Творчество поклонников

Они любят воду

Добавлен
2008-07-29 10:13:30
Обращений
4140

© Дмитрий TiR Иванов "Они любят воду"

    Эд брезгливо отодвинулся от зеркала и, держа рот широко открытым, бросился к кровати. Оторвал лоскут от простыни и аккуратно обмотал язык, чтобы тот не мог прикасаться к ротовой полости. Но чужеродный предмет во рту сразу вызвал выделение слюны, Эду пришлось слегка высунуть язык.
    Пока зараза не распространилась дальше по языку (а что будет, если она перекинется с языка на ротовую полость, Эд даже не хотел думать), Карнби решил сейчас же отремонтировать машину и ехать в больницу.
    Внутренняя дверь гаража недовольно скрипнула, пропуская внутрь силуэт. Вспыхнула грязная лампа дневного освещения, осветившая мутным белым светом помещение гаража и прогнав прочь темноту, сохранившуюся лишь в виде теней. Воздух наполнился гулом от лампы и скрипом шагов по полу. Звякнули доставаемые с полок инструменты.
    Несмотря на все усилия Эда, машину он оживить так и не смог. Возможно, душа ее уже давно отлетела в рай, и будь он хоть шаманом, не смог бы ни оживить машину, ни сделать из нее послушного зомби. Эд около получаса пытался ремонтировать груду металла. Со злобой ударив кулаком по капоту, Эд задумался. Ему светили не слишком радужные перспективы - прогуляться пешком до города. Но иного выхода уже не было. Эд вернулся в дом, накинул куртку и протянул руку к двери. Но перед собой он увидел не старую обшарпанную дверь, а слегка полноватое лицо доктора на фоне белоснежного кабинета, с непривычки слепившего глаз. Доктор свел глаза на язык и внимательно рассматривал его. На лице появилась едва заметная гримаса брезгливости.
    - Итак, что явилось причиной возникновения... - доктор мысленно подбирал подходящее слово, - этой заразы? - слова он выговаривал долго и медленно, словно желая идеально произносить каждую букву. Это сильно раздражало Эда, в прошлом году он едва сдержался, чтобы не ударить доктора, хоть у него и была повреждена правая рука.
    - Перед этим я сидел и ел чипсы. Я заметил это после того, как сделал после этого глоток пива. Неужели из-за этого может что-то случиться?
    - Конечно, может. У Вас очень опасная болезнь. Придется ампутировать весь язык, - доктор на секунду отвернулся, что-то звякнуло, а когда он повернулся, в его руках блеснул огромный скальпель и по лицу растеклась хищная улыбка. - Надо было приходить раньше - заражен уже весь язык, не хотите ли сказать последнее слово в Вашей жизни?
    Карнби в шоке молчал.
    - Ну-ка, откройте рот пошире, - доктор засунул скальпель в рот и, не смотря в него, начал ожесточенно все разрезать, что-то приговаривая при этом.
    Эд отдернул руку от двери, как от удара током. Действительно, вдруг он опоздает и придется ампутировать весь язык? Он хоть и жил отшельником, но становиться немым не хотел.
    - Хочешь что-то сделать - сделай это сам, - пробормотал Эд и принялся делать приготовления. Из ванны достал самую чистую тряпку, которую мог найти, подумал, выкинул ее в ведро. Оторвал кусок от простыни, достал с кухни довольно большой нож (меньше не было), тщательно вымыл его. кусок простыни расстелил на столе, нож положил рядом, сам сел на стул и положил голову на стол.
    В ушах звенело, страх расползался по телу, несмотря на пройденную войну и получение довольно серьезных ранений, Эд все же не был готов калечить себя и лишать части языка, но выбора уже не было.
    Холодный металл прикоснулся к языку, но решимости отрезать его все еще не было. Как раз в самый неподходящий момент за спиной раздался голос:
    - А, так ты все-таки одумался, а, Эдди? Только вот решимости у маленького мальчика не хватает! Будь я еще жив, так бы выпорол тебя, что ты при необходимости не только язык отрезал, но и всю кисть, если это потребуется.
    Ненависть заполняла все тело Эда и требовала выход, на коже выступил пот. Этот чертов голос всегда появлялся в самые важные и неподходящие моменты. Эд бы много дал, чтобы избавиться от него, но это невозможно было сделать и приходилось мириться.
    - Чертово бесхребетное животное, ну и сдохни здесь!.. - голос замолчал и Эд буквально почувствовал его отсутствие, словно раньше он был материальным и постоянно стоял за спиной. Но еще за секунду до этого, тогда, когда голос еще не пропал, Эд резко и ожесточенно полоснул себя по языку. От боли тут же отдернул голову назад, а на столе остался лежать багровый от крови кусочек языка, сквозь который была видна зеленая плесень.
    Эд прижал к ране кусок оторванной простыни, глубоко дыша. Остаток языка сильно жгло от боли, во рту появился резкий металлический привкус. Эд с ненавистью сплюнул накопившуюся кровь на пол.
    Отделенная часть Карнби была выкинута в туалет и смыта. Карнби устало прошел к креслу и упал на него, практически не слыша того, что говорят по телевизору, где в этот момент шли новости.
   
    В это время на улице было тихо и безветренно, словно вся природа замерла в гнетущем ожидании чего-то страшного. Но не было ничего подозрительного. В небе перемаргивались звезды, донося свой свет сквозь миллионы световых лет пустого пространства, луна неплохо освещала землю отраженным светом от Солнца. Где-то на горизонте упало две звезды, многие видевшие это загадали желания - сбыточные и неосуществимые, скучные и сумасшедшие. Но вся эта жизнь происходила только наверху, внизу, на земле, все действительно замерло - не было слышно шелеста листвы деревьев, колыхающейся под ветром травы, тишина господствовала здесь. Хотя... похоже не все здесь спали - у самого леса затрещали кусты и на поляну выпрыгнул олененок с большими глупыми глазами. Дернув ушами, он испуганно озирался по сторонам. Его чуткий нос что-то уловил. Запах привел животное прямо к метеориту, который уже давно остыл. Небольшой кратер почти весь покрылся плесенью, а из самого метеорита появились тонкие и длинные волоски, тянувшиеся к небу высотой чуть меньше десяти сантиметров и слегка колыхавшиеся, хотя ветра не было. Это и заинтересовало олененка. Он осторожно обнюхал нити и, судя по всему, запах ему понравился. Нитям олененок тоже понравился - они тянулись к нему, щекоча ноздри. Олененок фыркнул и неуклюже отпрыгнул назад. Но любопытство и притягательный запах взяли верх - он снова подошел к нитям, слегка пригибая голову, готовый убежать, если что-то покажется подозрительным. Но ничего не произошло - лишь приятные нити обвили его нос и снова защекотали ноздри. Олененок чихнул, нити отстали от него и снова стали колыхаться, тянясь к небу.
    Животное снова обнюхало их, а затем открыло рот и принялось их жевать. Нитям это, похоже, нравилось (не лишены мазохизма или что-то еще?) и сами тянулись ему в рот, выделяя при этом из себя привлекающий запах.
    Насытившись, олененок прилег неподалеку, смешно подогнув под себя ноги. Голова потяжелела, глаза прикрылись - он засыпал, довольный и сытый.
   
    Пить. Хотелось пить. Сильно. Карнби только что проснулся. Он еще не успел открыть глаза, как в мозгу сверлила эта мысль. Горло все пересохло, изо рта шел противный металлический привкус, сам он себя чувствовал изможденным и словно высохшим.
    Эд поднялся на ноги. Комната перед глазами поплыла в сторону. Карнби мотнул головой, чертыхаясь. Проблем со здоровьем он практически никогда не испытывал, а головокружение на его памяти так и вообще было только один раз - еще тогда, во Вьетнаме, он получил тяжелое ранение в ногу и долго лежал, истекая кровью и ожидая, когда его заберут свои - сам он выбраться не мог на одной ноге, вокруг была вражеская территория. Вот тогда он несколько раз почти терял сознание - на несколько секунд пропадая в небытие. Сейчас было не так тяжело, но и головокружение было без причины - крови из языка было не так уж и много.
    Из открытого холодильника приятно потянуло свежестью. Но холодильник был пуст - лишь одна банка пива лежала на боку, закатившись в дальний угол. Эд достал ее, привычным движением руки сорвал крышку, и в два глотка осушил банку. Смятая и никому не нужная, она улетела в сторону, почти попав в мусорное ведро. Жажда немного притупилась, но само тело было сухое - несмотря на душную ночь, на теле Эда не было ни единой капли пота, что довольно странно - потел он часто и обильно. Надо принять ванну, - мелькнула в мозгу мысль. С удовольствием подчинившись ей, Эд направился к ванне, но в дверях его остановил до боли знакомый, но в то же время какой-то чужой, отстраненный, голос:
    - Они любят воду, осел!
    Эд резко обернулся - разумеется, за спиной никого не было. Он еще минуту стоял в раздумьях, пытаясь сообразить, что отец пытался сказать этим, и почему его голос был таким странным. Но отец больше не подавал голоса, (что было довольно странно) и значение фразы так и осталось для Карнби нераскрытым.
    - Ну и черт с тобой, - пробормотал он, включая в ванне воду и регулируя ее так, чтобы она была прохладной. Поворачивая ручку, почувствовал на указательном пальце легкое жжение. Не обратив на это внимание, он почесал его и тут же забыл.
    Когда ванна наполнилась, Эд уже разделся и с огромным удовольствием залез в ванну, буквально испытывая эйфорию каждой клеточкой тела. За слегка приоткрытой дверью слышалось приглушенное бубнение диктора. Выпуск новостей подошел к концу, начался прогноз погоды. Диктор с нескрываемой радостью сообщал о приближении грозового фронта. Он должен был освободить всех от цепких лап жары, от которых никто не мог скрыться. Эд полностью с головой погрузился в воду, чтобы не слышать этого голоса. Он вообще ничего не хотел сейчас слышать - звуки голосов почему-то стали раздражать его.
   
    По небу на горизонте разлилось огромное чернильное пятно, стремительно приближающееся и грозившее закрыть все небо от горизонта до горизонта. Оно уже успело поглотить луну, поэтому стало намного темней. Природа слегка стала оживать - зашевелилась трава, легкий (пока еще легкий) ветерок стал играть с листвой дерева. Пока тучи не настигли этой территории, все было тихо и мирно.
    Но вот внезапно оставшиеся минуты идиллии нарушил олененок - он резко вскочил на ноги, дико затряс головой, ничего не понимая, и бросился в чащу леса, ломая на ходу кусты. Спустя секунду все стихло, и идиллия вновь восстановилась. Прекратившийся было ветер, удивленный поведением животного, снова возобновил свои игры с листвой. Где-то вдалеке ползли черные тучи, грозившие скоро обратиться жутким ливнем и чуть ли не ураганом...
   
    По телевизору уже заканчивалось вещание - запустили фильм по мотивам книг Стивена Кинга, после которого экран покроет рябь до самого утра. Как раз там сейчас что-то напугало девушку и она истошно, но все же наигранно, закричала. В этот же момент из ванны раздалось жуткое, исполненное боли и безысходности, мычание, заглушившие вопли из телевизора. Послышался всплеск воды, на пороге возникло жуткое создание, ударившееся об косяк двери, споткнувшееся на ровном месте и, падая, снесло телевизор с тумбы. Телевизор тут же умолк.
    Эд поднялся на ноги. За человека его уже нельзя было принять - с каждой клеточки его тела росли тонкие, постоянно шевелящиеся нити, длиной сантиметров 5.

Оценка: 4.20 / 5       Ваша оценка: