Творчество поклонников

Они любят воду

Добавлен
2008-07-29 10:13:30
Обращений
4144

© Дмитрий TiR Иванов "Они любят воду"

   Карнби сидел на протертом почти до самого дерева кресле, которое когда-то в былые светлые времена было очень мягким и поедал гамбургер, смотря телевизор. Сыпавшиеся на засаленную майку крошки и кусочки мяса он небрежно смахивал на пол, где они обычно гнили не одну неделю, пока Карнби не удосужится подмести пол в доме, что он делал крайне редко. По старому телевизору еще восьмидесятых годов, хотя на дворе уже стояло начало нового века, шел очередной бессмысленный боевик, наполненный кучей ярких спецэффектов, которые так привлекают неискушенного к настоящим творениям зрителя. Эдвард с бОльшим бы удовольствием посмотрел какую-нибудь комедию вроде "Тупой и еще тупее", который сейчас как раз шел по одному из каналов, но тогда пришлось бы вставать с места и вручную переключать каналы, что Карнби было очень лень делать.
    Как раз в тот момент, когда в фильме завершалась довольно длительная сцена погони, по экрану прошла волна ряби. Карнби лишь слегка ругнулся. Но когда пришла следущая волна ряби, не желавшая убираться с экрана, Эду пришлось поднять свою задницу с кресла и подойти к телевизору. В это время его лицо на секунду едва осветила какая-то вспышка, проникшая сквозь грязное окно. Спустя доли секунды вслед за светом в комнату ворвался грохот, заставивший задрожать стекла и подпрыгнуть банки с овощами на полке.
    Несмотря на кажущуюся медлительность и ленивость, Эдвард в этом случае среагировал незамедлительно и очень быстро (сказалось прошлое - война во вьетнаме) - схватил висящее на стене ружье, приготовленную на случай появления нежелательных гостей, и рванул на улицу, чуть ли не выбив дверь с петель.
    После затхлого воздуха дома свежий воздух набросился на Эда, чуть не взорвав его легкие. Где-то возле леса чуткий взгляд Эда уловил небольшой огонек, угасший спустя несколько секунд. Судя по всему, что-то упало сверху, возможно, метеорит. Карнби направился к месту падения, оставив винтовку с собой, на случай, если еще кто-то захочет поживиться его добычей. Вообще-то жил он здесь один на многие миль вокруг - и мимо его дома не пролегало дорог (кроме той, по которой он ездил в город, но назвать это дорогой можно было с большой натяжкой), но кто знает, кому вздумается шастать здесь в это время, к тому же, наверняка многие видели упавший с неба объект. А может это и не метеорит вовсе, а часть какого-либо искусственного спутника? Но смысла раздумывать не было - упавший предмет был на расстоянии всего пару сот метров и Карнби припустил легким бегом.
    И все же первоначальная догадка была правдивой - едва дымясь, на земле, в небольшом кратере лежал расколотый надвое метеорит размером примерно полметра в диаметре. Внутренность метеорита едва поблескивала в ярком лунном свете. Эд упал на колени и принялся внимательно рассматривать его. От метеорита поднимался едва уловимый и странный запах. Не подумав, слишком торопясь, Карнби протянул руку и осторожно задел поверхность метеорита. Но тут же отдернув его, сильно обжегшись. По привычке засунул палец в рот, пытаясь слюной остудить жар, охвативший палец. Помогало это слабо. Чертыхаясь, Карнби поднялся на ноги и, не забыв прихватить с собой винтовку, бросился к дому.
    Там он забежал в ванную комнату, вывернул до отказа ручку холодной воды и с наслаждением поместил туда обожженный палец. Простоял в таком положении почти минуту, пока боль не ушла, и палец слегка не онемел. Там же он набрал ведро воды, схватил с батареи какие-то тряпки, начавшие уже не очень хорошо пахнуть, и бросился из дома к месту падения метеорита.
    Он вылил все ведро на метеорит, пытаясь остудить его. Тут же раздалось шипение и поднялось огромное облако пара. Карнби отступил на шаг и подождал, пока облако не уйдет вверх и растворится. Опустившись на колени, Эд накрыл тряпкой кусок метеорита и попытался поднять его. Однако тот прожег насквозь тряпку и упал на землю, развалившись при этом еще на 3 части. Эд со злостью смотрел на воронку, думая, как можно поступить в этой ситуации. То, что метеорит развалился на несколько кусков, не очень страшно, но вот как бы кто не утащил его ночью - не стоять же ему здесь и охранять! А наутро уже должен остыть. Карнби внимательно огляделся вокруг - никого не было. Либо просто никто не заметил, либо не добрались еще до сюда.
    Приняв решение, Эд, ковырнул носком сапога землю и слегка забросал им куски метеорита так, чтобы его не было видно. А утром он вернется сюда и заберет его. Эдвард забрал ведро с собой и, довольный собой, вернулся в дом.
    Достал из холодильника любимый Будвайзер и чипсы, вновь уселся в кресло и закинул ноги на стол, грязный от сапог и прожженный в нескольких местах сигаретами. Телевизор вновь работал, но фильм уже кончился, и по экрану лениво ползли титры. В углу экрана он видел свое отражение - небритое, слегка пропитое лицо, усталые глаза, мешки под ними, уродливый шрам, проходящий через правую половину лица от глаза до кончика рта. Тогда он чуть не потерял глаз при удачной попытке побега из вьетнамского лагеря, где его и других держали в пленных. Вот только выжить он смог один из всего взвода. И даже не знал, стоило ему радоваться из-за этого или нет - жизнь его точно не особо радовала. Отражение на экране постепенно стало изменять черты лица, пока не стало похожим на отца. Оно пристально посмотрело на Эдварда, ничуть не удивленного такой трансформации.
    - Я всегда говорил, что ты ничтожество, Эдди, и никогда ничего ты в этой чертовой жизни не добьешься!
    - Пошел ты, - словно плюнул, процедил сквозь зубы Эд. Он уже привык к подобным диалогам.
    - Да, ты всегда уклонялся от правды. Как легко послать меня, вместо того, чтобы взглянуть в лицо правде. Ты ведь боишься смотреть в зеркало, не так ли, Эдди?
    Эд рассвирепел и размахнулся банкой, чтобы запустить ею в телевизор, но вовремя взял себя в руки и вместо этого просто открыл ее. В одном углу телевизора уже есть небольшая трещина после прошлого подобного разговора.
    - И кроме того, Эдди, ты же сумасшедший! Вот скажи мне, разговаривают ли нормальные люди со своим отражением в телевизоре? - при жизни отец всегда любил доставать его по мелочам, постоянно придирался и шпынял, говоря при этом о том, что из него ничего не выйдет и зря он позволил матери родить его.
    - Я не разговариваю с тобой, чертов ублюдок! - Эд слегка поменял положение в кресле таким образом, чтобы в телевизоре не было видно его отражения. Голос отца тут же пропал и Эд слегка успокоился. По телевизору начался выпуск новостей. Говорили как всегда о двух вещах - политики и о различных видах неприятностях: убийства, насилие, пожары, наводнения...
    Эд сделал большой глоток пива и затолкал в рот вслед за ним большую порцию чипсов (почти пол упаковки), посыпавшиеся крошки небрежно стряхнул на пол. Проглотив чипсы, потянулся за новой порцией - Карнби очень хотел есть, но кроме чипсов и пива в доме больше ничего не было, завтра он хотел съездить в город за едой, как только починит машину, которая уже несколько дней стояла неисправная. Ему все равно некуда было ехать на ней, пока не закончилась еда.
    Уже запустив пятерню в пакет, Эд почувствовал что-то на языке. Попытался проглотить, подумав, что это остатки чипсов, но оно прилипло к языку. Тогда Карнби сделал еще глоток пива, что вызвало лишь жжение на языке.
    - Да что за чертовщина! - ругнулся Эд и поднялся с кресла. Взял с подоконника запыленный осколок зеркала, стер с него пыль и показал своему отражению язык. На кончике был какой-то странный зеленоватый налет, который при этом довольно сильно жегся. Эд попытался соскрести это с языка неровно постриженным ногтем, но ничего не удавалось. Около минуты Карнби стоял, пытаясь сообразить, что ему делать дальше, как прямо за его спиной раздался голос:
    - Ну что, Эдди, допрыгался? Вот и заразу какую-то подхватил. - голос отца он начал слышать спустя пару лет после его смерти и спустя совсем непродолжительное время после жуткого месячного запоя, когда его откачивали врачи, пытаясь вернуть к жизни. Внезапно появившийся голос, шедший ниоткуда и звучащий прямо в голове, застал Карнби врасплох. Голос начал заниматься своим любимым делом - унижал Эда, при этом говоря в общем-то только правду, и говорил даже о таких вещах, о которых отец не мог знать.
    - Плевал я на тебя, - вяло огрызнулся Эд и подошел к телефону, чтобы позвонить в больницу. В телефонной трубке царила тишина. Телефон был по какой-то причине отключен, Карнби проверил провод, розетку, но все было в полном порядке. Карнби напряг память – может, телефон просто за что-то отключили, но в голову ничего не приходило. Скорее всего, проблема была именно в телефонной компании или опять оборвало провода на линии, как было прошлым летом во время грозы, но в последний месяц на улице стояла жара - больше тридцати градусов, так что скорее провода сплавятся, чем оборвутся по какой-либо причине. А может быть, просто упало дерево. В любом случае этим не стоило забивать голову - проблему за ночь решить не представлялось возможным.
    Так что Эд решил переждать ночь, утром он починит машину и можно будет спокойно добраться до врача. Хотя болячка может пройти и за ночь. Эд был очень слаб в медицине, но никогда не беспокоился из-за проблем со здоровьем, на нем всегда все заживало как на кошке, сравнение это ему претило - этих свободолюбивых животных Эд не долюбливал, если не сказать - ненавидел. Причины эти корнями ушли в детство, о котором он даже не хотел вспоминать - в воспоминаниях о детстве было слишком много отца, даже после смерти не оставивший Эда в покое.
    Зевая, при этом скривив лицо от мелкого жжения в языке, Эд медленно зашагал к любимому креслу, на ходу пнув пустую банку из-под пива. Та с шумом откатилась в угол. Карнби поудобней уселся в кресле. По телевизору показывали какой-то сериал про полицейских. Это вполне его устраивало.
    К жжению в языке Эд уже привык и почти не обращал на него внимания, увлекшись происходящим на экране. Однако отец за спиной сорвал все удовольствие:
    - Так что, Эдди, в больницу ты не собираешься?
    Карнби молчал. Иногда (точнее почти всегда) игнорирование собеседника помогает от него избавиться. Но это не срабатывает с отцом Карнби. Был бы он жив, то за молчание Эд бы еще и получил бы по шее за это. Но сейчас отец просто доставал его постоянными разговорами, а это он хорошо умел еще и при жизни:
    - Что ж, молчи. Если протянешь, придется молчать до конца жизни - язык-то тебе отрежут!
    Не обращая внимания, Эд взял банку с подлокотника и сделал большой глоток пива. Но удовольствия это не принесло - кончик языка схватили клешни боли и заставили Эда вскочить с кресла. Обхватив рот двумя руками, он упал на колени, еле сдерживаясь, чтобы не закричать от боли. Подождав, пока боль утихнет, Эд встал на ноги и, все еще держась рукой за закрытый рот, дошел до зеркала. Какая-то зараза, больше похожая на плесень, продвинулась еще дальше, еле виднелись крохотные зеленые нити, торчавшие с языка.

Оценка: 4.20 / 5       Ваша оценка: