Творчество поклонников

Лучше, чем на самом деле

Добавлен
2008-07-29 03:55:06
Обращений
3149

© Клементина "Лучше, чем на самом деле"

    На мой взгляд, это слишком старомодно, но мы будем венчаться в церкви, так что, наверное, можно. Моя бабушка всегда мечтала, чтобы я именно венчалась, это красивый старинный обряд. Тем более я всегда знала, что если когда-нибудь и выйду замуж, то обязательно заключу свой брак и перед Богом. Так что после стандартной процедуры в Загсе, мы собирались ехать в небольшую церковь, где двадцать пять лет назад меня крестили.
    Но тут в комнату вошла мама. Мне не понравилось выражение ее лица, оно было каким-то отрешенным. В голову полезли дурные мысли и предчувствия, но я отогнала их. Мне казалось, что ничего не может омрачить моего счастья в этот день.
    - Ты только не нервничай, ладно…, неуверенно начала она.
    - Что, что-то с бабушкой? – Моя бабуля была уже в довольно преклонном возрасте и все это суета со свадьбой очень ее разволновала.
    - Нет, с бабушкой все в порядке. Она звонила и спрашивала, как дела. Но я ей ничего не сказала. Инна, это с Костей…. Произошел несчастный случай…. Он погиб.
    Дальше я уже не слушала. Перед глазами все поплыло, и я потеряла сознание.
    Пришла в себя я почти сразу и, открыв глаза, увидела перед собой сплошную белую пелену. «Это больница, ты до сих пор в больнице…», пронеслось у меня в голове, но это был всего лишь потолок в моей спальне. Нашей с ним спальне. Я увидела Леру, она сидела на стуле в углу и плакала. Сначала я ничего не могла понять, но потом увидела, что я в свадебном платье. « Я же могу его помять, надо снять. Почему она плачет?» И вдруг вспомнила.
    - Лерочка, не плачь, это была чья-то тупая шутка. Этого же просто не может быть. Он не мог меня оставить в этот день, он же знал, как я об этом мечтала.
    Лера ничего не сказала. Просто обняла меня и продолжала плакать.
    Весь день я провела, как в трансе. Иногда случались просветления, я начинала метаться, кому-то звонить, что-то делать. А потом опять, как пеленой накрывало. Мне все это напоминало какой-то кошмарный сон, и я просто сидела и ждала, когда же, наконец, проснусь, и все опять будет хорошо. Мама и Лера все время были со мной, наверно боялись, как бы я не сошла с ума и ничего с собой не сделала. В морг меня не пустили.
    Ближе к ночи, мне удалось уговорить маму и подругу разойтись по домам. Мне хотелось побыть одной. Я сидела, уставившись в телевизор, и ничего не понимала. Моим постоянным желанием в этот день было позвонить Косте. Я всегда это делала, когда наступали какие-то проблемы или просто накатывала депрессия. Боялась это делать пока все не ушли, а потом наверно, раз двадцать набирала его номер. Но мне все так же отвечал ненавистный женский голос: «Абонент временно не доступен. Пожалуйста, перезвоните позже». Временно. И перезвонить позже я тоже не смогу. Никогда.
    В ту ночь я молилась. Впервые за долгое время молилась так яростно, иногда сходясь на крик. Я просила Бога вернуть его любой ценой. Даже, если мы никогда больше не будем вместе….
    Я не плакала.
    Но ничего этого не было. Среди ночи я внезапно проснулась и открыла глаза. Мне было очень холодно. Странно, ведь сейчас была середина лета. Я хотела потянуться и прижаться к Косте, чтобы согреться. Смутно помнила, что мне приснился какой-то страшный сон. Удивилась, что в комнате абсолютно темно и тут же удивилась еще больше, потому что упала с кровати, чего не делала с пяти лет. Пол был холодным, и я подумала, куда делся ковер. Я встала и поняла, что на мне ничего нет. Подошла к двери и открыла ее. За дверью находился кристально чистый туалет. Я опять была в больнице.
    В этот раз не было никаких разговоров с непонятными голосами. Я нашла одежду и вышла в коридор сама, сказать медсестре, что мне лучше и попросить воды. Я поняла, что мое желание почти осуществилось, осталась только небольшая деталь.
    В этот раз я гораздо быстрее пошла на поправку. Но только я знала, что это был второй раз, а не первый. Врачи удивлялись, но я никому ничего не говорила. Второй раз было проще.
    Хотя мои родные не совсем обрадовались, но и не стали настаивать, когда я сказала, что не хочу идти доучиваться в институт. Да, я, как и прежде слушала рок-музыку, но не ходила гулять и вообще редко выходила на улицу. Боялась, что могу встретиться с ним. Я не верю в реинкарнацию и в воскрешение мертвых, но я знаю теперь, что если очень сильно захотеть, то можно все вернуть. Главное, не повторять прежних ошибок. Один раз я, правда, поддалась соблазну и позвонила ему на мобильный. Может, хотела проверить, существовал ли он на самом деле. Я до сих пор прекрасно помнила все о моей жизни с Костей, начиная с нашей первой встречи. И я знала, что это не мои галлюцинации, и все было на самом деле. Как кто-то когда-то сказал: «Бойтесь своих желаний, они могут исполниться». Но я не боялась. Я знала, что поступаю правильно.
    Я звонила по телефону-автомату, чтобы он не увидел номер и не перезвонил узнать кто это. Когда он, наконец, взял трубку, я услышала его голос, одновременно такой близкий и родной, и в тоже время – совершенно чужой. Он спросил, кто это звонит, но я, конечно же, не ответила. Он немного помолчал со мной, как будто знал, что это я. Я не выдержала, повесила трубку и заплакала. Впервые за все это время. Он был живой, но не принадлежал мне, и для меня это было хуже, чем, если бы он умер. Но нужно было довести дело до конца. Не дать состояться нашей первой встрече.
    Осень в этом году была дождливой и байк-шоу чуть не отменили. Я одновременно и обрадовалась и расстроилась, потому что все же хотела увидеть Костю в первый и последний раз. Но именно в тот день выглянуло солнце, и в назначенный час я пришла на место. Но стояла не там, где в «первый раз», среди толпы рокеров, где, кстати, увидела кучу своих бывших друзей, с которыми так никогда и не подружусь. Я стояла позади всех, рядом с мамочками и детьми, а также одинокими стариками. На мне был простой черный балахон, без всяких опознавательных знаков, чтобы никто из рокеров не подошел ко мне знакомиться. Наконец, я увидела Костю в окружении друзей, с моего места мне было хорошо его видно. Он выглядел так же, как и тогда, но все же что-то было не так. И я поняла что – вместо футболки с изображением группы «Helloween», на нем была футболка с «Алисой», точно такая, какая была на мне в этот самый день, но в другой жизни. В руках он держал ту самую бутылку с пивом. Неподалеку я увидела толстяка, который толкнул Костю, и он облил меня. Мне казалось, что я попала в какой-то фильм или компьютерную игру, где можно менять сюжет. Мне хотелось подойти и встать на то самое место, где я стояла тогда. Я знала, что сейчас будет выступать та самая местная группа и толстяк начнет толкаться, направляясь к выходу. Но я просто смотрела, как человек, который стоит на земле, смотрит, как разбивается самолет. Я ничего не могла сделать. Это была не его судьба.
    Заиграла знакомая мелодия, и толстяк направился в сторону Кости. Тот ничего не замечал и смотрел на сцену. Я заметила, что возле Кости осталось пустым одно место, хотя обычно на таких концертах все жмутся друг к другу, как шпроты в банке. Но место оставалось свободным и люди сознательно обходили его, как будто там должен был кто-то стоять. Конечно, должен. Там должна стоять я.
    Толстяк продолжал двигаться по проходу между людьми. Вот-вот он подойдет к Косте. Я заметила, что Костя занервничал, вроде почувствовал, что что-то не так, начал оборачиваться. Меня он не заметил, я стояла достаточно далеко. Как не заметил и толстяка, который со спины подошел к нему и толкнул. Костя разлил на себя пиво и выругался. Потом он уставился на то место, где должна стоять я и пожал плечами. А потом поднял голову и посмотрел прямо на меня. Я не могла в этом поклясться, но мне показалось, что взгляд его синих глаз был осуждающим. Я никогда не задумывалась, что на самом деле я значила для него, и может он был бы счастлив, прожить свою жизнь именно так, рядом со мной, не смотря ни на что. Но изменить уже ничего было нельзя. Я повернулась к нему спиной и ушла.
    С тех пор я не видела Костю, но я верю, что если нам все-таки суждено быть вместе, мы встретимся, не смотря ни на что.
    Говорят, что тот, кто один раз избежал смерти, будет жить очень долго. Может, я действительно буду жить вечно. Только кому нужна эта вечность, если не с кем ее разделить?

Оценка: 9.00 / 5       Ваша оценка: