Творчество поклонников

Зал ожидания

Добавлен
2008-07-28 17:14:48
Обращений
3871

© Александр Подольский "Зал ожидания"

   Отец Александр стоял у окна на втором этаже церкви и провожал взглядом уходящих в лес охотников. По стеклу спускались дождевые ручейки, искажая пасмурное утро. Останавливающиеся у церкви мужчины совершали обычный обряд, без которого ни один крещеный человек в местные лесные дебри не отправлялся — молились.
    Сзади скрипнули доски. К ногам устремился ледяной ветер, на прикосновения которого мужчина отозвался дрожью. А потом он увидел бледное лицо супруги, и к густой бороде покатились слезы. Отражающийся в стекле образ не мог быть галлюцинацией. Священник нисколько не удивился, когда обнявшие его руки пронзили тело могильным холодом. В конце концов, что еще он мог ожидать от женщины, умершей десять лет назад…
   
    ***
   
    Оля смело шагала по чавкающей под ногами тропинке в сторону единственного в Тучном магазина. Накрапывающий дождик ничуть не омрачал девушке настроение, ведь накануне вечером она дождалась-таки предложения от любимого мужчины. И теперь улыбку с лица белокурой красавицы не могли согнать ни бледное утро, ни мрачные лесные заросли, под хмурым небом потерявшие летнюю привлекательность.
    Тучный был поселком работяг, занимающихся добычей торфа и осушением болот, которых в округе предостаточно. Простирающиеся до горизонта дебри предоставляли прекрасную возможность местным охотникам продемонстрировать свое мастерство, и редкий мужчина возвращался оттуда с пустыми руками. Зеленые чащобы являлись так же и раздольем для грибников и любителей ягод.
    Расположенный в бесконечных лесах Кировской области, Тучный выделялся среди многочисленных собратьев только пожарной смотровой вышкой, тянущейся к небу посреди четырех десятков аккуратных домиков. Возносящаяся над верхушками деревьев конструкция являлась доминантой окрестных мест и видимым с любой точки крохотного поселка маяком.
    Миновав зеленую избушку лесничества, Оля подошла к домику бывшего егеря — деда Матвея — и удивленно уставилась за невысокий забор. Конура Грея пустовала, в то время как цепь стелилась по земле и обрывалась тонувшим в луже ошейником. Добродушная кавказская овчарка, неизменно виляя хвостом, любила прогуливаться по двору, не упуская возможности показательно облаять каждого прохожего, и Оля немного расстроилась, не услышав знакомого гавканья.
    Размышления о том, куда вдруг могла подеваться собака, улетучились, когда у соседнего дома мелькнула белая фигура. Силуэт исчез за бревенчатым углом, и почти одновременно с этим усилился дождь. Оля прищурилась, вглядываясь в добротно сколоченную избу, расположившуюся справа от дороги. Дом этот принадлежал бригадиру лесорубов — Семену Волкову, который три дня назад уехал в соседний поселок и обещал вернуться только в конце недели.
    — Чего ты там высматриваешь?
    Оля почувствовала, как над головой раскрылся зонт, и многочисленные капельки, отчаявшись добраться до девушки, разочаровано забарабанили по его куполу.
    — Шпионишь? — продолжал вопрошать улыбающийся Гришка.
    — Нет, конечно, — ответила Оля, — мне просто померещилось что-то.
    — Понятное дело, от счастья еще и не такое бывает. Я тут новость услыхал интересную. Оказывается, кое-кто жениться собрался.
    — Только не говори, что все уже в курсе… — не скрывая удивления, произнесла девушка.
    — Хорошо, не буду, — вновь улыбнулся давно влюбленный в Ольгу Гришка. Ответного чувства парень так и не дождался, смирившись с незавидным ярлыком «просто друг». — Встретил я сегодня твоего Ивана. Вот он и похвастался. Я как раз собирался за дровами съездить, гляжу — идут, добытчики, на болота уже собрались. Вот людям не спится, в такую рань работать бегут.
    — А сам-то, — заметила Оля, — чуть свет — так трактор свой заводишь. Можно подумать, лес срубленный от тебя убежит.
    — А вдруг? — с серьезным лицом произнес Гришка. — Ты только представь: несутся деревья по единственной проезжей дороге, по которой лесовозы ходят, а навстречу им грибники с лукошками… Жуть! Пускай лучше в поленнице порубленные лежат. Деревья, а не грибники, естественно.
    — А ты далеко путь держишь? — сквозь смех спросила Оля, глядя на держащего зонт друга.
    — Я так подозреваю, что туда же, куда и ты. В наш продуктовый запасник.
    — Пойдем тогда, болтун несчастный, — сказала девушка, и они зашагали дальше.
    Магазин больше походил на слегка разросшийся в ширину сарай. Выкрашенные в коричневый цвет доски кое-где обросли мхом, а покрытая листовым железом крыша норовила съехать прямо на головы покупателей. Продуктовая точка словно кричала: «Требуется ремонт!». Дверь оказалась распахнутой, и ветер беспрепятственно вторгался в помещение. На крыльце разбивались срывающиеся с козырька капли.
    Гришка шагнул через порог и тут же едва не споткнулся о ящик с жестяными банками. Внутри магазин был куда симпатичнее и не производил впечатления заброшенной столовой. Привычный уют и убранство помещения нарушали только валяющиеся повсюду коробки. Консервы, макароны, печенье, чай, сухой корм для животных — все это покоилось прямо на полу, словно желая немного отдохнуть перед неминуемым отправлением на полки.
    — Теть Галь, — произнес Гришка, обходя препятствие в виде пакета с сухарями, — Что тут у вас за разгром?
    Ответила ему только навязчивая дробь дождя в стекло. Помещение пустовало.
    — Теть Галь? — подала голос Оля. — Вы тут?
    — Похоже, что нет, — ответил Гришка. — Если только за прилавком не притаилась. Странно. Завоз был вчера. Неужели она не успела все тут разложить?
    — А почему тогда магазин открыт? Раньше она никогда его без присмотра не оставляла.
    — Мне почем знать? — Гришка выудил из ближайшего ящика две бутылки водки и, встретив укорительный взгляд спутницы, улыбнулся. — Я же не вор. Рассчитаемся потом. Ты себе тоже прихвати, что хотела, а тете Гале записку нарисуем. Погода портится, и лишний раз из дома вылезать мне, например, не хочется.
    — Это да… — задумчиво протянула девушка. — Надеюсь, ругаться никто не будет.
    — Не будет, — уверенно заявил Гришка. — Я тут частенько взаймы беру. Да и воровать у нас некому. — Парень подмигнул Оле и направился к выходу, прихватив по пути пачку сигарет. — Давай, отоваривайся быстрее и пиши записку, а я пока покурю.
   
    ***
   
    Ручки нигде не нашлось, и Оля решила объясниться с тетей Галей при встрече. Собрав небольшой пакетик, девушка готовилась покинуть магазин, как вдруг в обращенное к лесу окошко постучали. На очередную выходку дождя это не походило. С крыльца послышалось кашлянье — значит, Гришины шуточки тоже отпадают. Оля неуверенно приблизилась к окну и вгляделась в размытое стекло. Дождевые узоры напоминали перерытое морщинами лицо. Жуткая картина секунду провисела на стеклянной поверхности, а затем обратилась бесформенной кляксой.
    Оля ощутила неприятный холодок, прогуливающийся по телу. Колючий страх взял девушку в объятия, медленно расшатывая напрягшиеся нервы. На улице что-то зашуршало. Гришка. Мысли о друге вернули Ольге самообладание, и размазанное старческое лицо в окне сразу перешло в раздел «показалось». Однако очередной раскатистый звук обдал девушку новой волной ужаса, заставив ту усомниться в собственной вменяемости. С улицы несся звонкий хохот ребятни.
    Терзающий барабанные перепонки детский смех в Тучном не раздавался много лет. В радиусе нескольких десятков километров не наблюдалось ни школ, ни больниц, да и лесные дороги проезжими считались лишь в сухое время года. Населяли Тучный сознательно отказавшиеся от благ цивилизации пары «за сорок», а также одиночки, привлеченные какими-то своими причинами. Молодые люди, вроде Ольги и Гриши, являлись скорее исключениями.
    Оля медленно ступала к выходу, мечтая услышать прокуренный сиплый кашель друга. Но на улице вдруг все затихло. Девушка сразу вспомнила и о пропавшей собаке, и о странной фигуре у избы лесоруба, да и пустующий магазин не добавлял спокойствия. Последний шаг, давшийся куда труднее остальных, вынес Олю на крыльцо. Гришки не было. Дождь сходил на нет, но серые тучи и не думали убираться прочь. Девушка осмотрелась и вышла под открытое небо, грустно проводив взглядом две бутылки водки, аккуратно пристроившихся на деревянном порожке.
   
    ***
   
    Никого нет. Все люди исчезли. Подобные мысли не давали Оле покоя, когда та подходила к церкви. Всегда открытая дверь не поддалась, и девушка почувствовала, как на глазах созревают слезы.
    — Отец Александр! — выкрикнула Оля. — Помогите!
    Здание хранило кладбищенское молчание. Ветер волочил по двору сорванные листья.
    — Он уже готовится. — Казалось, женский голос звучит только в голове. — И тебе тоже пора.
    Оля не хотела оборачиваться. Страх ледяным лезвием прижался к горлу, и теперь девушка боялась пошевелиться.
    — Пойдем со мной. Я провожу тебя к друзьям. — Голос из-за спины вдруг возник у двери церкви. Принадлежал он симпатичной девушке в сером платье, которая прошла сквозь дубовые доски, словно через паучьи нити. — Нам лучше поторопиться.
    Не моргая, Оля судорожно всматривалась в призрачный контур приближающейся собеседницы.
    — Кто ты? — неожиданно для себя, Оля смогла выговорить вопрос, не захлебнувшись криком ужаса.
    — Просто дождавшаяся своего часа душа.
    Оля услышала новые голоса. Лихорадочно глядя по сторонам, девушка видела жителей Тучного, бредущих под руки с пепельными фигурами. Призраки нашептывали что-то своим спутникам, и те гордо вышагивали к темнеющей под траурным небом лесной глотке.
    — По ту сторону все слишком заняты, чтобы забирать мертвых поодиночке. Вот и поместили нас в нечто, похожее на зал ожидания, в котором недавно стало совсем тесно.
    Оля ошарашено провожала взором исчезающих в чаще людей и с ужасом понимала, что направляются они в сторону болот.
    — Зачем вам это? — набравшись смелости, произнесла Оля. — Вы уже умерли, что вам нужно от живых?
    — Мы просто хотим помочь. Нас бросили на целые столетия. Все души, которые ты видишь, когда-то гуляли в окрестных местах, но после смерти оказались вынуждены считать вновь прибывших мертвых. Есть на земле такие места, куда и с того света никто соваться не хочет. Нам оставалось только ждать, когда наберется нужное для отправки число душ.
    — При чем же тут мы?! Зачем столько жизней губить?!
    — Наоборот, мы спасаем вас. — Бледный силуэт подошел вплотную. — Место, в котором нас оставили, напоминает склеп, набитый тысячами душ. Обреченные на многолетнее ожидание, мы чувствовали себя в настоящем аду, хотя, его никогда не видели.
    Ольга отступила назад, не сводя глаз с призрака.
    — То же самое будет и с вами, ведь все люди смертны. Как раз поэтому, когда дверца вдруг приоткрылась, мы знали, что нужно делать.

Оценка: 7.22 / 9       Ваша оценка: