Творчество поклонников

Рука

Добавлен
2008-09-20 05:17:31
Обращений
5492

© Клементина "Рука"

    Слова веселой песни замерли на губах Киры. Рука издевательски помахала ей, а потом поманила толстым грязным пальцем. Не дожидаясь, что будет дальше, Кира выскочила из туалета и помчалась в свою комнату, по дороге чуть не налетев на Настю, которая направлялась как раз туда, откуда только что выскочила Кира.
    - Эй, что с тобой? Ты как будто привидение увидела. Или это просто Жаба-пулемет забыла там свои портки? – Настя засмеялась собственной шутке. – А что это за кекс тебя сегодня на машине привез? Растешь, подруга! – уважительно прибавила она. – Заходи ко мне сегодня, выпьем по стаканчику, поговорим по душам.
    - Хорошо-хорошо, - Кире, во что бы то ни стало, нужно было отделаться от Насти, так как желание облегчиться становилось просто невыносимым, и она боялась, что может не выдержать. Пулей, влетев в свою комнату, она бросилась к тазику, даже не потрудившись чем-то подпереть дверь. Лишь, наконец, справив малую нужду, Кира заметила, что в ее комнате стоит ужасный запах. Всему виной была ночная моча, которую она забыла вылить из тазика утром, и теперь в ее обители воняло как в комнате Жабы. Кире стало смешно от такого сравнения, и она расхохоталась. Открыла маленькое окошко и вылила старую и новую мочу на улицу, даже не потрудившись удостовериться, что внизу никого нет. «Вот кому-то душик будет», подумала она, продолжая смеяться. В комнату заглянула Настя.
    - Че ржешь?
    - Да так, анекдот один смешной вспомнила.
    - В одиночестве ржут только психи, - авторитетно высказалась Настя и вдруг сморщила нос. – Чем это у тебя так смердит? Ты что нашу Жабу в гости к себе приглашала?
    - Понятия не имею, что это, - Кира быстро перевела тему. – Ты, кажется, хотела выпить?
    Кира не пила и Настя прекрасно об этом знала. Она удивленно подняла брови, но ничего не сказала. Скоро они уже сидели в ее комнате, потягивая водку из граненых стаканов. В такой насыщенный событиями день, Кира решила отступить от своих принципов и пропустить пару стаканчиков. Немного охмелев, она спросила у Насти:
    - Слушай, ты в последнее время ничего странного в туалете не заметила?
    - Вонять стало больше, а что? Ты что там клад надеешься найти? – засмеялась уже изрядно подвыпившая Настя.
    - Да нет, просто мне показалось кое-что… Ну, что в унитазе…
    - Все, детка, тебе хватит, - Настя забрала у Киры рюмку. – У тебя уже бред начался.
    Так они сидели где-то до часу ночи. Хотя Настя и пригласила Киру, для того чтобы та рассказала о своем парне, говорила в основном она. Из ее почти бессвязной речи Кира сделала лишь один малоприятный вывод – руку в унитазе видела только она. Так что это либо галлюцинация, либо рука мастерски маскировалась от других жильцов, по непонятным причинам появляясь только для того, чтобы пугать Киру. Когда, наконец, у нее от Настиной болтовни начали слипаться глаза (сказывались еще и пережитые за весь день впечатления), она попрощалась с подругой и вышла в коридор.
    «Все, хватит бояться, сейчас или никогда! Пойду и, наконец, разберусь с этой напастью!», - смело решила Кира. Решимость ее подогревалась изрядной дозой алкоголя, которую она приняла у Насти. Девушка смело направилась в сторону туалета, но у самой двери мужество вдруг покинуло ее.
    «Надо вооружиться чем-то, что ли», - подумала она, и взгляд ее обратился к маленькой грязной кухоньке, которой тоже пользовался весь этаж. Войдя в кухню, Кира огляделась. Взгляд ее тот час же остановился на длинном остром ноже, собственности Жабы – пулемета, которым, как говорили многие, она разделывала своих врагов, а потом готовила из них ужасный вонючий суп. Кира, конечно, не верила в эти сказки, но нож действительно выглядел устрашающе, к тому же был испачкан чем-то красным, весьма напоминающим кровь. Кира почувствовала, как к горлу подступает тошнота и поспешно отвела взгляд. И тут же заметила то, что ей нужно. Под грязной ржавой раковиной валялся старый почерневший от времени и грязи вантуз. Кира смело схватила его за ручку, сразу почувствовав себя намного уверенней. Вооружившись таким образом, она вышла из кухни и подошла к туалету. Мысленно пожелав себе удачи, она толкнула ободранную дверь.
    Крышка была поднята. Держа вантуз наготове, Кира осторожно заглянула в унитаз. Сначала ей показалось, что там ничего нет, и она уже была готова вздохнуть с облегчением, когда вдруг что-то мерзкое и черное выплеснулось прямо ей в лицо. Кира в ужасе отшатнулась, ее трясло от испуга и отвращения. Мерзкая рука, достав со дна канализации какую – то дрянь, швырнула это в Киру. Но испуг тут же сменила ярость и, покрепче обхватив ручку вантуза, она замахнулась и обрушила сей предмет на руку, изо всех сил ударив ее по противным коротким пальцам. Рука протестующее замахала, как бы защищаясь, и это еще больше распалило Киру. Теперь, орудуя вантузом, как одержимая, она пыталась затолкать руку обратно в отверстие слива, из которого она высовывалась, приговаривая при этом:
    - Пошла вон, скотина! Убирайся, вонючая сволочь!
    Стоящая за дверью туалета Жаба-пулемет прислушалась. Услышав характерные звуки и крики Киры, она загадочно улыбнулась и прошлепала в свою комнату.
    Рука не сдавалась. Не смотря на все старания Киры, она не желала возвращаться в свою мерзкую обитель. Стоило девушке замешкаться, как противная конечность вырвала вантуз у нее из рук и сама замахнулась на Киру. Девушка сначала застыла, пораженная такой наглостью, а потом еще больше завелась, пытаясь отобрать у руки свое оружие. Наконец, ей это удалось, и измученная Кира заставила себя успокоиться и попробовать мыслить рационально, насколько позволяла данная ситуация. Она вытерла грязь и пот со лба и прислонилась к двери туалета. Выход оставался только один. Не мешало, конечно, еще немного выпить для храбрости, но на это уже не было времени. Кира решительно вышла из туалета, оставив дверь незапертой, и нетвердым шагом направилась обратно в кухню, где, швырнув в угол ненужный вантуз, который стал еще более потрепанным и грязным, не долго думая, схватила огромный нож Жабы – пулемета и пошла обратно в туалет. Крепко зажмурив глаза и наклонившись над унитазом, она, не глядя, полоснула по тому месту, где должна была находиться рука. Послышалось громкое мерзкое чавканье и что- то большое забилось о стенки унитаза. Потом все затихло. Кира осторожно открыла сначала один глаз, потом второй и ее тут же вытошнило прямо на пол от ужаса и омерзения. Весь унитаз, а также новое сиденье, так тщательно оберегаемое Жабой – пулеметом, было залито кровью и еще какой – то отвратительной зеленой слизью. Вся эта дрянь выпирала и лилась через край унитаза прямо под ноги Кире. В этой жуткой смеси, к которой примешивалась блевотина самой Киры, она заметила какие – то копошащиеся отростки, похожие на червей. Присмотревшись, она увидела, что это жуткие противные пальцы, вероятно отрубленные ножом. Не в силах пошевелиться, она стояла и смотрела, как они медленно начали ползти по направлению к ней. Лишь когда первый противный отросток коснулся ее ноги и начал взбираться по ней, Кира, наконец, обрела способность двигаться и с диким криком начала топтать ужасные пальцы босыми ногами. Пальцы лопались, превращаясь в слизкую желеподобную массу, и испускали противный запах чего-то заплесневелого. Вся, дрожа от ужаса и отвращения, Кира выбежала из туалета и захлопнула дверь. В коридоре она чуть не налетела на Жабу-пулемета, которая стояла прямо у входа и как-то странно улыбалась своей страшной беззубой улыбкой.
    - Извините, - пролепетала Кира и бегом направилась в свою комнату. Если бы она задержалась или оглянулась, то увидела бы, как старуха пристально смотрит ей в след и что-то шепчет на своем непонятном языке.
   
    Прошел месяц. С того памятного поединка с рукой, Кира больше не заходила в туалет. Она научилась справлять малую и большую нужду на работе, в общественных местах или, в крайнем случае, у себя в комнате в тот же, уже известный тазик. Как она и предполагала, больше никто ничего не замечал, никаких жалоб на необычные явления в туалете не поступало, и даже Жаба не заметила никакой крови и грязи, что осталась там после схватки Киры с рукой. Только Кира замечала какую-то зеленоватую слизь, растоптанную по коридору обувью других жильцов, она заметила ее даже на туфлях и платье Насти. Но это больше не волновало ее. Кира собиралась выходить замуж и навсегда (как она надеялась) переехать из коммуналки. Виктор сделал ей предложение уже на третий день знакомства, и девушка с радостью приняла его. Нельзя было сказать, что она была по уши влюблена, но это был для нее реальный шанс выбраться из того кошмарного мира, где она даже не жила, а существовала. Это, похоже, понимали все, кроме самого Виктора. Он был полностью очарован Кирой и осыпал ее подарками и комплиментами. Конечно, этого рвения не разделяли его богатые родители, которые видели в ней аферистку, желающую разорить их семью, но, в конце концов, сдались и они. Все-таки Виктор был их единственным сыном, долгожданным и горячо любимым и они во всем старались потакать ему.
    Свадьба была прекрасной. Торжество не испортило даже отсутствие родителей невесты (с которыми Кира давно перестала поддерживать связь) и выходки вконец упившейся Насти, которая была свидетельницей и постоянно приставала к отцу жениха, да и ко всем остальным гостям мужского пола. Из всех жителей коммуналки Кира пригласила только ее, да и то была не очень этому рада. В конце праздника, когда удалось, наконец, успокоить в край разбушевавшуюся Настю, и все гости начали потихоньку расходиться по домам, молодые отправились в собственный загородный дом, чтобы провести там свою первую брачную ночь. Кира не боялась того, что ей предстояло, у нее был, правда небольшой, опыт с некоторыми из «поклонников» Насти (Виктору, она, краснея и смущаясь, поведала сбивчивую историю о вечно пьяном и развратном отчиме, который совратил ее еще в детстве, чтобы как-то объяснить отсутствие невинности). Парень, конечно, поверил своей любимой, не стал ее осуждать, даже пожалел и сказал, что будет очень нежным и осторожным, чтобы не причинить ей боли. Кира, которая никогда не получала особого наслаждения от интимной близости, предвкушала эту ночь, которая станет началом ее новой, лучшей жизни. Дом был просто замечательный, двухэтажный, с четырьмя спальнями и … тремя туалетами. Одним из них Кира и решила воспользоваться перед столь знаменательным событием, чтобы, как говориться, естественные нужды не отвлекали ее от дела. Пока молодой, красивый, влюбленный и богатый! муж дожидался ее в спальне, она зашла в санузел, примыкающий к этой комнате. Помещение было отделано с поистине королевской щедростью и вкусом и понятно, что ни в какое сравнение не шло с грязным «чуланчиком» в их коммуналке. Стены, потолок, и пол были обложены мраморной черной плиткой, раковина и унитаз были сделаны из чистейшего белого фарфора с позолотой.

Оценка: 6.00 / 4       Ваша оценка: