Творчество поклонников

Игра

Добавлен
2005-11-07
Обращений
4344

© Евгений Волард "Игра"

    Дети одних злополучных встречаются с силой моею!
    Гомер («Илиада», VI, 127)
   
    В который уже раз он подумал о том, как гулко разносится звук шагов в этом коридоре. Будто вперёди тебя бежит.
    Эта тривиальная мысль была традиционно первой. Стояла ли снежно-сопливая зима или душно-потливое лето, моросил ли осенний мерзопакостный дождик или весело журчали весенние ручейки, — он ёжился, входя в неприветливый длинный туннель, ведущий его к месту непосредственной работы. Порой он представлял, что это вовсе не проход из главного корпуса в прозекторскую, а огромный железобетонный червь, к которому он по своей воле забирается во чрево, чтобы однажды быть переваренным без остатка. На пути не было ни одной ступеньки, но откуда-то возникало терзающее нервы ощущение, что он спускается под землю.
    — О, Валера, привет! — поздоровался с ним знакомый эксперт-криминалист. — Наконец-то! Я тут уже с полчаса торчу.
    — Я точно вовремя.
    — Не в этом дело. Там мы тебе нового неопознанного клиента подкинули. Поработаешь с ним в первую очередь?
    — Откуда такая спешка? — спросил Валерий, внутренне радуясь временной отсрочке всегда чем-то неприятного момента вхождения в секционный зал. Потом он «акклиматизируется» и сможет с профессиональным равнодушием, а где-то даже и со спасительным цинизмом, заниматься своим ремеслом. Просто ему требовалось время на то, чтобы, оказавшись в прохладном помещении среди насильно убиенных, задавить в себе некий эмоциональный протест.
    Душа должна окоченеть, говорил он.
    — Уж больно странный товарищ, — со смешком пояснил эксперт-криминалист. — Вернее, со странными повадками: сам по нулям, а под ним баба шевелится…
    — Как так? — заинтересовался патологоанатом.
    — А вот это ты нам, Валера, и объяснишь, — эксперт торжественно возвысил голос. — Вся наша шарашка желает знать, как это с многочисленными ножевыми можно ещё кого-то закадрить? Ни много, ни мало мы ждём от тебя ответа на сакраментальный вопрос: есть ли сексуальная жизнь после смерти?
    — О-го-го!
    — Ладно, док, не прибедняйся. Мы к вечеру что-нибудь нароем, а ты пока в этом деле покопаешься, так сказать, изнутри. Потом сравним впечатления.
    — А что сама женщина говорит?
    — Молчит, как рыба об лёд: в кому она впала и навряд ли выкарабкается. Ничего себе камасутра, да? Труп и каматозница!
    Мужчины рассмеялись и закурили.
    — Может, попытка изнасилования? Жертва и насильник так друг друга уделали, что… — наобум предположил патологоанатом.
    — Исключено. У обоих черепно-мозговые. Не бодались же они! Ты там у него, конечно, всё проверь, тем более что парень был совершенно голый, но я сомневаюсь… Понимаешь, этот «насильник» так исполосован, как будто ещё при жизни у тебя побывал, а на женщине крови мы не нашли, кроме той, что из головы натекла… Их могли обработать где-нибудь в другом месте и, заметь, по отдельности, а потом нам подкинули. Какой-нибудь псих с бзиком на влюблённые парочки… Да мало ли… Короче, Валера, на тебя у нас большие надежды. Звякни, если что уразумеешь… Да, и поосторожнее с ним!
    — А что?
    — Вдруг он и тебя подомнёт! — фыркнул криминалист, скрываясь за поворотом коридора.
    Патологоанатом глубоко вздохнул и направился в ординаторскую переодеваться.
    Валерий Зиновьев считался большим специалистом в своей области. Его заключениям безоговорочно доверяли, всегда с большим вниманием прислушивались к его мнению в особо сложных ситуациях, случалось, даже приглашали на консультации в соседние районы. Меж тем, он сравнивал свою работу с той влюблённой женщиной, которую никак не решишься бросить, оттого что боишься, что никто больше не будет тебя так любить.
    В ординаторской Валерий помедлил несколько минут, стараясь припомнить, не назначено ли у него на утро каких-нибудь встреч.
    — Чёрт, — буркнул он и стал напяливать второй халат, клеёнчатый фартук и нарукавники.
    Секционный зал встретил его давящей тишиной. Валерий полуавтоматическим жестом щёлкнул кнопкой радиоприёмника и помещение наполнилось гулким бархатным голосом сексапильной блондинки. Конечно, он никогда не встречался с дикторшей, читающей утренние новости, но для него её образ был такой же реальностью как собственное отражение в хромированных инструментах. Волнительно-чувственный тембр, так изящно сочетающийся со строгими интонациями, вызывал в нём приятное волнение.
    …в Багдаде. Начиненный взрывчаткой автомобиль был подорван у здания полицейского участка в то время, когда из него выходил отряд иракских полицейских. Пока сообщается о пятерых погибших и семнадцати раненых, большинство из которых мирные граждане. Ведутся активные поиски пострадавших под обвалившимся фасадом здания, осложняющиеся возникшим на близлежащей автостоянке пожаром. По оценкам экспертов мощность взрывного устройства…
    Патологоанатом начал насвистывать прицепившуюся где-то по дороге глупенькую песенку, а потом и вовсе стал напевать, безбожно фальшивя своим прокуренным баритоном:
   
    А я всё летала,
    Но я так и знала,
    Что мечты лишь мало
    Для любви
    Ла-ла-ла…
   
    …сильнейшее за последние 10 лет наводнение на юге Италии. Обильные дожди, во время которых выпала месячная норма осадков, привели к затоплению ряда крупных населённых пунктов. Местными властями производится экстренная эвакуация населения из пострадавших районов. На настоящий момент известно о четырёх погибших. Двенадцать человек числятся пропавшими без вести. Ущерб, нанесённый стихией всего за три дня…
    — Валерий Константинович, — гаркнул за спиной весёлый голос практиканта, — вам ничего не надо, а то я хотел в столовую слетать? Дома позавтракать не успел…
    — Лети, — сказал патологоанатом, про себя подумав, что ни о каком доме у его студента сегодня ночью и речи не было.
    — Я всё приготовил, — сказал молодой человек, которому что-то не понравилось в тоне начальника. — Вон, на столе…
    — Лети, говорю.
    Валерий надел перчатки, похрустывающие, как свежевыпавший снег под ногами, несколько раз сжал руку в кулак, пошевелил пальцами, точно иллюзионист перед
    А теперь переходим к российским новостям.
    карточным фокусом. Момент, который он оттягивал, наступил. Пора было заняться телом. Наше дело — резать тело.
    (Фу, что за мерзкий стишок!)
    До сих пор он вроде как и не замечал труп на секционном столе.
    Разделочный верстак…
    (Тьфу, чёрт, какой хохмач заразил его всеми этими «перлами»?)
    И капитан тоже хорош: покопаешься в этом деле изнутри…
    …ской области разбился пассажирский самолёт ЯК-40, совершавший рейс Владивосток-Иркутск. Известно, что самолёт упал в Лену и затонул. По предварительным данным никому не удалось спастись. Как нам сообщили в службе МЧС, на борту находилось 23 человека, включая пятерых членов экипажа. Причины авиакатастрофы официальными лицами не комментируются, но нашим корреспондентам удалось выяснить, что погибший борт уже 17 лет находился в эксплуатации. Вкупе с тяжёлыми погодными условиями, сложившимися на Дальнем Востоке, это обстоятельство могло сыграть роковую роль в случившемся. По данному происшествию возбуждено уголовное дело по статье…
    — Интересная новость — это плохая новость, — произнёс патологоанатом. — Расскажи-ка мне что-нибудь приятное, где нет погибших и пропавших без вести.
    Радиоблондинка не прислушалась к призыву своего поклонника и начала зачитывать тревожное сообщение о новом серийном убийце в Ростове-на-Дону.
    — Эх ты, лярва бессердечная, — разочарованно вздохнул Валерий, приступая к предварительному осмотру.
    На теле покойника имелось, как минимум, три несовместимые с жизнью повреждения. В нескольких местах кожу вздыбливали сломанные кости. Валерий не торопился приписывать бескровные порезы перемещению трупа с места убийства, как это ничтоже сумняшеся сделал криминалист. Ночью был такой злой ливень, который мог бы и фекалоида из «Догмы» отмыть дочиста. Другой вариант: порезы (а ведь прав был капитан, беднягу действительно жутко располосовали) нанесены уже после смерти мужчины. Хотя какой там мужчина! Пареньку явно было не больше шестнадцати. Грудь совсем чистая, а под мышками и в паху только-только что-то стало курчавиться. Наверное, и бриться-то ещё ни разу не пробовал. У Валерия, несмотря на многолетний опыт и умение абстрагироваться, нет-нет и посасывало под ложечкой, когда к нему на стол попадала молодость.
    — Где ж тебя так угораздило? — спросил он с сочувствием. — Давай попробуем разобраться.
    Патологоанатом углубился в работу, постепенно загораясь исследовательским азартом. Он больше не видел изуродованный труп щуплого подростка — перед ним была дразнящая загадка, которую ему предстояло разрешить. Иногда он делал короткие пометки в секционном журнале, но основные свои наблюдения наговаривал на диктофон.
    — …от четырнадцати до шестнадцати лет. Форма головы правильная, без признаков патологии. С левой стороны над ухом имеется открытая черепно-мозговая травма… несовместимая с жизнью… с признаками серого вещества на волосах... правая ключица…
    Валерия что-то смутило, но он не смог уловить причины отчего вдруг отстранился от тела и стал его пристально рассматривать. Поглощённый работой, он не хотел отвлекаться, всё равно никакая странность от него не ускользнёт. Он крайне не любил перескакивать с одного на другое, это выбивало из колеи. Покачивая головой в такт «Hi-Fi» (А мы любили, а мы могли), продолжил:
    — На грудной клетке имеется глубокая рана…
    Когда Валерий закончил предварительный осмотр, его всё ещё не покидало неприятное ощущение, что он что-то упустил. Что-то настолько очевидное и бросающееся в глаза, что на это просто не обращаешь внимание.
    Он ещё раз пристально взглянул на тело на столе. Так и не сумев обнаружить источник своего подспудного беспокойства, подавляя глухое раздражение, он взялся за скальпель. Настало время сделать первый, самый большой разрез, всегда ему напоминающий стремительный ход «бегунка» по открывающейся «молнии». Из-за этой когда-то раз и навсегда прилипшей ассоциации Валерий не мог спокойно открыть ни одной спортивной сумки, — уж очень велико было ожидание увидеть внутри человеческие органы… Секционный зал не то помещение, где уместно живое воображение. Здесь всё должно быть мёртвым, даже чувства.
    …По словам очевидцев, взрыва не было. Самолёт просто «пал с неба», как выразился один из рыбаков. Другой очевидец утверждает, что заметил терпящий бедствие ЯК-40 задолго до его крушения.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: