Творчество поклонников

Мое возрождение

Добавлен
2008-12-12 17:03:47
Обращений
3551

© Константин П "Мое возрождение"

    Пришлите сегодня электрика.
    Он разговаривал по телефону. В моей голове возник вопрос: будет ли он вскрывать меня пока не заменят лампу? И немой ответ последовал практически сразу же.
    Игнатов подошел ко мне с тряпкой, и несколькими размашистыми движениями, стряхнул с моей головы и туловища мелкие осколки от взорвавшейся лампы. Исчезнув на мгновение из вида, он вернулся, вновь держа в руке скальпель. Ждать пока заменят лампу, не входило в его планы. Света для проведения аутопсии было достаточно.
    Рука доктора, держащая скальпель стремительно снижалась к верхней части моей грудной клетки. Еще несколько секунд, и я почувствую, как он рассечет мою кожу, начиная с шеи, и заканчивая областью над лоном.
    «Неужели, он не видит ни одного признака того, что я жив?!» - мысль казалось абсурдной. Секунда – другая и скальпель вонзится в меня.
    «Посмотри же, взгляни в мои глаза! Прислушайся, мое сердце бьется!» - со всей силы, мысленно прокричал я, глядя в лицо патологоанатома.
    В этот момент он неожиданно замешкался, отведя руку, держащую скальпель, в сторону, посмотрев по сторонам секционной, так, словно его кто-то окликнул.
    Я не поверил случившемуся. В голове промелькнула какая-то надежда. Впрочем, терять времени было нельзя. Пока доктор стоял, глядя по сторонам помещения, я вновь, что было мочи, напряг свой мозг, пытаясь представить, как со стола падают несколько медицинских инструментов. Перед глазами представилась четкая картинка, как несколько ножниц и скальпелей, взлетают в воздух, а затем, со звоном падают на бетонный пол.
    В мозгу как будто что-то напряглось. Мысли потеряли четкие очертания. Голова наполнилась тяжестью. И казалось, я вот-вот услышу звон…
    Но ничего не произошло. Не послышалось никакого звона, никаких падающих предметов.
    Единственная появившаяся надежда на спасение, погибала.
    Расстояние между скальпелем и кожей вновь разделяли несколько сантиметров.
    «Ну, давай, ублюдок, покончи со мной! Зарежь меня, живого человека! Убей!» - я готов был разрыдаться от безысходности.
    Перед глазами спонтанно появилась новая картинка. Стол с лежащими документами. Историями болезней, протоколами вскрытия, справочниками по патологической анатомии. На мгновение я представил, как все это разлетается по помещению.
    Через мгновение, в левой части секционной, послышалось шелестение бумаги, и глухой удар, как будто что-то упало на пол.
    Доктор подскочил на месте, словно его кто-то ударил по спине.
    - Что за черт! – чуть ли не взвизгнул он, увидев как со стола, упала большая книга – атлас патологической анатомии. Он удивленно смотрел, не веря случившемуся.
    Я же, ликовал в душе, словно юнец, который совершил какой-то отвратительный поступок. Отвратительный для взрослых, для окружающих, для всех, кроме него самого. Теперь сомнений не было. Да, я лежал на столе секционной городского морга, раздетый и замерзший, лишенный способности двигаться и разговаривать. Меня пытались анатомировать, и казалось, я не мог воспрепятствовать этому. Но каким-то необъяснимым образом, у меня появились способности и эти способности назывались телекинезом.
    Несколько лет назад мне приходилось читать о подобном. Писалось, что феномен телекинеза не редко появлялся у людей, попавших в кризисную ситуацию, и нередко спасал их от неминуемой смерти.
    Тем временем, доктор скрылся из виду. Он прошел к столу, чтобы поднять упавшую книгу. Каким образом она могла оказаться на полу, не возможно было и представить.
    Я же в спешном порядке, пытался представить новый образ, который бы заставил понять его, что мое сердце бьется, а мозг функционирует. Но сделать это, оказалось намного трудней.
    Послышались шаги приближающегося доктора. Неужели он намерен продолжить начатое?!
    Паника захватывала меня, не давая возможности сосредоточиться на чем-нибудь конкретном. Я и представить не мог, что нужно сделать, чтобы заставить его понять, что я живой. Это было слишком сложным заданием.
    Игнатов подошел к столу и взял скальпель.
    - Сколько я уже вожусь с тобой? – неожиданно спросил он, глядя на меня.
    Подойдя к столу со мной, он резким движением руки, вонзил скальпель в место чуть пониже моей шеи.
    Волна сильнейшей боли немедленно атаковала меня.
    «НЕТ!!! ТОЛЬКО НЕ ЭТО!!!» - громко со всей силы закричал я. Но вместо крика, неожиданно послышался звон бьющегося стекла. Сомнений не было, стекла, стоящие в окнах слева и справа от меня разбились вдребезги. В один миг, они разлетелись, словно в каждое из них, запустили по огромному булыжнику.
    Доктор бросил скальпель и уже хотел выбежать из помещения, но в секционной раздался знакомый женский голос.
    - Что здесь происходит? – взволнованно спросила вошедшая доктор.
    - Не знаю, - произнес Игнатов. – Посмотри на окна, сразу все четыре стекла… и не только окна. До этого неожиданно взорвалась лампа, затем упал атлас лежащий на столе и еще был момент, когда…
    Неожиданно мужчина застопорился. Он приблизился ко мне, и взглянул на то место, куда еще несколько секунд назад, погрузил скальпель. Из раны текла кровь.
    - Ты не поверишь, - как будто прибывая в оцепенении, произнес он. – Но все это происходило всякий раз, когда я был готов приступить к вскрытию этого мужчины.
    Он как будто бы только сейчас это понял. До него, наконец, что-то дошло!
    Женщина, как оказалась среднего возраста, подошла ко мне, одевая такие же перчатки, какие были надеты на руки мужчины. Она склонилась надо мной, чуть позже спросив.
    - А это, что за такое?
    Ее руки коснулись моей левой ноги, как раз около того места, откуда исходила боль.
    - Похоже на укус… укус какого-то насекомого.
    - Или змеи, - произнесла она. Теперь в ее голосе были слышны нотки тревоги. – Несколько дней назад в газете писали, что в дачном массиве стали замечать змей. А где его обнаружили?
    - Около лесополосы, что за дачным массивом, - подтвердил мужчина.
    - Маленькие, коричневые змейки… ну конечно, Игорь, змейки, укус которой может вызвать тотальный паралич…
    Я заметил, как их взгляды встретились. Они стояли надо мной, смотря друг на друга широко раскрытыми глазами. Челюсть женщины отвисла, но она явно не замечала этого.
    - Что… что ты этим хочешь сказать? – пролепетал Игорь.
    - Дай мне фонендоскоп!
    Он отбежал в сторону, через несколько секунд вернувшись с трубкой, которыми доктора слушают сердце и легкие пациента.
    Женщина немедленно приложила его к моей груди в область сердца.
    Я ликовал от радости. Сквозь разносящуюся по всему телу боль, сквозь дикую усталость, сквозь полуобморочное состояние, но я ликовал! Теперь-то они должны были понять, что к чему!
    В помещении воцарилась зловещая тишина. Только вода, которая по прежнему ударялась о раковину, нарушала тишину. Прошло около минуты, прежде чем, она пронзительно, с испугом, глядя на меня, произнесла.
    - Ты не поверишь! У него есть сердечные тоны! Он живой!
   
    Послесловие
   
    Потом были врачи. Как я предполагал ранее, капельницы и инъекции. Консультации узких специалистов, курс реабилитации, долгое и упорное желание вернуться к прежней, нормальной жизни.
    Доктор оказалась права. Мое состояние было вызвано укусом одной из самых ядовитых змей мира. Найти следы их пребывания в нашей местности так и не удалось.
    С тех пор, как произошла вся эта история, прошло больше года. Я практически пришел в норму, хотя, конечно остаточные явления еще сохраняются. Иногда мне трудно поднимать руки, иногда мои ноги превращаются в плети, и я, словно всадник Понтий Пилат, хожу шаркающей походкой.
    Но стоит ли обращать внимание на такие пустяки? Шансов заново научиться ходить и самостоятельно обслуживать себя, после укуса одной из самых ядовитых змей на земле, было немного. Шансов встать со стола городского морга, где я побывал как покойник, еще меньше. У меня все получилось, и я не хочу гневить Бога.
    Все обошлось и это главное.
    К сожалению или счастью, способностей, которыми у меня тогда получилось воспользоваться, у себя я больше не наблюдал. Они также неожиданно исчезли, как и появились.
    И только иногда, когда на город спускается ночь, и я засыпаю, мне по прежнему снится, что я лежу на металлическом столе, а надо мной склоняется человек в синих перчатках.
    Но я знаю, что это сон, и что я обязательно проснусь…

Оценка: 7.50 / 2       Ваша оценка: