Творчество поклонников

Спасенные

Добавлен
2008-10-08 01:37:06
Обращений
2957

© Клементина "Спасенные"

   Все началось с того, что машина застряла. Я просила Сашу, чтобы он так не разгонялся, все-таки не асфальт, а галька. Но он снисходительно улыбнулся и потрепал меня по плечу. Как ребенка. Мне стало обидно. Ведь он старше меня всего на два года и хоть он и заместитель директора, а я всего лишь штатный программист, мне бы хотелось, чтобы сейчас мы были на равных. Это ведь не рабочая поездка. Хотя я и сама сомневалась, стоит ли мне ехать, ведь у Саши были жена и маленький ребенок. Но та искра, которая проскочила между нами, в первый же день моего перехода на эту работу, не угасала уже три года. Сколько было замечательных ночей и вечеров, когда он говорил жене, что задерживается на работе, а сам приносил мне бокал шампанского и мы занимались этим по нескольку часов. Я уставала, но была счастлива, хотя понимала, что он никогда не бросит семью из-за меня. И одинокими долгими ночами, лежа одна в своей холодной постели, я ощущала дикий стыд, перед его женой и маленьким сыном. Но потом наступало утро, я шла на работу, и все начиналось по-прежнему.
    Когда Саша предложил мне вдвоем вырваться на море, я сначала решила, что это шутка. И даже посоветовала ему поехать с семьей. Но он сказал, что жена с ребенком уехали на лето в деревню, и он может делать все, что угодно, не боясь разоблачения. После недолгих уговоров, я, конечно, согласилась. Давно не была на море, и перспектива провести несколько дней вместе с ним, не скрываясь от подозрительных взглядов вездесущих коллег, казалась мне весьма заманчивой. Собрав вещей примерно на неделю, мы отправились в путь на его машине. Я ехала и предвкушала отличный отдых и секс.
    Остановиться решили в маленьком домике, прямо у моря, который Саша снял на неделю. Рядом находился небольшой курортный городок, куда можно было ездить за покупками. К домику мы ехали недолго, всего несколько часов и вот, когда остался последний поворот, машина внезапно заглохла. Саша выругался, вышел и поднял капот. С задумчивым видом, почесал в затылке (я почему-то вспомнила старый анекдот, о том, что затылок чешут глупые люди), а потом махнул мне рукой, чтобы я вышла. Я открыла дверь и подставила лицо легкому морскому ветерку. Мы находились в нескольких метрах над уровнем моря, далее шел спуск прямо к воде, и уже просматривалась крыша нашего бунгало. Я молча достала из багажника вещи и направилась в сторону домика, не говоря ни слова. Я не обиделась на Сашу, за его снисходительное отношение, но решила немного «поломаться». Саша с невозмутимым видом, подхватив свою спортивную сумку, шел за мной.
    Через двадцать минут мы были на месте. С веранды небольшой хижины (но построенной по европейскому стандарту) открывался отличный вид на море и небольшой каменистый пляж. Я ожидала, что сейчас мы с Сашей переоденемся, перекусим и пойдем купаться, а после будем сидеть и наблюдать прекраснейший закат, какой только бывает на морском побережье. Но Саша с самого порога потащил меня в постель, так и не произнеся, ни слова. Я пробовала протестовать, что еще не приняла душ с дороги, но он закрыл мне рот поцелуем и повалил на огромную кровать. Я даже не успела осмотреть дом.
    Впервые секс с ним не принес мне никакого удовольствия. Я чувствовала себя грязной и использованной. Обычно Саша был страстным, но нежным, а сейчас он грубо навалился на меня и в пять минут закончил свое дело, громко пыхтя и бормоча мне на ухо разные непристойности. Когда все закончилось, я села на кровати и, завернувшись в простынь, закрыла лицо руками. На глаза навернулись жгучие слезы. «Ну чего ты хотела, - шептал внутренний голос. – Так и ведут себя с любовницами и шлюхами. А ты и есть его шлюха!»
    «Нет, нет, я не такая! – Хотелось мне закричать. – Я делаю это не из выгоды, и он действительно мне нравится.… Или нравился….»
    Саша, не обращая внимания на мои внутренние терзания, улегся на кровать и захрапел. Первым моим желанием, было взять так и не распакованные вещи, выйти на дорогу, поймать машину и уехать. Но уже смеркалось и мне вдруг стало страшно. Я только сейчас поняла, как рисковала собственным благополучием, когда связалась с Сашей. Одно его слово и меня не примут ни в одну приличную фирму, а кроме разработки программ, я мало что умела в жизни, да еще и родителям надо помогать. Ведь он же ничем не рискует, подумаешь, поссорится с женой, а на мне на всю жизнь останется клеймо легкодоступной девки и разлучницы.
    Я обошла маленький домик. Снаружи он казался больше, чем внутри. Там было всего две комнаты: спальня с огромной кроватью (о которой я уже, и думать боялась) и шкафом для одежды, и кухня, к которой сзади примыкала небольшая душевая. Я приняла душ, разложила свои вещи по полочкам шкафа (Сашина сумка так и стояла нетронутая), переоделась в купальник и, приготовив себе легкий ужин, вышла на веранду. Там стоял небольшой плетеный стол и два симпатичных уютных кресла. Поставив тарелку и сев в кресло, мне опять захотелось плакать. «Домик для новобрачных! Это же настоящий домик для новобрачных, а не любовное гнездышко зама и его потаскухи!»
    Я пошла немного поплавать, чтобы отвлечься. Вода была теплой и приятной, тем более я любила купаться на закате. Это немного успокоило меня, и я решила немного поработать. Вылезла из воды, вытерлась и достала из сумки свой переносной компьютер. Я с головой ушла в работу по созданию новой программы защиты от хакерской атаки, что не заметила позади себя какое-то движение.
    - Что ты здесь делаешь, маленькая сука?! – спросил чей-то злой голос. Я вздрогнула и оглянулась. Передо мной стоял Саша. Он только что проснулся, и его лицо было припухшим от сна и каким-то помятым. Он напоминал мне пьяного бомжа.
    - Просто села поработать, - я решила до конца сохранять спокойствие.- Ты не дал мне даже прийти в себя после поездки. И какое право ты имеешь так со мной разговаривать? Я не твоя собственность!
    - А, захотела поиграть в недотрогу! Хватит с меня жены-девственницы! Хочешь поиграть, давай поиграем! Сейчас я тебе наглядно расскажу о своих правах!
    Он подошел и, грубо схватив меня за плечи, поднял с кресла. Мне стало больно, и я попробовала вырваться, но он держал меня железной хваткой. Я вцепилась за стол, и мой компьютер чуть не упал на пол. Саша перекинул меня через плечо и понес в дом. Наверно, он ожидал, что я уже успокоилась, но я вдруг начала отчаянно вырываться и колотить его ногами по животу. Когда попала в причинное место, он, наконец, отпустил меня. Я выскочила на веранду и, зачем-то схватив компьютер, принялась бежать. Что меня тогда удивило, это то, что мои мысли были абсолютно спокойными, я не паниковала, и как будто видела себя со стороны. «Это просто игра, - думала я. – Он просто решил сыграть в сумасшедшего. Ты же знаешь о ролевых играх, не маленькая уже». «Да, но только почему он не предупредил меня, что это игра? Он же действительно сделал мне больно!» Пока два этих голоса спорили у меня в голове, я остановилась отдышаться. Камни больно кололи в босые ноги, и из правой ноги уже тоненькой струйкой текла кровь. Я остановилась в паре метров от застрявшей машины Саши. Осталось пройти совеем немного, и я выйду на дорогу, где меня обязательно кто-то подберет. Я присела прямо на каменной дорожке и хотела посмотреть, что с ногой, как вдруг сильные горячие руки обхватили мое тело и подняли над землей. Хотела закричать, но видимо, он это предвидел, так как успел закрыть мне рот.
    Следующие три дня я прожила, как в аду. Может, некоторым это показалось бы не таким и страшным, по сравнению с тем, что каждый день происходит в мире. Он привязал меня к кровати. Объяснил, что пошел на эту крайнюю меру, только из-за того, что я пыталась сбежать и ударила его. Он не любил, когда его били женщины, считал это унизительным для своего мужского достоинства. Он не кормил меня. Иногда говорил, что покормит, если сделаю для него кое-какие вещи, и не буду сопротивляться, и я делала, потому что ни о чем не могла думать кроме еды. Поил он меня пивом и вином, которое я взяла с собой специально для романтического вечера. Когда я просилась в туалет, он смеялся и заставлял делать это при нем. И еще был секс. Изнуряющий, грубый, постоянный секс. Мне казалось, что он даже принимает какие-то наркотики, для того, чтобы не уставать. Он насиловал меня по пять раз на день. Не всегда брал силой, иногда заставлял самой простить этого, за стакан чистой воды или за возможность принять душ. Но никогда не выполнял обещанного. А я соглашалась, потому что верила. Не могла не верить, что в таком человеке, обожаемом всеми коллегами на работе, отличном руководителе, прекрасном семьянине, не могло не остаться ничего человеческого. Но он не бил меня. Унижал, издевался, но не бил.
    На четвертый день закончилась еда. Саша починил машину (когда только успел!) и собрался поехать в город за продуктами. Мне он с издевкой сказал никуда не уходить и ждать его возвращения. Обещал привезти мне какой-то сюрприз. Да, он во многом остался прежним, голос, движения, жесты, только тогда, когда он насиловал меня, в его глазах появлялось какое-то странное и отчужденное выражение, как будто его сознание в тот момент оставляло тело.
    Я лежала на кровати, руки и ноги привязаны к спинкам. Чувствовала исходящий от себя зловонный запах. Слезы сами по себе потекли по щекам. Саша не разрешал мне плакать. Он говорил, что тогда я ему напоминаю его глупую жену. За слезы он мог сделать мне больно, не сильно, но ощутимо. Не ударить, а просто нажать, где надо.
    Поплакав, я начала думать, что делать дальше. Я не знала, когда он вернется. До города было езды примерно на час, и час еще он будет ходить по магазинам. Значит у меня в запасе три часа. Единственное, что я сейчас хотела, это принять душ и поесть. Мысли о побеге даже не было. Он все равно меня найдет.
    Я попробовала освободить правую руку. Саша каждое утро проверял, крепко ли связаны руки и ноги, чтобы я не смогла его ударить. А сегодня – забыл. Мне повезло, что привязал он меня простыми шелковыми шарфами. Из кожаных петлей мне было бы не выбраться, так я ослабела. Помогая себе зубами, освободила сначала правую руку, потом левую. Развязала ноги. Правая нога напухла и сильно болела, там, где поранила ее о камни. «Хоть бы не началось заражение», - подумала я, но сразу же откинула эту мысль. Сейчас самое главное – смыть с себя эту грязь и найти еду. А о ноге подумаю позже. Я взяла с постели грязную простынь и завернулась в нее. Встала, покачиваясь и хромая, но вместо душевой, почему-то пошла на веранду. Может, хотела глотнуть свежего морского воздуха и успокоится.
    Как только я вышла, то сразу услыхала странный, какой-то захлебывающийся крик. Не смогла сразу определить, откуда он доносится, пока не увидела перевернутую лодку, которую прибило к берегу. Возле берега сразу шел обрыв, и глубина там достигала около двух метров, а то и больше. Я подбежала и увидела трех девочек, барахтающихся в воде. На двух из них были яркие надувные круги для плаванья, и они держались на воде, а голова третьей почти полностью ушла под воду, только маленькие ручки были видны.

Оценка: 8.00 / 4       Ваша оценка: