Творчество поклонников

Грязная кровь

Добавлен
2008-05-16 21:39:41
Обращений
4625

© Александр Подольский "Грязная кровь"

   16 октября 2008 года
   
   
    Они сразу приметили дряхлого старичка в допотопных спортивных штанах и длинной серой куртке. Он сидел на деревянной скамейке, покрытой облезлой синей краской, и через толстые стекла очков наблюдал за слегка моросящим дождем. Но Лудиных больше привлекал не сам дедок, а его внушительных размеров портфель, который усиленно сжимали пенсионерские руки. Двадцатилетние братья-близнецы уже давно научились распознавать степень кредитоспособности будущего «клиента». Но вот по поводу этого старика возникали некоторые сомнения.
    — Да ты только глянь на этого колхозника! — проговорил Кирилл, отправив окурок мимо урны. — Вот что с него взять? Думаешь, в портфеле бабки лежат? Да хрена лысого…
    — Тише ты, — спокойно сказал Гена. Он был старше брата на целых пятнадцать минут, и сей факт утверждал парня в роли лидера семейного дуэта авантюристов. — Зато с ним никаких проблем не будет. Мы ничем не рискуем.
    — Ну не знаю. Он похож на маразматика какого-то. Уже две электрички пропустил. Да и вообще, может, ехать ему никуда не надо. Старый любитель освежиться под дождиком…
    — Не спорю, может, и так. — Гена обвел взглядом платформу, на которой медленно промокало десятка два человек. — Но ты посмотри, как он вцепился в свой портфель. Не иначе, как если бы в нем хранилось что-то ценное. У меня такое чувство, что он сам у кого-то этот портфельчик увел. Вон как нервничает.
    Старик, будто решив подтвердить только что сказанное, подтянул портфель ближе, поудобнее устроив его на коленях. Порыв ветра накинулся на лицо, дед поморщился и еще ниже натянул поля старомодной черной шляпы.
    — Может, ты и прав, — неохотно согласился Кирилл. — Только вот до ночи пасти этого пенсионера у меня нет никакого желания.
    — Хорошо. Давай-ка, сойдемся на одном часе. Как тебе такое предложение? Если ничего не изменится — отправимся домой.
    — Договорились, — кивнул Кирилл. — Помокнем немного. Чего не сделаешь ради любимой работы.
    Гена ответил одобрительной улыбкой и полез в карман за пачкой сигарет.
    Ждать целый час не потребовалось. Подошедшая через десять минут электричка пылесосом слизнула с платформы всех пассажиров. Люди распихали себя по пустым вагонам, оставляя надоедливый мелкий дождик за окном. Старик неуверенно влез в тамбур и направился к многочисленным рядам сидений. Следом за ним в состав вошли братья Лудины.
    Помимо старика и близнецов, этот вагон также приглянулся и супружеской паре, разместившейся в самом начале. Они обсуждали какую-то серьезную тему, однако говорила в основном женщина. Выступающий в роли поддакивающего слушателя, мужчина больше кивал головой и изредка вставлял свои "пять копеек". Лудины уселись в конце вагона, откуда было удобно наблюдать за другими пассажирами. Кирилл невольно обрадовался случайным свидетелям — работать прямо в электричке ему совсем не хотелось.
    Железная дорога неслась вперед, волоча за собой тарахтящий состав. В ближайшие часы, на пути электрички должны были повстречаться только немноголюдные полустанки. Потому и любили этот маршрут братья Лудины. Оставалось только узнать, где надумает сходить новый «клиент».
    — Может в картишки? — предложил Кирилл, не забывая поглядывать на маячивший впереди затылок в черной шляпе.
    — Не хочется что-то, — Гена улыбнулся, глядя на брата. — Тебе еще не надоело проигрывать?
    — Ой-ой-ой, крутизна сидит! Выиграл пару раз и сразу зазнался?
    — Пару раз выиграл ты, да и то, когда я поддавался.
    — Ладно, черт с тобой, — беззлобно пробормотал развеселившийся Кирилл. — Боишься, так и скажи.
    — Было бы кого бояться, — усмехнулся Гена. — Ты лучше следи за нашим древним любителем портфелей.
    — Как прикажете, дон, — едва сдерживая смех, театрально выговорил Кирилл. — Разрешите поцеловать ваш перстень?
    Близнецы дружно хохотнули, на секунду забыв о том, чем собирались заняться в самое ближайшее время.
   
    ***
   
    22 декабря 1978 года
   
   
    Он смотрит в реку и вспоминает ее название. Грушевка. Берега затянуты ледяной пленкой. Снежинки падают на волны и тонут в черной воде.
    Он не знает, как тут оказался. И, тем более, ему невдомек, почему трясущиеся руки сжимают детский школьный портфель.
    В голове творится полный кавардак. Боль вгрызается в мозг бульдожьей хваткой. По спине, несмотря на мороз, струится пот. Раскаленной печью горит лицо, саднит горло.
    Он чувствует, как подкашиваются ноги, и опускается на холодную землю. Постепенно, мысли приходят в порядок. Но ситуация не проясняется — в памяти зияет дыра, размером с маленький городок.
    Портфель укорительно взирает на него, заставляя отвести взгляд. Река. По волнам пляшут льдинки и различный мусор. Но вот в водяном потоке что-то мелькает. На секунду из глубины появляется крошечная ножка, обутая в маленький башмачок…
    Страшная догадка, вкупе с кусочками воспоминаний, выбираются из недр подсознания. Сидящий на берегу мужчина все понимает. Он в ужасе осматривается. Никого. Хохочущие в голове голоса сводят с ума. Он поднимается и зашвыривает школьный портфель подальше в реку. За снежный покров и корку льда. Туда, где в глубине уже плавает хозяин портфеля. Хотя, скорее, хозяйка…
   
    ***
   
    16 октября 2008 года
   
   
    Кирилл уже докуривал сигарету, когда в тамбур вошла его точная копия.
    — Вот и приехали, — сказал старший брат. — Дед на выход поплелся, через тот тамбур.
    — Ясно, — выдохнул дым Кирилл. — Ну что ж, начнем работать.
    — Это не работа даже, — саркастически заметил Гена. — Если наш суповой набор станет сопротивляться, значит, я ничего не понимаю в жизни. Главное, чтобы содержимое портфельчика оказалось полезным.
    Машинист прокашлял название очередной станции, и двери со скрежетом расползлись в стороны. Оказавшись на платформе, Лудины сразу осмотрелись. С электрички сошло человек десять. Старик в общей компании направился к ступенькам, сбегающим с платформы. Серое небо мрачно взирало на вереницу людей, траурной процессией тянущуюся вдоль сельской тропинки. Гена, получив холодную каплю прямо за шиворот, усмехнулся, подумав, что дождь они привезли с собой.
    Старик быстро отстал от шагающей братии, что не могло не радовать Лудиных, неспешно бредущих следом. Тропинка вела в крохотный поселок, разместившийся неподалеку от древнего пруда. С правой стороны начинался лесок, через который и проходил дальнейший путь, слева раскинулись поля, огороды, и заброшенные участки, на которые махнули рукой прежние хозяева, отчаявшиеся вырастить хоть что-нибудь на неплодородной почве.
    — Как же медленно он ползет, — сказал Кирилл, убедившись, что сзади никого не видно. Братья держались метрах в пятидесяти от старика и ждали, когда тот дойдет до лесополосы. По их расчетам, к тому моменту на горизонте уже никто не будет маячить, и ненужные свидетели скроются за очередным поворотом лесного коридора.
    — Так это хорошо, — пробормотал Гена. — Ведь нам и мешать никто не будет.
    — Главное, чтобы сейчас сзади не появилась новая партия с очередной электрички. Чужие глаза нам ни к чему.
    — Не бойся, все мы успеем, — уверенно произнес старший брат.
    — Кто будет зубы заговаривать?
    — Я думаю, никто. Отнимем портфель — и бегом обратно на станцию. А будет сопротивляться, тогда дадим по башке разок-другой.
    Тем временем, старик уже исчез за поворотом. Дождь усиливался. По краям тропинки уже стали образовываться лужи. Гена вытащил из кармана кастет и посмотрел на брата:
    — Сейчас и узнаем, стоила ли игра свеч, и за каким таким богатством мы сюда тащились. Но предчувствие у меня хорошее.
    Братья прибавили шагу, едва не переходя на бег. Очень быстро достигнув поворота и вынырнув из-за гряды деревьев, они в легком оцепенении замерли на месте. Старик стоял в десяти метрах перед ними. Его глаза были устремлены на близнецов, с полей шляпы стекала вода.
    Сделав паузу, дед сошел с тропинки и поковылял прямо в лесной массив. Фигура старика быстро влилась в пейзаж из дождя и деревьев, скрываясь за первыми рядами берез.
    — Твою мать… — буркнул Кирилл. — И что это значит?
    — Он все понял с самого начала… Видимо, старик не так туп, как я думал. Тем хуже для него. Пойдем, — командирским тоном изрек Гена, и братья спешно направились следом.
    Кирилл чувствовал, что ничего хорошего из их затеи не выйдет. Будущая жертва, судя по всему, знала о планах близнецов. Несмотря на это, старик отправился в лес, самостоятельно лишая себя последних шансов. Дряхлый, разваливающегося вида дедок шел туда, где ему никто бы не смог помочь, как умирающая дворняга перед смертью заползает в нору потемнее. Кирилл поежился от внезапно промелькнувшей мысли, что старик просто заманивает двух увлекшихся парней, возомнивших себя бандитами. Через секунду мысль была отброшена — семидесятилетний (не меньше) пенсионер мог внушать ужас разве что нашкодившим внукам. Однако что-то не давало Кириллу покоя. Парень уже привык к многочисленным ограблениям на безлюдных дорогах, но только когда все шло гладко. Быстро. По плану. Сейчас же творилось что-то нездоровое.
    — Да остановись ты, пердун старый! — рявкнул Гена, которому надоели эти игры. Он бросился вперед, где между деревьев виднелся силуэт в шляпе.
    — Зря вы это затеяли, — пробурчал оказавшийся на небольшой опушке старик, присевший прямо на землю. Он держался за голову, тяжело дыша. Листья окруживших это место деревьев отплясывали под ударами дождевых капель. Где-то вдалеке слышались птичьи перепалки. Подошедшие близнецы нависали над сгорбленной фигурой, молча разглядывая странную личность.
    — Так-с, — произнес Гена, хватаясь за ручку портфеля, — это мы конфискуем.
    С неожиданным проворством, старик вскочил и вырвал портфель. Опешивший Кирилл отступил назад, но Гена не растерялся. Он шагнул навстречу жертве, и укрепленный кастетом кулак врезался в лицо старика. Тот шлепнулся на землю лицом вниз. Шляпа отлетела в сторону, обнажая абсолютно лысый череп.
    — Сам виноват, дедуля, — сказал пришедший в себя Кирилл, подбирая портфель. — Сейчас посмотрим, что ты там прячешь.
    Кирилл щелкнул замком, и Лудины заглянули внутрь. Кроме вороха старого рваного тряпья глаз так ничего и не узрел.
    — Мать твою, — разочарованно воскликнул Кирилл, — я так и знал!
    Гена перевернул портфель и стал вытряхивать его содержимое на основательно промокшую землю. Мужская рубаха, еще одна, джинсы… Женская кофта, колготки, нижнее белье…
    — Что за… — начал Кирилл, но примолк. На погибающую сырую траву грохнулись моток веревки и огромный нож.
    Близнецы синхронно перевели взгляд на старика, который уже поднялся.

Оценка: 6.22 / 9       Ваша оценка: