Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 3

Добавлен
2008-03-11 21:46:00
Обращений
9800

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 3"

   
    Вот только с недавних пор, ей стало казаться, что подобные секреты есть не только у нее одной. Сам дом, и все что в нем, было пропитано тайнами. Эти тайны во всем – и в пропахших сыростью комнатах внизу, и в широких ступенях лестницы, и даже в пустых банках из-под кофе, что расставлены на полках буфета. Старый дом – он полон загадок, и… кто это там крадется за дверью?
    Надя повернула голову так, что затрещали позвонки. Шаги за дверью стихли, словно тот, кто притаился в коридоре, раздумывал - стоит ли двигаться дальше.
    Это ее муж бродит из комнаты в комнату, больше просто некому нарушать очарование вечера, пускай и зимнего. Надежда полюбила зимы, с того самого времени, как поняла, что именно эта зима не закончится никогда, пускай за окнами март – ничего не изменилось с декабря, когда первый снег упал на замерзшую землю.
    А вдруг все не так? И тот, кто притаился во тьме – вовсе не ее драгоценный супруг.
    Это страшный монстр обнажил клыкастую пасть, и вслушивается в шорохи, пытаясь определить в какой из комнат находится жертва!
    Надя улыбнулась. Сны снами, но на самом деле ничего такого, конечно же, не бывает. Клыкастые монстры обитают на страницах произведений Степана Королева, но ни как не в коридоре ее дома. Хотя…
    По правде говоря, тишина за дверью начала немного пугать ее. Надежда отчетливо слышала приближающиеся шаги, потом они стихли. Но она так и не услышала, чтобы муж спустился по лестнице, или вернулся назад, в уютные стены библиотеки, где и проводил долгие зимние вечера.
    Да кто же там на самом-то деле?
    И тут же, словно прочитав ее мысли, этот кто-то сделал шаг. Затем еще один, уже немного ближе к двери.
    (Какие-то неправильные шаги!)
    Это не могло быть ее мужем! Сергей передвигался не так. Он никогда не крался, наоборот – шаркал, с трудом поднимая ноги (врачам пришлось повторно ломать кости левой ноги, из-за того, что те неправильно срослись), шлепая прохудившимися подошвами старых, изношенных тапок. Только теперь Надежда сообразила, что было неправильного в этих пугающих звуках.
    Тихий цокот, словно… чьи-то острые когти касались пола!
    (Хей-хо! Это существо, детка, и оно пришло за тобой! Кто знает, может быть всматриваясь в зимюю прелесть сада за окном, ты невзначай уснула? Так и есть – задремала на стуле, и теперь поплатишься за это!!!)
    Надежда вскочила.
    - Это не сон – прошептала она.
    (Конечно не сон, дурашка – самая, что ни на есть реальная реальность, в которой страшные существа бродят по комнатам, потому что пришло время охоты!)
    Там, за дверью, существо раздуло ноздри. Время охоты пришло! Оно еще мгновение раздумывало, затем чуть шевельнуло обросшим отвратительно-бурой шерстью ухом – существо услышало биение испуганного сердца.
    Существо довольно заурчало.
    Услышав звуки, издаваемые существом, Надежда отпрянула. Веранда была пустой – не спрятаться, не скрыться. Единственная дверь, вела в коридор, в котором поджидал отвратительный монстр. Было ли это сном, или явью, неважно – оно поджидало ее, а может быть вот прямо сейчас, в эту же секунду, оно распахнет дверь и ворвется в комнату, чтобы раскрасить поблекшие обои новой ярко-алой, пускай и быстро темнеющей краской.
    (Кровью! Оно раскрасит стены кровью, летящей брызгами из твоего разодранного тельца!)
    Чудовище-страшило из снов. Что оно делает здесь?
    Ответ пришел сам собой – время охоты, время убивать!
    Существо приблизилось к двери, царапнуло когтем плохо окрашенную поверхность. Надежда услышала царапающий звук – словно существо полоснуло по сердцу. Она зажалась в угол, прикрыла лицо ладонями. Вряд ли это могло спасти, вот только что ей оставалось делать?
    Она не видела, как медленно опустилась блестящая никелем ручка замка, зато прекрасно услышала скрип отворяемой двери.
    Существо вошло в комнату. Оно не торопилось – рассматривало ее крохотными глазками из широких, очерченных надбровными дугами глазниц. Затем оно шумно выдохнуло, наполнив комнату смрадом гниющей плоти.
    (И запахом глины, вперемешку с сыростью, и сладковатой плесенью…)
    Захлопнуло дверь.
    (Теперь ты не убежишь милая, как ты любишь это обычно делать!)
    Оно приближалось, медленно, и его шаги словно камнем ложились на измученную страхом душу. Если было бы можно, Надежда превратилась бы в песчинку, коих полно на полу, только бы оно не смогло рассмотреть ее.
    Мир преисполнился ароматами страха. В этом новом качестве, он казался частью чего-то другого, непривычного. Надежда ощущала странную истому. Как будто знала, что сейчас произойдет.
    Замри детка, и следуй одному простому правилу:
    Не дышать!
    Замереть, стать дрожащей на ветру былинкой.
    А еще лучше бесплотным духом, просочиться между пальцами существа, и перетечь сквозь неплотно закрытую дверь, и взмыть к небесам, где нет оглушающего сопения, и нет больше страха.
    Существо нависло над ней – уже сейчас она чувствовала запах глины. Оно плямкало, пережевывая кусочки, и сопело, рассматривая скорчившуюся девушку. Еще немного и оно бросится на нее, чтобы:
    Вцепиться сильными лапами, сорвать одежды, обнажить дрожащее тело.
    Полосовать острыми когтями, оставляя глубокие разрезы, из которых хлыщет кровь.
    Рвать на мелкие кусочки, лохматые окровавленные ошметки!
    Но вместо этого, существо положило руку на плечо Надежды, и легонько встряхнуло.
    - Хей, детка. Что-то случилось? – в этих словах были издевка, и скрытый страх одновременно. Как ни странно эти противоречивые эмоции прекрасно ужились в этих нескольких словах.
    И вместе с тем, ничего прекраснее этих слов она не слышала до сих пор. Несмотря ни на что, она была счастлива – голос, произнесший это, оказался знакомым до судорог. Надежда открыла глаза, пытаясь рассмотреть размытые очертания веранды сквозь огромные капли слез.
    Перед ней, озабоченно протянув руку, стоял Сергей.
   
    5. Весна в зазеркалье
   
    Надежде снился сон.
    Она спускалась по лестнице, отметив про себя некую скованность движений.
    (Не пора бы выйти на улицу и немного подышать свежим воздухом?)
    Она толкнула двери и вышла в прихожую. Прямоугольная щель в полу, (как обычно в ее снах) светилась ровным светом, в котором не было ничего хорошего. Надежда осторожно переступила ее и направилась к выходу.
    Там, откуда она пришла, холодный март забрасывал город грязным снегом, здесь же снег стаял, обнажив мерзлую землю. Дом показал свою настоящую сущность и оброс десятками башенок украшенных зубчатой кладкой. Прямо на крыше, Надя увидела огромный, потемневший от времени флюгер – неведомая птица гордо показывала направление ветра, время от времени противно поскрипывая. Маленький двор превратился в огромный сад, с тысячей клумб, с дорожками между ними, мощеными кирпичом.
    Одна из дорожек начиналась прямо у входа в дом. Надежда пошла по ней. С обеих сторон дорожку украшал невысокий бордюр с причудливой резьбой. Дорожка изгибалась то влево, то вправо, петляла, словно кто-то нарочно проложил ее так, чтобы запутать простака, который решил пройтись по ней, любуясь останками клумб.
    Чуть дальше, дорожка раздваивалась, огибая небольшой фонтан, с какой-то скульптурой посредине. Подойдя поближе, Надя увидела, что это была огромная рыбина, которая стояла на хвосте, растопырив плавники. Рыба хищно разевала рот, словно ожидала, что разверзнутся небеса и оттуда щедро посыплется корм.
    Надежда с опаской подошла к фонтану, готовая в любой момент отбежать от сумасшедшей рыбы.
    (Ночью темень, ночью тишь – рыбка, рыбка, где ты спишь?)
    - Жданов-Рыба – Надя неожиданно для себя самой придумала прозвище для статуи.
    (Почему именно так? Это ведь твоя фамилия. Ну да ладно, все это лишь сон, не будем тревожиться по пустякам…)
    Сам фонтан был пуст. Только на дне лежали комки слипшихся желтых листьев, веточки, и прочий сор. Казалось до фонтана никому не было дела, и неведомый садовник не пришел навести порядок в саду, подмести дорожки, собрать весь мусор, чтобы лучи солнца отражались от чистой водной глади, и слегка поблескивали медные монетки на дне, брошенные ротозеями, которые наверняка только и мечтали вернуться вновь, в дни вечной весны.
    Так вот, что скрывалось под снегом, тогда, в рождественскую ночь, когда она ненадолго задремала у зеркала, и перенеслась в это странное место.
    Надежда протянула руку, и осторожно прикоснулась к статуе. Что-то дрогнуло там, внутри рыбины, и Надя явственно услышала тихий, печальный вздох. Она одернула руку, как ужаленная, а изо рта рыбы вдруг ударила струя. Надя зачарованно смотрела, как вода огибает веточки и листья, собираясь грязной лужицей на дне фонтана, чтобы наполнить его доверху.
    Фонтан заработал, и одновременно со звуком бьющей водной струи, Надежда услышала тихий детский смех.
    Она вздрогнула.
    - Кто здесь? – ответом были новые переливы смеха. Надя выглянула из-за рыбины. Дорожка, огибая фонтан, вела куда-то вдаль, в глубину сада. Где-то там, мелькнул и пропал чей-то силуэт. Надежда пошла по дорожке, невольно убыстряя шаг.
    Несколько минут спустя, Надежда вышла к огромным кованым воротам. Сразу за ними, начинался лес. Ворота были украшены множеством различных завитушек, но внимание Надежды привлекли огромные, заостренные колья, которые возносились вверх, одним своим видом отбивая всякую охоту перелезть через них. Такие же колья торчали вдоль всей ограды, что огибала сад.
    Смех раздался вновь, и вдали, за воротами мелькнула детская фигурка.
    Надежда толкнула ворота. Те открылись с тихим укоризненным скрипом. Надежда вступила в лес.
    (Где-то там, в глубине леса, скрывалась маленькая, уютная полянка, которую Наде довелось осчастливить своим присутствием, одним холодным зимним вечером, когда она сидела у зеркала, вглядываясь в мир зазеркалья. Теперь зеркало оказалось лишним – в нем больше не было нужды, для того, чтобы сунуть, куда не следует свой любопытный носик!)
    Дорожка петляла между деревьев. Запах гниющей листвы витал повсюду. Надежда сделала пару шагов, и с тоской оглянулась на ворота. Те стояли, как ни в чем не бывало. По правде, говоря, Надежде меньше всего хотелось бродить в тени угрюмых деревьев.
    (Хей детка, возможно, тебе просто послышалось?)
    Возможно да, а возможно и нет. И если кто-то решил, что она сейчас отправится в этот сумрачный лес (в жадные объятия существ, обитающих там), то этот кто-то очень сильно ошибается.
    Надежда развернулась, и решительно отправилась назад, к дому, который хоть и не был похож на тот, в котором она провела зиму, но, во всяком случае, имел хотя бы отдаленное сходство. Пройдя мимо ворот, она на секунду задумалась.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: