Творчество поклонников

Осколки снов

Добавлен
2008-10-13 21:57:53
Обращений
3780

© Виктория Прокопенко "Осколки снов"

   Это сны о прошлом, настоящем и будущем. Это сны о жизни и о том, что за её пределами. Это сны?
   
    Другая история
   
    «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».
    (с) Толстой, Лев Николаевич.
   
   
    Оранжевые язычки пламени суетливо трещали о чём-то, хитро поглядывая из-за каминной решётки. Иногда Анне казалось, что они перешептываются о ней. И шипение сосновой смолы, доносящееся со стороны того, что должно было быть «домашним очагом» начинало казаться ей всё более и более насмешливым.
   
    Она медленно и задумчиво переводила взгляд со стиснутой в руке маленькой фарфоровой чашечки еле тёплого кофе на висящие на правой стене часы, стрелка на которых двигалась так медленно, будто шестерёнки механизма увязли в болотной тине, не дающей им вертеться с нужной скоростью. До завтра осталась всего пара минут… Как пара часов, только чуть дольше. Впрочем, «чуть» - совсем не верное слово. Намного – вот нужное. Намного больше пары часов даёт ей жестокий Хронос за эти две – уже почти полторы – минуты, оставшиеся до полночи. Оставшиеся до встречи. До нового свидания со старым прошлым. С давними знакомцами – сожалением и болью. И тоской
    (о да, детка, не забывай про тоску),
    такой опустошающей тоской по тому, чего так и не случилось.
   
    Любая женщина, познакомившаяся с Анной Коротковой, незамедлительно начинала ей завидовать – белой или чёрной. Мало того, что в свои тридцать с лишком лет она выглядела лучше
    (и моложе, милая моя, не забудь об этом, это важно)
    любой из окружавших её сверстниц, так и было у Анны – по мнению всех её знакомых, малознакомых и незнакомых завистниц и почитательниц – всё.
    (им самим-то не смешно? нет, наверное, они и правда в это верят. Дуры, Боже, какие набитые дуры).
    По меркам Новосибирска она была самой настоящей богачкой-счастливицей: у неё сеть магазинов модной одежд от известных марок, у её мужа – достаточно высокий пост в администрации города, тринадцатилетний сын – учится в хорошей школе и профессионально занимается спортом. Правда, не всегда носит домой пятёрки и приплывает первым – зато в милицию не попадает, с дурной компанией не связывается. Как говорили за её стройной спиной – и дом полная чаша, и погода в нём солнечная.
   
    Да только вот… Всё-то оно, всё. А счастья нет. Счастье она
    (проморгала, просрала, про…)
    умудрилась упустить 9 лет назад.
   
    ***
    Тогда, ещё в прошлом даже не веке – тысячелетии, она была молода не только телом, а их с мужем положение в обществе ещё позволяло посещать шумные вечеринки, на которых было куда как веселее, чем на сегодняшних «административных» приёмах. Последние полгода второго тысячелетия были богаты на праздники совершенно разного рода. И один из них едва не подарил ей счастье.
   
    Это было начало октября
    (девятое, девятое, чёртово девятое октября тысяча девятьсот девяносто девятого года).
    Это был чей-то именинный маскарад. И Анна, само собой, не могла не блистать на нём.
   
    Её цветом всегда был чёрный. Для Коротковой он не был цветом скорби
    (сначала не был),
    для неё это был торжественный, шикарный цвет. Её цвет. И маскарадный костюм – ну и что, что это был костюм вдовы эпохи Возрождения? – доказывал это. Но траурный цвет не смог принести счастья. Он принёс только встречу.
   
    Именно в тот день, удивительно полный счастливых чисел
    (ведь это девять – число гармонии?),
    она встретила Воронова. Фамилия шла этому молодому мужчине, как никому: волосы цвета нефти, пронзительно-глубокие тёмно-карие глаза под чётко вычерченными бровями. Прямой нос и волевой подбородок напоминали героя классических романов, того самого, который разбивает сердце несчастной девушке. Несмотря на то, что бархатная полумаска от костюма – банального до безумия, но отлично сшитого и идеально сидящего, - известного героя Зорро не давала разглядеть его лицо и запечатлеть в памяти, это притягательное обаяние, исходящее от него, не скрыть и не приглушить было никаким плащом.
   
    Их с Анной танец вызвал восхищение у всех собравшихся. Они были ослепительны, как сошедшие со страниц романов Толстого и поэм Пушкина герои светского общества. И кружились в танце так, словно были единым целым, словно малейшее движение клеток одного становилось известно другому ещё до начала этого движения.
   
    Вот тогда-то к А.К. и пришло понимание того, что значит «любовь с первого взгляда». Как бы банально это не звучало, каким бы слащавым и затёртым не было это выражение, только оно могло назвать тот огонь, вспыхнувший и охвативший двоих в ту загадочно-костюмированную ночь. Именно тогда время первый раз растянулось: в трёх минутах танца двое успели прожить и прочувствовать вечность. Успели взглянуть друг другу не только в глаза, но и до самого донышка бурлящего «я». Успели понять, как чётко подходят друг другу грани их
    (аур? энергетических полей? душ?)
    внутренних миров. Но иногда и вечность может кончиться внезапной тишиной – именно это и произошло. Кончилась страстная мелодия танго, ди-джей поставил что-то современно-попсовое для уже разгорячённых гостей, которые начали потихоньку стягивать маски и собираться в заливающиеся пьяным смехом компании по трое-четверо единомышленников в выпивке и направлении шуток.
   
    И Анне нужно было идти и искать мужа, и Воронов должен был идти к партнёрам. И, будь это роман Толстого, они бы ещё встретились. Но это – другая история…
   
    ***
    От того вечера у Анны остались только воспоминания, страсть, которая иногда вырывалась наружу в самых страшных и сладких снах, и – маленький клочок бумаги, наспех вырванный их блокнота с кое-как набросанными цифрами и парой слов: «Позвони мне».
   
    Она не позвонила. Не потому что боялась любви, боялось, что не выйдет или забыла об этой встрече. Нет. Карьера и положение в обществе, возможная перспектива быть женой мэра – а её муж метил не меньше, чем в мэры, - всё это оказалось гораздо важнее чувств
    (такой уж век, это моё оправдание, наша жизнь, только она),
    которые жили в ней. И теперь, каждый год, 9 октября, она старалась остаться одна – чтобы смотреть, как идут к полночи стрелки, держать в руках уже истёршийся бумажный лоскут и оплакивать, оплакивать, оплакивать несостоявшуюся жизнь своей души. А потом, когда завтра наступит
    (и раздавит),
    Бокал за бокалом вливать в себя крепкое, бьющее наповал, алкогольное. Чтобы забыться тяжёлым сном… До следующего октября.
   
    Время умирать
    «Возврат к идеям цикличности при описании истории и культуры закономерен: только повторяемость явлений дает возможность выявить законы и механизмы развития. И сегодня цикличность событий позволяет нам осмыслить настоящий момент времени и понять его исторический смысл».
    (с)Семира
   
    Это дерево стояло здесь несколько десятков лет. И оно было добрым… По крайней мере к одному конкретному человеку, а может – так только казалось. София часто приходила в этот заброшенный парк, чтобы рассказать старой берёзе о том, что происходит: в жизни девочки, (а потом – девушки), в жизни мира, во вчерашнем премьерном фильме.
    Иногда она приходила, переполненная до краёв своей души радостью и смехом, – и тогда ей казалось, что ветви берёзы радостно вздрагивают, вторя её веселью; но чаще она поливала толстый ствол каплющей из пробитого донышка грустью. Так уж вышло, что человеческие существа в большинстве своём гораздо охотнее делятся своей тоской и ненавистью, чем счастьем и любовью. Исключений из этого несложного правила мало, и Соня не была таким исключением.
    Эта осень оказалась холоднее обычной. И голос девушки был не только по-особенному тих и до невозможности холодно-спокоен, но и сипло-простужен. Сегодня она не стала говорить о том, что произошло. Она стала спрашивать о смерти, рассуждать о рае и аде, рассказывать о том как молит старуху с косой прийти. И о том, что последний уже на этой земле. А значит на той стороне – легче. Но решиться пересечь эту тонкую черту, что отделяет друг от друга этот суетный мир и тот сухой покой, - так сложно. Так страшно.
    И пресловутый гамлетовский вопрос снова и снова повисал, взлетал, падал и опускался на уже почти обнажённые ветви и ствол. И понять, о чём шуршат сыплющиеся на холодную землю желтоватые листья, какие ответы хранит в себе свист ветра в высокой кроне, - не дано было. Не только потому, что Соня не могла слышать… А потому что принять или отказаться от столь серьёзного решения каждый должен сам, так уж высечено в скрижалях вселенского закона.
    Но если бы деревья умели говорить человеческим голосом, то старая берёза могла бы рассказать о том, что такое умирание. И о том, что со своими желаниями нужно быть осторожнее – они могут сбыться даже полнее, чем хочется.
   
    ***
   
    Она бы рассказала о том, как жестоко Провидение исполнило её мечту. Как проходила через человеческую жизнь, как страдала и как стала умолять смерть забрать её. Как молила – сначала Бога, потом и Сатану – о том, чтобы обрести покой за чертой бытия. Как не дождалась их ответа и решилась на отчаянный шаг с вышки строительного крана. И как была наказана за этот маленький шажок. Наказана исполнением желания.
    Как она очнулась душой дерева… Душой маленького берёзового побега. Душой, которой предстоит пережить – переживать! – приход смерти каждую осень.
    Умирать по-настоящему страшно, только если это происходит с тобой впервые. Когда смерть приходит во второй раз, большая часть страха исчезает. А то, что остаётся, уже не служит щитом от боли.
    Третий раз, который был бы последним, если бы речь шла о старой сказке, приносит с собой уже только боль. Море, океан – чёрт возьми, на Земле нет столько воды, сколько колющих, режущих и ноющих волн может нагнать уже не неизвестный процесс.
    Четвёртый, пятый и шестой разы уже развивают привыкание к боли. И в ближайшие несколько десятков раз она становится эдаким садомазохистским наслаждением, наркотиком – который вызывает боль, ломку и… надежду. На то, что следующего возрождения не будет.
    А потом уходит почти всё… И остаётся только то чувство, «имя которому есть только на французском».

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: