Творчество поклонников

Домашний очаг

Добавлен
2008-11-11 12:43:13
Обращений
3023

© Даниил Тарасов "Домашний очаг"

    Белые, безумные, с плавающим мазутным зрачком. Чернота в углу пещеры шевельнулась, пошла волнами. Вместе с рычаньем до Андрея долетела волна запаха, и после одного вдоха он навсегда потерял способность обонять.
    Рык прекратился. Глаза чудовища смотрели прямо на Андрея, и вдруг он понял, что все остальные звери тоже следят за ним.
    – Нет! – закричал он, собрав последние силы. – Нет... не надо!..
    Они шли к нему, кто медленно, кто быстро, но каждый с убийственной решительностью. Белые глаза чудовища сузились в усмешке. Оно хохотало. Оно торжествовало.
    Андрей забился, как рыба в сети, неистово молотя руками и ногами. И в считанные секунды ушёл под болото по шею. Глаза разъедали солёные испарения. Твари шли. Паучок, полностью освободившийся от остатков атласа, подбежал первым и провёл лапкой по правой щеке Андрея, оставляя глубокую ссадину. Жижа дошла до подбородка, залила уши.
    – Не-е-е... – захрипел Андрей и вскинул голову, пытаясь в последний раз вобрать в грудь жаркого воздуха. Но не успел – единственное, что он смог увидеть перед потерей сознания, была непомерно раздутая белесая голова змеи, усеянная тысячей блестящих хрустальных глазок. Исполинский червь вырастал из сводов пещеры и покачивался на тончайшем хвосте, набираясь сил перед броском.
    Потом он рванулся вниз и заслонил собой всё.
   
    Кто-то мягко похлопывал его по щекам.
    – Как, очнулся?
    Он не понимал, что происходит. Он думал, что умер. Не мог не умереть после всего, что видел. Если не от когтей тех тварей, то от разрыва сердца.
    – Ну, раз жив, то вставай. Подъём!
    Голос был мягким и доброжелательным. Тот самый голос, который оповестил его по телефону, что никого дома. Андрей счёл за благо подчиниться ему. Он открыл глаза и медленно сел, несмотря на то, что голова раскалывалась от боли.
    Иван Вербицкий сидел на корточках рядом с ним. Всё в том же изысканном костюме без малейшей складки. На губах играла лёгкая полуулыбка, но Андрею от этого легче не стало.
    – Как самочувствие? Жить сможешь?
    – Д-да, – выдавил Андрей. Голова кружилась нещадно. Он смотрел поверх плеча собеседника. Чёрный гарнитур остался на месте. Торшеры по-прежнему сторожили телевизор, на подоконнике плясал солнечный зайчик.
    – Не стоило тебе сюда заходить.
    Андрей вздрогнул и посмотрел ему в лицо. На какой-то момент их взгляды пересеклись, и этот момент был худшим в его жизни. Словно в теле пробили большую дыру и высасывают через неё душу. Андрей понял, что перед ним в опрятном сером костюме стоит вовсе не человек. Далеко не человек.
    Потом он опустил глаза на ворсистый ковёр и стал ждать кары.
    – Твоё счастье, что я не успел отъехать далеко, – холодно изрёк Вербицкий. –Почему вы вечно лезете не в свои дела? Всё, что было мне нужно – тихо-мирно уладить свои дела в этом замызганном городишке и вернуться в свои края. Теперь опять придётся делать всё левой рукой за три дня.
    Андрей молчал. Что он мог сказать?
    Вербицкий отвернулся от него и оглядел свою квартиру:
    – Перестарались вы, мои дорогие, – в его голосе сквозили тёплые нотки. – Не о том я вам говорил...
    Андрею показалось, что он услышал где-то далеко виноватое щенячье скуление. Может, это был обман слуха. Он не стал думать. Он был уверен, что сейчас умрёт.
    Но Вербицкий сказал, не оборачиваясь:
    – Убирайся.
    Андрей не стал ждать, когда он повторит. Он поспешно встал на ватные ноги и побрёл в сторону прихожей, обходя телефонный аппарат за полметра. В голову будто набили наждачной бумаги. Он ждал, что вот-вот Вербицкий прикажет ему остановиться.
    Или, того проще, с потолка сорвётся молния и испепелит его на месте.
    Но этого не случилось. Он беспрепятственно вышел в прихожую, оттуда – в подъезд. Было тихо: никто из соседей ничего не услышал.
    Андрея затрясло. Он побежал вниз, не оглядываясь, и в мгновение ока очутился на улице, под ясным голубым небом. Здесь ему пришлось остановиться: у входа в подъезд тихо урчал красный «Мерседес». Андрей на цыпочках прошёл мимо него, потом засунул трясущиеся руки в карманы и быстро зашагал прочь. Теперь он знал, почему никто до сих пор не угнал эту машину, но не был рад этому. Единственное, что приносило ему радость – осознание того, что он был ещё жив.

Оценка: 8.50 / 4       Ваша оценка: