришлось самому, засучив рукава готовить себе и лентяйке Надежде.
    Если раньше пределом кулинарного мастерства для Сергея оставались жареная картошка да все та же опостылевшая глазунья, то теперь, после стольких лет супружеской жизни он научился вполне сносно готовить.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: