Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 4

Добавлен
2008-12-17 23:22:44
Обращений
10775

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 4"

    Оно плямкало, набив полный рот, пережевывая огромные глиняные катыши.
    Оно было где-то рядом. Совсем близко – только руку протянуть, а то и ближе. Близко, насколько только возможно.
    (Совсем близко!)
    Сергей взвизгнул. Существо находилось рядом, и этого было достаточно, для того, чтобы подпрыгнуть, ухватившись руками за края прямоугольного отверстия, и судорожно подтягиваться, каждую секунду ожидая, что сильные, когтистые лапы, ухватятся за лодыжки, чтобы втянуть его назад. Он выбирался наружу, и боль в теле, была верным соратником, помогая, придавая сил.
    (Придавая уверенности в себе!)
    Боль, как ничто другое, способна помогать в трудные минутки, когда мышцы дрожат от напряжения, готовясь лопнуть, и в тот момент, когда ты готов окончательно сдаться, разжать пальцы, боль и страх, помогут одолеть самого себя, совершить чудо. Сергей застонал, подтягиваясь. Он пополз по полу, отмечая каждую трещинку, в полу прихожей. Вон пятнышко возле самого плинтуса, а чуть дальше отлетел небольшой кусочек штукатурки, и покрылся пылью высохший трупик какого-то насекомого, что не успело забиться подальше, и нашло свою маленькую смерть у облупившейся стены.
    Сергей полз по полу, не оглядываясь, оставив позади развороченный пол, останки крышки погреба, пятнышки на стене и кучки штукатурки, иссохшее насекомое и существо, что могло стащить его вниз, чтобы вволю поглумиться, вонзить когти, растерзать, разбросать еще теплые внутренности, но почему-то не сделало это.
    Он прополз к лестничной площадке, и закрыл дверь, отгородившись от прихожей. Закрыл замок, и привалился к двери, восстанавливая дыхание.
    Существо было рядом, он чувствовал его зловонное дыхание.
    Оно было близко, как никогда. Ближе чем тогда, когда он замерзал глубоко под землей, нашаривая обледеневшие скобы, ощупывая неровную кладку колодца.
    (Ты был в его власти, парень!)
    Оно выбиралось из темноты, царапая когтями пол. Вылезало на поверхность, чтобы добраться до него. Сергей уже явственно слышал, как оно скреблось по ту сторону двери.
    (Давай, парень, не дури – открывай эту гребаную дверь, чтобы мы, наконец, покончили со всем этим дерьмом… Как тогда, на чердаке)
    Сергей окинул взглядом площадку. Две лестницы – вверх и вниз. Выбор простой – сползти вниз, в кухню, где тарахтит холодильник, и сквозняк играет в пыльных шторах, или взбираться наверх, мимо зеркала, веранды, где Надя так и не удосужилась посадить новые цветы взамен засохших корневищ, торчащих из растрескавшейся земли в допотопных горшках, мимо детской (да малыш!) и библиотеки, в зал, где старая мебель бодрится, пытаясь соответствовать новым веяниям моды, и уже оттуда в спальню, в которой так тепло и уютно, и если накрыться толстым пуховым одеялом, можно забыть про все страхи и кошмары. Правда шкаф, со скрипучими дверками наверняка хранит пару-другую секретов, но мы малыш, пока не будем ворошить старое белье, вытаскивая их на свет, ибо у нас наверняка найдутся дела поважнее.
    (Бамс!)
    Существо с силой ударило по двери. Сергей ощутил спиной, как дрогнула тонкая перегородка между таким уютным мирком домашнего уюта, и миром существа, состоящим из развороченного пола прихожей, квадратного отверстия в нем, и белой двери, за которой поджидает такая лакомая добыча.
    (Что может быть лучше, чем поваляться в сахарных косточках, не так ли, Сереженька?)
    Он отполз от двери. Существо притихло, вслушиваясь.
    (Я все слышу, парень, даже и не думай, что сможешь обхитрить меня. Слышишь, даже и не думай!)
    Сергей пополз по ступенькам, от страха даже не догадавшись встать на ноги. Он подтягивался, ухватившись рукой за перила, помогая другой. Ступеньки ведущие наверх были шире и выше, но зато их было меньше числом. Сергей выбрался наверх, и замер.
    (Бамс!)
    Существо вновь ударило по двери. Потом еще раз…
    И еще…
    (Я слышу тебя маленький говнюк!)
    Оно билось об дверь, и Сережка, закрыв глаза, отчетливо представил вдруг, как беснуется существо, разбрасывает в стороны деревяшки, царапает когтями крашеный пол, брызгая слюной, бормоча под нос самые гнусные, самые отвратительные ругательства.
    (Сейчас, я вынесу эту дверь ко всем чертям, и мы поговорим с тобой, парнишка-Сергей. О, это будет долгий разговор…)
    Что-то щелкнуло, и дверь подалась.
    Ключ!!! Он оставил ключ в замочной скважине!
    Насколько помнил Сергей, они никогда не закрывали дверь между прихожей и лестничной площадкой на ключ, который всегда торчал в скважине. Большой ключ, с трехзначным номером, выбитым на головке.
    Захлопнув дверь, Сергей успел провернуть ключ, закрыв ее на замок, и существо могло сколько угодно бесноваться там, в прихожей, зная, что ни за что не сможет достать его. Но теперь, ключ валялся на полу, и из-за открытой двери потянуло сквозняком.
    (Ты неудачник!)
    Ты решил, что запер эту гребаную дверь на замок, хотя на самом деле, существо просто играло с тобой. Оно ломилось в открытую дверь, чтобы пощекотать твои нервишки.
    Но Сергей точно помнил, как закрывал дверь. Он дважды провернул ключ, и с каждым оборотом замок издавал печальное «клик».
    Он явственно слышал звук закрываемого замка, почти так же, как усердное сопение существа.
    Или он был просто напуган до такой степени, что позабыл обо всем на свете, только бы не видеть и не слышать существо?
    Сейчас дверь была приоткрыта, но существо почему-то не торопилось открыть ее полностью. Наверняка оно притаилось там, за ней, поджидая, пока у Сергея не сдадут нервы, и он не бросится бежать первым.
    (А быть может там нет никого?)
    - Вот уж черта с два! – пробормотал Сергей, но не сдвинулся с места.
    (Давай, парнишка, уноси ноги, быть может, пуховое одеяло защитит тебя от длинных лап существа, как делало это до сегодняшнего дня?)
    Возможно. Но было кое-что еще, что смущало Сергея.
    Упавший ключ…
    Открытая дверь…
    Ключ вполне мог выпасть еще тогда, когда он уползал из прихожей, почему-то совершенно позабыв о том, что можно было просто выйти на улицу, благо дверь, ведущая во двор, была не заперта.
    (И звуки закрываемого замка, звучали в твоей свихнувшейся башке!)
    Так-так.
    А сейчас можно встать на ноги, чтобы спокойно спуститься вниз, и заглянуть за дверь, прямо в лицо ожившему кошмару…
    Сергей приподнялся. Он встал около зеркала, рассматривая свое отражение. Обычный паренек, двадцати восьми, с копной русых волос и карими глазами. Глубокие морщины избороздили высокий лоб. Но нахальная улыбка придавала уверенности его поникшему облику.
    Он спустился вниз, и взялся за ручку двери. Вот так – дернуть ее на себя изо всех сил, и столкнуться с опешившим существом.
    (Ну-ну, парень, посмотрим, как тебе удастся все это…)
    Сергей замер. Он стоял перед дверью, не решаясь заглянуть за нее.
    Он стоял, страшась не того, что поджидало его за дверью. Он давно уже понял что увидит там – еще тогда, когда улыбнулся своему отражению.
    Там, за дверь не было никого!
    Но главный страх поджидает не там, где в полу чернеет отверстие, и вокруг разбросаны деревянные останки крышки погреба. Он гнездится в глубине тебя самого.
    Особенно когда ты понимаешь одну простую истину - нет никого за этой гребаной дверью. Ибо существо, что так напугало тебя, живет в тебе самом.
    Темная половина, что пытается подчинить себе…
    Существо, живущее в тебе – оно часть тебя. Та темная частичка, что разрослась в душе, грозя заполнить ее своей темной сущностью, чтобы обрести, наконец, свободу.
    Сергей медленно открыл дверь.
    Там не было никого и ничего…
    Хей-хо, парень! Существо – это ты!
   
    5. Коробка с секретами
   
    К приходу Надежды, Сергей полностью успел навести порядок в прихожей. Раздробленные доски, он кое-как сбил в некое подобие крышки, и крепко приколотил ее назад, к полу, после чего отступил назад, рассматривая дело рук своих.
    Получилось не очень. Свежие следы отчетливо выделялись на затертом полу, особенно в том месте, где Сергей орудовал ломиком. Было видно, что кто-то совсем недавно срывал крышку погреба. В самом углу крышки отсутствовал изрядный кусок, - Сергей покачал головой – любопытной супруге совсем ни к чему знать о том, что он заглядывал вниз. Поразмыслив немного, Сергей раскатал в прихожей старую циновку, что до поры до времени лежала под лестницей, свернутая в большой, пыльный рулон. Щепки, куски облупившейся краски и прочий мусор он вымел веником.
    Куда лучше обстояли дела с погребом. Сергей вынес на улицу осколки, рассовал по углам весь хлам, что хранился на полках. Деревянный щит он прислонил к дверцам – если особо не вглядываться, то можно было и не заметить, что там, за щитом что-то есть.
    (Отличная работа, парень!)
    Еще один маленький секретик добавился к предыдущим, но это уже не волновало его. В последнее время он стал подмечать странности в поведении Нади. Прежде он мог читать ее как открытую книгу. Теперь же, что-то встало между ними.
    Так что ничего страшного, если он тоже поиграет в эту нехитрую игру. Обведи простофилю вокруг пальца – вот как она называется, и играть в эту игру можно вдвоем.
    Закончив все дела, Сергей некоторое время просидел на кухне. Ему нравилось сидеть вот так – облокотившись на стол, рассматривая трещинки в клеенке, слушая треньканье холодильника, звуки капающей воды, потрескивание стен – дыхание дома. И, конечно же, запахи – чуть слышный запах сырости, запах душистого мыла из ванной, запахи кухни, - все это напоминало о тех славных деньках, что остались так далеко, что не было никакой возможности вновь ощутить все то великолепие, жалкие остатки которого таились в каждой щели, в каждой трещинке, превратившееся в лохмотья, в жалкое напоминание, растворившись в тысячах запахов, звуков, оставшись в памяти чем-то волнительным, прекрасным.
    Вот так парень! Подумай сам, что ты имеешь взамен – толстую дуру, что тянет тебя непонятно куда, совсем не в ту сторону, куда бы тебе хотелось, да тоскливое прозябание, в ожидании чуда, которое на самом деле рядом, стоит только захотеть как следует.
    Да, Сережка, превратить жизнь в сказку – чем не цель на молодого человека, тем более, что ты знаешь, (что все знают) – ты не таков как все, и та маленькая искорка, что есть у тебя, способна пусть и не надолго осветить седые сумерки, заставив повернуть время вспять, навстречу твоим желаниям, какими бы глупыми они не казались другим.
    А еще тебе бы наверняка хотелось бы узнать, что скрывает любимая женушка, не так ли? Хотелось так же сильно, как забраться тайком в бабушкин буфет, и стащить оттуда огромную плитку шоколада, которую заприметил еще в прошлом году. Да, продолговатые бруски шоколада, завернутые каждый в отдельную обертку, и томящиеся под плотной картонной коробкой – ты даже не встречал такое раньше.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: