• Отдых в греции

    Отдых в греции отзывы туристов об отдыхе в греции.

    www.tui.ru


Творчество поклонников

Адская молитва

Добавлен
2005-06-25
Обращений
4679

© Роман Пареньков "Адская молитва"

    Утро неярким светом подсвечивает дома. Медленно просыпается мой город.
    Он древний, большой, современный, развитый, богатый, грязный и злой. Злой, как любой большой город, в котором жизнь кипит и пенится зловонной пеной над колоссальной отстойной ямой, в котором есть все для каждого и ничего – у каждого отдельно взятого, где одни умирают от безысходности, а другие собирают и продают их последнее дыхание, причем продают им же и за хорошие деньги. Мой город так же, как любой другой, каждый божий день объявляет расширенную распродажу надежды по сниженным ценам со скидкой, вот только внутри упаковки всегда оказывается что-нибудь другое. Что поделаешь, каждый надеется на что-то свое, и если торговцы надеждой станут продавать всем то же самое, то вскоре потеряют спрос на свой продукт и присоединятся к армии посетителей распродаж.
    Мой город ничем не отличается от других – он абсолютно так же ненавидит людей, живущих в нем, и так же не может понять, почему многие из них любят его. Он – монстр, выросший до таких размеров, что уже не интересуется отношением к себе прочих существ, при условии, что они уступают ему в размерах. Крупных чудовищ наподобие Москвы и Питера он ненавидит еще сильнее, но боится и потому перед ними прогибается.
    По жилам моего монстра течет мутная грязная кровь – тысячи, десятки, сотни тысяч людей и машин. Их потоки будто бы кем-то регулируются, но на самом деле они стихийны. Сменившиеся ценности людей диктуют именно такой уклад жизни, близкий первобытнообщинному строю. А как иначе – где вы видели культ рвачества и обмана в государстве, реально управляемом своими властными структурами, как то Германия? Нигде в мире так не действует принцип «человек человеку волк», как в нашей великой и могучей стране. Наше государство – неуправляемое сообщество оборотней, имеющее правительство, которое ничем не правит, и форму госустройства, не подлежащую классификации даже политологами. Спросите, почему оборотней? А как по-другому именовать миллионы морально устойчивых партийных и беспартийных коммунистов, в мановение ока превратившихся в убежденных сторонников развитого капитализма и рыночной экономики? Или идеолога афганской войны, пишущего книги на заслуженном отдыхе? Офицеров КГБ у руля новой демократии? Так-то.
    В моем городе, как и во многих других, живет всеядный народ. Всеядный в прямом смысле – жрет все, что ему подсунут через дыру в потолке. Согласитесь, наше руководство невероятно гуманно к нам относится – довели средний класс до ручки, еще раньше сделали рабочих люмпенами, пенсионеров – нищими, милицию вынудили воровать и брать взятки, отняли у людей перспективу и по праву принадлежащую им надежду, зато теперь заботливо показывают людям сериалы и реалити-шоу, а надежду продают. Естественно, дешево. И со скидкой. Как правило, в винном отделе. Все для народа.
    Кстати, эта позиция властей беспроигрышная – одурманенный ложными надеждами и телевизионным враньем народ легко управляем, а если все- таки начнет возмущаться – никогда не поздно вновь пообещать лечь за него на рельсы. До реализации проекта дело все равно не дойдет – рельсы к тому времени уже украдут и пропьют.
    Мой город живет по тем же принципам, что и вся страна. Потому – то он грязный и злой.
    Я ненавижу его. Но и люблю тоже.
    Чтобы понять причины ненависти, долго думать не надо. Причины любви же чисто человеческие, сентиментальные и мягкотелые – я помню его совсем другим, менее блестящим снаружи, зато более чистым изнутри. В этом городе я родился и вырос, это он во многом сделал меня таким, какой я есть, в этом городе живет моя семья, в нем растет моя дочь, и при всей своей ненависти я не могу его не любить.
    Да, улицы грязные, и ходят по ним уже не Пушкин, Бутлеров, Лобачевский, Петр Великий и Тукай. Но все еще возвышаются над ними башни Кремля, минареты мечетей и колокольни церквей, все еще пытаются колотиться позолотой в низкое серое небо: мы здесь, Господи! Здесь, внизу, ползаем на брюхе, задыхаясь и захлебываясь, у наших душ несет изо рта, наши зубы выпали, а вместо них все норовят вылезти клыки, мы и не думаем о тебе вспоминать, когда нам хорошо, но нам и не бывает хорошо! Мы здесь, Господи… и ересь наша вся с нами, прав был Кинчев. Мы еще живы, но уже в аду, еще не умерли, но уже разлагаемся. Прими же нашу адскую молитву, нас предал даже сатана, и нет нам дороги ни в ад, ни в рай.
    Прости нас. Помоги нам. Не дай монстру сделать из нас зомби.
    Мы – люди.
    Да будет так.

Оценка: 6.00 / 1       Ваша оценка: