Творчество поклонников

Вышел месяц из тумана 2

Добавлен
2008-04-15 10:11:23
Обращений
3187

© Александра Дворная "Вышел месяц из тумана 2"

   НЕТ!!!
    - Ч- то такое? – похоже, Джек Стэнтон напугался еще пуще меня. Он и Анжела смотрели, свесившись с передних сидений. Мотор автомобиля мирно урчал, но… что-то не так.
    - Мы остановились? – я стала усердно протирать глаза, тревожность, возникшая во время сна, поднялась темной волной и грозилась захлестнуть.
    «Вышел месяц из тумана»
    Спокойно, мне надо держать себя в руках.
    Анжела смотрела на меня своим умиротворенным рафаэлевским взглядом, начинающим непонятным образом надоедать.
    Ее молчание и задумчивое выражение лица повергло меня в смятение, и жуткие подозрения овладели моей не вполне здоровой душой. Почему-то я нашла нужным задать еще раз один вопрос:
    - Почему папаша сам не сподобился отвезти меня в колледж?
    Ответ маячил перед моими глазами: кованые тяжелые ворота с двумя камерами слежения, установленными на двух белых колоннах справа и слева, и скромная металлическая табличка с выдолбленной надписью: «Психиатрическая больница имени доктора Альберта Шульца, осн. в 1953 г.».
    Наивная дура!
    - Потому что мы везли тебя не в колледж, Даяна, милая. Понимаешь, тебе нужен небольшой отдых , а обстановка дома этому никак не поспособствовала. Ты все так же испытываешь проблемы в общении… - она не говорила – щебетала. Так уговаривают нехачукалу принять лекарство.
    - Ничего я не испытываю… Никаких проблем. Все нормально. Отвезите меня в колледж. Вы же сами говорили, мне там будет хорошо. – я пыталась ее уговорить. Внезапно, к собственному своему удивлению, я увидела двух верзил в белых халатах, именуемых санитарами, застывших в ожидании около ворот. Анжела печально покачала головой.
    - Не надо бояться. Тебе хотят помочь.
    - Я не хочу.
    - Даяна, милая, послушай меня. Все считают, что так будет лучше. Даже наш семейный врач доктор Смит придерживается того же мнения, а ведь ты столько с ним беседовала.
    - Старый подлиза…
    - Что? Ты сказала, что согласна?
    - Не надо разговаривать со мной, как с больной! – мой голос дрогнул.
    Надо держать себя в руках.
    «Вышел месяц из тумана»
    Немного отдышавшись, я посмотрела на Анжелу. Последняя попытка.
    - Послушай, я абсолютно нормальна. В детстве со мной произошел несчастный случай. Все это время я не могла вспомнить… А сейчас… - пришлось вздохнуть разок-другой, чтобы продолжить – это случилось. Возможно, причина в этом. Если вы вернете меня, клянусь, я буду часами разговаривать с доктором Смитом, пока он не прочистит мне мозги…
    - Хорошо, Даяна. Ладно, пойдет. Но здесь все равно надо остаться. На одну ночь – ты пройдешь тесты, топографию головного мозга, сдашь несколько анализов, а завтра я тебя заберу. Договорились?
    - Нет – я замотала головой. Независимо от себя, я стала совершать едва заметные покачивания – вперед-назад, чтобы успокоиться. – Нет. Как я могу верить?
    - Обещаю тебе.
    - Что тебе стоит пообещать? Ты утром уверяла, что везешь меня в колледж. Чего стоит твое обещание?
    - Так все! Терпение мое лопнуло. Выходи из машины, Даяна. Проведешь ночь в больнице и завтра будешь дома.
    Мы внимательно смотрели друг на друга. Попытка не удалась.
    - А если я откажусь?
    - Тебя проведут эти милые джентельмены. – Анжела подняла свою лапку и поманила санитаров. Мне показалось, что земля подрагивала от каждого их шага.
    «Вышел месяц из тумана»
    Я медленно опустила правую руку в карман платья, нащупав завернутый в носовой платок предмет. Двое громил приближались с поразительной для их комплекции быстротой. Пришлось поторопиться. Голубой платочек мягко спикировал на пол салона автомобиля.
    «Вынул ножик из кармана».
    Я аккуратно защелкнула патронник, взвела курок и прижала дуло револьвера 38 калибра к белоснежному виску мачехи.
    - Останови их.
    Наверное, ее испугало не столько оружие, сколько ледяное спокойствие, прозвучавшее в моем голосе. Она выпрямилась, не оборачиваясь, на своем сидении и замерла. Пришлось немного надавить дулом, чтобы она подняла руку и жестом остановила приближающихся громил. Вблизи они оказались еще ужаснее: небритые лица, заплывшие глаза…
    - И вы хотели натравить их на меня? – от негодования у меня задрожали руки. Джек Стэнтон в немом изумлении пялился на револьвер, гадая, действительно ли он зажат в моей руке, или так, висит в воздухе. Я кивнула ему на ручку переключения скоростей, поехали, мол, и ободряюще улыбнулась.
    Джек судорожно ухватился за руль, выжал сцепление, мерседесс тронулся с места. Меня мотнуло в сторону, но я крепко вцепилась скрюченными пальцами свободной руки в обивку кресла. Револьвер я продолжала держать у головы Анжелы, но целью теперь служил ее затылок.
    - Помягче, Джек, а то я нечаянно продырявлю ее башку.
    Наверное, со стороны это выглядело забавным – двое взрослых людей в мерседессе и пятнадцатилетняя девчонка с тяжелым револьвером в руке. В груди внезапно проснулся астматический насос, пару раз глубоко вдохнув, я смогла восстановить дыхание, но бархатные тиски все же остались на моем горле… Результат переживаний.
    Обернувшись, чтобы посмотреть на убийцу Лилиан Шерман, в тот чудесный солнечный денек, я была абсолютно здоровым подростком. До того момента, как две жесткие ладони сомкнулись на моем горле.
    С тех пор приступы астмы преследовали меня везде: малейший испуг грозил смертью от асфиксии. Спастись в таких случаях я могла лишь, взяв под контроль свои чувства.
    - Даяна, милая… - голосок мачехи едва пробивался сквозь гул двигателя. – Ты же не сможешь держать его всю дорогу до дома… Это несколько часов. Может, опустишь. Все равно мы уже едем. Ты не попадешь в это место…
    - В ЧУДЕСНОЕ, по твоим словам, место. Не говори с таким пренебрежением о психбольнице.– я потерла пульсирующие виски. Временами накатывала тошнота. Я морщилась, пока не увидела следящие за мной карие глаза Анжелы в зеркале.
    - Опусти оружие, ты добилась своего. – похоже, это была тактика давления на душевнобольного человека. Я бы поиграла в игры, да только два съеденных за завтраком яйца решили погоняться друг за другом.
    - Перестань говорить, пожалуйста. А то мозги вышибу. – глубокий вздох. Решительно хотелось блевать. – И с чего ты взяла, что мы едем домой. Джек!
    - Да, - фальцетом отозвался тот.
    - Сейчас будет поворот … А! Вот и он! – я повернула дуло в сторону шофера, лицо которого мгновенно покрылось испариной.
    - Сворачивай!
    - Где указатель?! Я ничего не вижу!
    - Крути влево! Живо!
    Наверное, Джек был подслеповат частично, но для меня это служило незначительным оправданием. На нас надвигался бело-голубой указатель – стрелка. И не увидеть его, это извините…
    С тихим вскриком шофер вывернул руль в сторону и мерседесс понесся по бугристой дороге, словно трамвай по искривленным рельсам. Пришлось для пущей устойчивости запихнуть обе ступни под переднее сиденье, а левой рукой держаться за подголовник Анжелы. Не думаю, что мачехе льстило сие внимание, тем более, что правую руку с револьвером мотало из стороны в сторону. Сейчас они вполне могли бы попытаться завладеть оружием, все-таки я была в уязвимом положении. Могли, но не стали. Не потому, что не догадались, скорее всего причина была куда прозаичнее – ведь Анжела жена хозяина, омега на небосводе отца, а Джек всего лишь наивный водитель с годовым стажем. В этот раз он отличился – мы довольно мягко вписались в поворот, отделавшись незначительными ушибами и сорванными от крика голосовыми связками. Следующее, что помню, оправившись от неимоверной тряски, это визгливое сопрано Анжелы.
    - Зачем ты привезла нас на озеро?! Сумасшедшая девчонка!
    Я посмотрела в зеркало: она вцепилась обеими руками в обивку кожаного кресла, будто страдая острым приступом диареи, опасалась слететь с горшка. И, прищурив искусно подведенные глазки, раззявила рот в противном крике. Сейчас Анжела мало походила на высокомерную женщину, приказывающую, куда следует выкинуть надоевшую мамину мебель и поставить новую стиля арт-модерн в строго определенном порядке а-ля фэн-шуй. Зрелище показалось мне настолько забавным, что я не выдержала и зашлась в приступе издевательского смеха.
    Машина продолжала катить в сторону голубоватой поверхности озера и казалось, будто скоро она погрузится в прохладные воды, опустится на дно и двинется дальше, шаря включенными фарами по золотистому песку с россыпью ракушек. Может, подсказать идею Джеку, а? Настолько ли он слабохарактерный, чтобы под дулом пистолета утопить самого себя и еще двоих человек. Пусть одного. Убийцы не считаются. Только сейчас я заметила, что небо потемнело, а солнце приобрело красноватый оттенок, готовясь к закату. Становилось темно и страшно…
    Под шинами заскрипел песок, мелкие камушки затарахтели по обшивке автомобиля. Похоже, Джек не собирался останавливаться без моего приказа и мы действительно вскоре станем частью водной мертвой фауны. Тремя улыбающимися синими губами утопленниками.
    - Тормози! Что ты делаешь?! – закричала мачеха. Открыв глаза, она с ужасом таращилась на приближающуюся воду.
    - Джек, тормози!
    Бесполезно. В ветровом стекле отражались две сжимающие руль смуглые руки. Еще чуть-чуть и мы по уши в воде.
    - ДЖЕК!!! – что было мочи заорала я.
    Он резко ударил по тормозам, будто очнувшись от сомнамбулического припадка. Меня с силой швырнуло вперед – лицо расплющило о спинку переднего сиденья, руки вывернуло назад, правая голень взорвалась болью. Ощущение, будто я только что приняла участие в битве титанов и проиграла. И тут раздался громкий хлопок. На секунду сознание помутнело – в голове распухло черное облако. Я шевельнулась – оказалось, что черное облако распухло не внутри моей головы, а снаружи – аккурат на левой скуле. Бок будто прошила раскаленная игла. Восприятие реальности разом притупилось, стало тепло-тепло. Расслабившись, я позволила себе сползти под заднее сиденье. Сверху звучали голоса, доходя до меня сквозь слой ваты.
    - Миссис Шермон! Как вы?
    - Отстань, придурок ты несчастный! Не прикасайся! Где Даяна?
    - На заднем сиденье. Похоже, ей здорово досталось. - в молодом голосе звучало беспокойство или мне показалось?
    - Так полезай и убедись! У нее же оружие! Вот идиот!
    - Сейчас, мэм.
    О чем они говорят? Я не чувствовала рук и ног, только пульсирующее тепло в области селезенки. И, кажется, кто-то рядом истекал кровью… Иначе, откуда этот странный запах и кисловатый привкус.
    Чья-то ладонь схватила меня за плечо и попыталась повернуть. От резкой вспышки боли, вызванной попыткой пошевелиться, я застонала и сжалась в комок. Платье тут же намокло и прилипло к телу, словно вторая кожа.
    - Мадам, по-моему, она прострелила себе печень.

Оценка: 9.00 / 1       Ваша оценка: