Творчество поклонников

Третий заезд

Добавлен
2008-06-23 11:02:00
Обращений
5350

© Олька Зинченко "Третий заезд"

   
    Какое страшное слово. Ветка хрустнула под его ногой, отдавшись эхом того рокового выстрела. Что бы не спятить, Костик решил уцепиться за что-то надежное, привычное, за что-то постоянное.
    Он принялся читать в слух пионерский стишок:
   
    Как повяжешь галстук,
    Ты светлей лицом.
    На скольких ребятах
    Он пробит свинцом…
   
    Столько лет повторяемые слова стали вдруг приобретать жуткий, двойной смысл:
   
    Пионерский галстук!
    Нет его родней
    Он от юной крови
    Стал еще красней.
   
    Вязкий, леденящий ужас разлился по телу. Он присел, обнял себя руками, и заплакал.
    Каким-то образом он знал, чувствовал – то место не хотело его отпускать.
    Оно хотело еще.
    Но нет, он просто так не сдастся. Он будет идти, пока не упадет, или не умрет. Решив так, он поднялся на ноги, но не успел сделать и двух шагов, как наткнулся на что-то. Какой-то ужасный миг, ему казалось, что это один из камней, обрамляющих поляну, и он снова пришел обратно. Вот сейчас он увидит распростертое тело Стасика. Его невидящие глаза, наполненные дождевой водой…
    Но это оказался столбик, окрашенный белой краской, стоящий у самых ворот стадиона.
    Костя расхохотался безумным смехом, и кинулся к щели.
    Уже находясь внутри, он замер. Хватились ли их? Вернулся ли Женя? Если да, то что он рассказал? А если нет…если нет, то, что следует рассказать ЕМУ?
    Он не знал.
    Так ничего и не придумав, он двинулся к лагерю.
   
    Из дверей корпуса, на него выскочил Валик, в руках он держал пустое ведро. Костик с трудом подавил рвущийся наружу вопль.
    - Ну, наконец, то, – он сунул ведро в руки Косте. – Держи «тубзалет», ты сегодня дежурный, забыл что ли?
    -Я… - «почему он не спросил про Стасика?» - пронеслось у него в голове.
    - И ты быстрее давай. Передавали штормовое предупреждение, – его слова потонули в раскате грома. – Хорошо хоть Стасик вовремя вернулся. Кстати, он тебя искал.
    Ведро внезапно стало весить тысячу тонн. Оно с грохотом рухнуло на асфальт, но Валик даже не обернулся. Он, перепрыгнув через небольшую лужицу, уже бежал по ступеням, наверх.
   
    Большой Костя, миллион лет спустя, тяжело дыша, опустился на траву. Если верить часам на дисплее мобильника, он провел в лесу уже два часа. Теперь становилось понятно, почему так и не удалось найти тело Стасика. Тайное Место, умело хранить свои тайны. Он кисло улыбнулся ненарочному каламбуру.
    Похлопав себя по карманам, он вытащил пачку сигарет «Л.М.».
    Закурил.
    Это помогло. Ему чуть полегчало. Тут, в этом проклятом лесу, в этом проклятом месте, стирались все грани. Он снова чувствовал себя двенадцатилетним мальчишкой, до смерти напуганным и беспомощным. Но нет, нет, вот он - Константин Николаевич. Взрослый, многое повидавший. Нашедший себя, познавший женщину, давший новую жизнь.
    Вот он сидит, курит, и никто не может его за это осудить. Конечно не «космос», (нужно иметь немалую отвагу, что б курить этот яд) но колечки он выпускает не хуже…
    Этот хаотичный, близкий к безумию поток мыслей был прерван. Его взгляд скользнул по ближайшему кусту, там, за ним, темнело что-то…что-то…
    Возможно, камень.
    Он поднялся, намереваясь проверить свою догадку, когда услышал шорох.
    Можно было не сомневаться, на поляне кто-то был.
   
   
    1987г.
    Если внутри у человека, существует черта, придя к которой, он перестает воспринимать ужас, как отдельное явление, и тот становится чем то вроде шестого чувства, то маленький мальчик, стоящий под дождем, с пустым ведром у ног, в пионерском лагере «Ласточка», подошел к этой черте до опасного близко.
    - Ужин сегодня в корпусе, – крик, выведший его из оцепенения, раздался над самым ухом. Это был Сергей, его рубашка, почти насквозь промокла, и прилипла к телу. Только теперь Костик заметил, что и сам – хоть отжимай.
    «Конечно, вот с кем можно поделиться! Вот кому можно все рассказать». - Костя почувствовал, как гора падает с его плеч. Облегчение было не долгим. А что он, собственно говоря, расскажет? Что застрелил Стасика, а теперь тот вернулся, и разыскивает его?
    Для чего? Ну, наверное, что бы поздравить с метким выстрелом. Он нагнулся, подобрал ведро.
    - Давай поторапливайся, – говорил меж тем Сергей. – Погодка явно не располагает.
    Погодка действительно не располагала. Костик слышал, как ветер гремел дверью третьего корпуса. Он лихорадочно соображал с чего бы начать, когда к Сергею подлетела вожатая первого отряда Алена.
    - Вот, Доп. Питание, я взяла на твой отряд, - она как-то сонно улыбнулась. Алена вообще напоминала сонную муху, но Сергей, явно этого не замечал.
    Костя, представляя себя большой мухобойкой, поплелся к питьевому фонтанчику.
    Он открутил вентиль настолько, что б вода могла стекать в подставленное ведро, стараясь не думать о том, сколько молодых ленинцев, случайно попадали по ручке.
    Может не все так плохо? Может, на самом деле, он сейчас лежит в медпункте, с тяжелым солнечным ударом… Его взгляд скользнул вдаль, туда, где за лагерем начинались поля. И тут он заметил ее. Он сразу узнал ее, хоть никогда и не видел. (А вы бы узнали дракона?)
    Это была шаровая молния. Вела она себя странно. И, пусть Костя не знал, как должны себя вести шаровые молнии, с этой, определенно было что-то не то. Она летела против ветра, и… как-то целенаправленно, что ли. (Разве они летают в дождь?) Он замер на месте, завороженный этим зрелищем, не в силах оторвать взгляд.
    Вот она плавно, почти грациозно, пересекает поле, подлетает к паутине проводов.
    Вода, наполнившая ведро, льется через край, руки дрожат, под его весом, Костя этого не замечает.
    - Это просто смешно… – жужжит за его спиной Алена.
    Молния касается провода. Сначала легко, будто пробуя, и ничего не происходит. Потом, она словно прилипает к нему, постепенно втягиваясь внутрь. На мгновенье провод превращается в горящий бенгальский огонь, после чего разражается ад.
    Костя очень любил смотреть фейерверк на девятое мая. Но если бы его кто-то спросил, он бы ответил, что это похоже на десять “девятых маев”, одновременно.
    - Мать твою, – это орал Сергей. Затем послышалась звонкая оплеуха.
    Снопы искр взлетали в посветлевшее небо, на их фоне, черным вырисовывались очертания подстанции. С такой подсветкой, она принимала довольно причудливые формы. Что-то гремело и лопалось. Было так светло, что Костя понял - это был единственный источник света - лишь, когда все закончилось.
    Стало абсолютно темно, как ночью. Нет, еще темнее, потому что, даже ночью фонари освещали периметр лагеря.
    Мальчик, тяжело опустил ведро на землю. Теперь можно было расслабиться. Что бы это ни было – оно пришло за ним. Оно было уже здесь, и можно было не рыпатся. «Дохлый номер». – Как сказал бы его брат.
    - По корпусам! Все по своим корпусам! – надрывались вожатые. Костя отлил часть воды из ведра, и побрел к корпусу, глядевшему на него темными глазницами окон.
    Фигуру, движущуюся в его сторону, он разглядел, только когда она была почти рядом.
    Не всматриваясь, на уровне инстинктов он сразу понял две вещи:
    На улице кроме них уже никого, и то, что Стасик улыбается.
    Он медленно, словно во сне, поставил ведро и двинулся по направлению к фигуре.
    Стасик, или то, что было похоже на него, приближалось. Все Костино существо вопило о том, что нужно бежать, бежать не оглядываясь. Пока ноги не сотрутся до костей.
    -Привет.
    -Ты, ты…
    -Да, - сказало нечто (что угодно, только не его друг), голосом похожим на голос Стасика, как злая карикатура, на оригинал. По спине Кости побежали мурашки. – Пойдем со мной. Пойдем, и я покажу тебе что-то, гораздо интереснее старого пистолета. Только пойдем…
    Костик почувствовал, как холодные руки обхватили его за предплечья, как неестественно острые ногти, врезаются в его плоть. Он увидел два затуманенных глаза, глядящих на него, с жадным восторгом. И еще запах…
    Такой запах он уже чувствовал, когда-то. Тогда Косте было семь лет, родители повели его в зоопарк. Они редко водили его, куда б это ни было. «Дом хищника», было написано на здании, куда они вошли, после просмотра павлинов. Как только они пересекли порог, в его нос ударил этот запах, запах зверя. К запаху примешивался еще один. Пройдя к вольеру, Костя увидел тигра, мечущегося по клетке. У задней стенки ее, лежал хребет, из которого торчали, на две четверти обгрызенные ребра.
    - Их только что покормили. – Сказала мама, заметив, как округлились его глаза. А Костик все смотрел, силясь охватить детским умом суровые законы природы.
    Он хорошо запомнил тот запах. Так пахнет хищник, и его жертва, вместе взятые.
    И все кончилось. Он снова принадлежал самому себе. Мог мыслить и двигаться. Последние, безумные надежды, что его друг выжил, рухнули, как карточный домик. Перед ним стояло страшное, древнее создание, спавшее в Тайном Месте. Зло разбуженное ими, не желавшее отпускать свою жертву.
    Костик сделал попытку вырваться.
    Безуспешно. Цепкие пальцы крепко держали его.
    - Не хочешь? – оно уже не сильно старалось подражать голосу Стасика. Сквозь рубашку, медленно расползаясь, стало проступать кровавое пятно. Лицо оплывало. Глаза – две черные точки сверлили Костю. – НЕ ХОЧЕШ. Может быть, ты забыл, что убил меня? Может, это не твоя рука нажала курок?
    Вот уже и из уголка губ сочилась красная струйка.
    -Я не… - машинально стал оправдываться Костик. Чувство вины, кислотой выжигало дыру в его душе. Он почувствовал, как хватка ослабевает. Видимо оно решило, что трюк удался.
    Костя понял, это последний шанс, другого не будет.
    Он, что есть силы, рванулся назад, да так, что чуть было, не потерял равновесие. Скользя по лужам, он бросился к отряду. Почти около двери рука схватила его за плечо, но тут же послышался грохот. Дорогу псевдо - Стасику перегородило ведро.
    Да, это было зло, но это было зло, запертое в тело маленького мальчика. Оглянувшись через плечо, Костя увидел, как Стасик распластался по асфальту, беспомощно раскинув руки в разные стороны. Его сердце сжалось от жалости.
    «Ну так поди, помоги ему подняться. – Услышал он у себя в голове голос, похожий на Сергеев. – Ему будет вдвойне приятно, учитывая обстоятельства».
    Костя шмыгнул в отряд, и щелкнул замком.
    - Молодец! – послышалось за его спиной. Тут он не удержался. Его крик отразился от стен, взлетел на второй этаж. Ответом ему вторило множество голосов.
    - Ты что орешь? Никак бунт затеял. Мы тут и так еле справляемся. Я сегодня у вас ночую. Старшие отряды поспокойнее. – Он потрепал Костю за плече. – А дверь закрыл, молодец.

Оценка: 7.25 / 8       Ваша оценка: