Творчество поклонников

Третий заезд

Добавлен
2008-06-23 11:02:00
Обращений
5345

© Олька Зинченко "Третий заезд"

    Это была самая вкусная вода на свете.
    Миновав ряд умывальников, под навесом из шифера, они подошли к двум длинным горизонтально идущим трубам, расположенным напротив лавочек, и именуемым в народе «ногомойками» - ты мог просидеть здесь до скончания века, но вода все равно не нагрелась бы до нужной температуры. Сергей осмотрел стадион, из этого импровизированного укрытия – тот был пуст.
    - Никого, – сообщил он.
    - Еще бы, - сказал Стасик – кому в такую жарищу охота по стадиону бегать.
    Траву на поле недавно скосили, теперь она кучками лежала по его периметру. Солнце нещадно набросилось на нее, и в воздухе висел сладковатый запах.
    Сердце Костика бешено колотилось, пока они крались по пустынному стадиону. Сергей то и дело оглядывался по сторонам. «Вот уж кому несдобровать, если их поймают» – подумал Костик, испытав мимолетное, постыдное облегчение.
    Стасик выглядел спокойным. Это он просто виду не подает… - убеждал себя Костя. Никому не хочется быть трусом.
    Вот они уже были на месте. Стадион окружали бетонные стены, с выведенными на них красной краской лозунгами: «Сильнее, Выше, Быстрее». «Пионер – всем ребятам пример». Эти лозунги, как и сотни других, стоящих с ними в одном ряду, настолько намозолили глаза, и отскакивали от зубов, что их уже никто не замечал, и в суть не вдумывался.
    Хотя, пришло в голову Костику, - вряд ли они сейчас являли собой пример всем ребятам.
    Они стояли у единственных ворот, сваренных из прутьев, толщиной в указательный палец. За ними взгляду открывалась узенькая тропинка, огибающая лагерь (Костик видел ее, когда они собирали мусор под окнами корпусов), непонятного предназначения бетонный столбик, покрашенный кем-то в белый цвет. За пару шагов от него, начинался лес. Это был густой смешанный лес, вожатые иногда водили их на прогулки. Не далеко от лагеря, но для городских детей этого хватало, что б почувствовать себя затерянными среди джунглей.
    Родителям, приехавшим в День Посещений, тоже, позволялось, предварительно написав заявление, взять ребенка на прогулку в лес. Женя Федоров рассказывал, что когда они с матерью зашли в глубь, в поисках земляники, то слышали хрюканье. Они поспешили уйти оттуда, потому что известны случаи, когда кабаны рвали людей. Вот именно для таких случаев, по мнению Кости, и нужно было заявление.
    Для чего были нужны ворота на стадионе – непонятно. Сколько Костик отдыхал в лагере, ворота эти всегда были закрыты на большой амбарный замок. Кто-то, правда, разогнул прутья, образовав между ними щель, способную пропустить наружу ребенка, или худенького подростка. Костик и раньше видел ее, но воспользоваться лазом, ему в голову не приходило.
    Что прикажете делать в лесу? Была еще правда, такая лагерная игра – потерянный полдник. Для Кости, она сводилась к тому, что б бегать по лесу с выпученными глазами и искать то, что должно было ждать тебя в столовой.
    Теперь же – другое дело. Костя чувствовал, их ожидает, что-то интересное.
    Знай, он тогда, насколько не ошибается…
    - Давайте, – сказал Сергей, воровато оглядываясь. Стас протиснулся первым.
    Некоторое время они шли через лес. Иногда приходилось пробираться через кусты, больно хлеставшие ветками по лицу.
    - Стасик, придерживай за собой ветки, иначе мне придется наподдать тебе… - по голосу казалось, Сергей действительно злится, но Костику было видно, что он улыбается. Стасик тоже мог бы это увидеть, если б имел глаза на спине. Он их не имел, поэтому теперь аккуратно возвращал каждую ветку, в исходное положение. Каким образом Сергей находил дорогу, было неясно.
    Они бродили по лесу, минут двадцать, пока, наконец, не вышли на поляну. Это было странное место.
    Круглая поляна, прямо среди зарослей, обложенная по краям большими камнями (об один из них, Костик больно ушиб ногу). Посреди поляны, возвышалось странное нечто. Оно напомнило Костику, об увлечении старшим братом скульптурами заграничных мастеров. Они имели странные формы, и на взгляд Костика, никакой ценности. Ему казалось, что брат просто интересничает.
    Еще, эта статуя напоминала ему то самое место… каким его иногда пририсовывали в учебниках Ньютону, или Кутузову не особо сознательные ученики.
    - Ух, вот это да! – воскликнул Стасик. – А что это?
    - А сам не видишь? – поинтересовался Сергей.
    - Но кто догадался, поставить среди леса, памятник…
    - Это капище, – перебил его Сергей.
    - Что-что? – мальчики глядели во все глаза на огромный каменный фаллический символ.
    - Историю знать надо. – Сергей достал пачку сигарет «Космос». – Были такие люди – язычники, ну, наподобие тех, что в Бога верят…
    - А мама крестила меня, в тайне от отца, – ни к чему сказал Стасик.
    - Так вот, - продолжал Сергей – были такие люди, только у них не один бог был, а много. И они не в церковь ходили, а в такие места.
    - А… - хором потянули мальчики. Каждый на свой лад пытался представить, как можно молиться ЭТОМУ месту.
    Сергей пускал колечки неприятно пахнущего дыма, чем, кажется, очень гордился.
    Капище было старым, для Кости невообразимо старым, и, казалось странным, что оно не заросло травой. Нет, было видно, что никто не следит за ним, просто создавалось странное впечатление, которое нельзя было объяснить. Трава и деревья, росли только за пределами круга, выложенного камнями.
   
   
    Костя задумчиво глядел в окно. Впервые, за много лет, он позволил воспоминаниям взять верх, и теперь, чувствовал себя плотиной, которая больше не в силах сдерживать нахлынувший поток.
    Как повяжешь галстук
    Ты светлей лицом…
   
    -прошептали его побледневшие губы, глупый пионерский стишок.
    Он вздрогнул от звуков собственного голоса, каркающий, чужой голос:
    На скольких ребятах
    Он пробит свинцом…
   
    Что-то грохнуло за его спиной, и Костик чуть было не подпрыгнул от неожиданности. Это стукнулась о стену дверь палаты, на пороге стояла Лили с темноволосой девочкой.
    - Пап, а с кем ты говорил? – пожалуйста, найди разумное объяснение – молили ее глаза.
    - Да так, вспомнил старый пионерский стишок.
    - Понятно, – ей явно не хотелось его услышать. – Это Лера. Она тоже первый раз приехала. Можно ее кровать будет рядом?
    - Конечно можно, – он подхватил чемодан черноволосой Леры, и поставил его рядом – на место Стасика. – Я пожалуй пойду, посмотрю что изменилось.
    Костик изо всех сил старался придать голосу твердость. Он внезапно понял, что им сейчас столько же лет, сколько было ему и Стасу, тогда. В лето шаровой молнии. Правда Стасик ее так и не увидел. Ему бы понравилось…
    Он вернулся немного позже. Он…
    Никогда не возвращался.
    Детская память, странная вещь, она запечатлевает в мельчайших деталях не только то, что было, но и то, чего никогда не было.
    Но ведь все мы знаем, как выглядит дракон, не так ли?
    То, чего не было, просто не могло быть.
    Ладно, допустим. Но может, давай-ка вспомним то, чего никогда не было, пока твою голову не разорвало к чертям собачьим?
    Резонный совет. Именно так решил поступить Костик. Он спустился по крутым ступеням третьего корпуса (и как мы тут себе шеи не посворачивали?), вышел на освещенный двор. Обойдя трех мальчишек, чуть было не сбивших его с ног, он направился к стадиону.
   
   
    1987г.
    В столовой было шумно – заканчивался обед. Некоторые ребята стояли с подносами у окошечка с надписью «приятного аппетита», за добавкой. Между столов мелькал серый хвостик Назара, лагерной псины. Обычно его гнали, что б не побирался, но сегодня позволили остаться.
    За широкими окнами, было пасмурно – погода резко поменялась, прошел слушок, что получено штормовое предупреждение, но вожатые пока молчали. За столиком ребят сидело пять человек. Костик со Стасиком, Юрка с Валиком, из их палаты, и Женька Федоров, который умел так сильно вытаращивать глаза, что казалось, они сейчас повылазят из орбит. Вообще-то за столиком допускалось четверо, но ради Женьки они решили сделать исключение. С ним, не соскучишься.
    Как-то, когда они были дежурными по столовой, Женька спросил:
    - Хочешь я тебе в чай, глазом капну?
    - Ну? – не понял Костя.
    Женя наклонил глаз к самому стакану, и сделал вид, что собирается его там прополоскать. Получилась очень реалистично.
    -Впечатляет? – Женька явно был доволен произведенным эффектом.
    - Не очень, – соврал Костик. Переставляя свой стакан на другой столик.
    Как бы там ни было, чай он не мог пить, по сей день.
    Стасик сказал про Женю, и Костик подумал, что ему удалось подобрать правильные слова:
    - У него глаза настолько навыкате, что, кажется, будто они трескаются, и я это слышу. А веки настолько натянуты, что понимаешь - у Женьки один выбор: либо говорить, либо смотреть.
    Юрка с Валиком были двойняшками, абсолютно непохожими друг на друга, ни внешне, ни по характеру. Единственное, что было у них общего, так это Валиково ухо, которое Юра придавил ногой в утробе. Они очень любили рассказывать эту историю.
    Двойняшек Костик знал уже два заезда.
    - Родители упекли на все три, по полной программе, – говорил Юра.
    - Хотят вдвоем побыть. – Валик всегда как-то странно подчеркивал это «вдвоем».
    Обед подходил к концу, близился тихий час. Стасик заметно притих, казалось, он решается на что-то. Заговорил он, когда они возвращались из столовой в корпус.
    Погода действительно портилась. Ветер разошелся. Оказывается, пока они ели, прошел слабый дождик.
    - Костик, я хочу тебе что-то показать. – Стасик говорил серьезным, почти торжественным тоном.
    - Валяй. – Костя чувствовал, что не все так просто, но не хотел спугнуть друга излишним ажиотажем.
    - Не здесь. Давай так, я сейчас вроде как в туалет, ты по Старому Дубу спустишься. Если вожатые в палату нагрянут, скажи нашим, пусть прикроют… ну, там, в медпункт пошел, клеща подцепил.
    Костик пристально посмотрел на друга. Было видно, что это не спонтанное решение, а тщательно продуманный план. Он почувствовал внутри приятное предпраздничное покалывание – затевалось что-то грандиозное.
    - Хорошо, – просто ответил он.
   
    Стадион совсем не изменился. Что может поменяться в футбольном поле, и паре, тройке турников? Правда, казалось, он как-то съежился, ужался в размерах.
    Была и еще одна странность – плиты. Лозунги остались на местах, только в разнобой, как будто плиты поменяли местами. Видимо так и было. Задуматься над тем, а не легче ли было стереть буквы, Костя не успел.
    - Здравствуйте! – перед ним стояла миниатюрная блондинка, и приветливо улыбалась.

Оценка: 7.25 / 8       Ваша оценка: