Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 4

Добавлен
2008-12-17 23:22:44
Обращений
10196

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 4"

   
    (Там все – деньги и слава, золото и дорогие красотки в шелках, их соски касаются твоего разгоряченного тела, чуть царапая, а прикушенные губы блестят в ярком свете софитов, в глазах неприкрытое желание, животная похоть…)
    Давай, малыш, не раздумывай, не жалей – все будет только так, как того захочешь ты, поскольку это твое время, и не трать его понапрасну, чтобы с первыми лучами солнца не оказаться в прихожей, тупо созерцая учиненный разгром, маясь бессмысленным и жестоким похмельем, и ловить неободрительный взгляд этой сучки, что вообразила себе невесть что, пытаясь, что-то сообразить своим куриным мозгом.
    Тот, кто внизу не привык ждать. Вернее он слишком долго ждал, и теперь, когда до столь желанной встречи осталось сделать два шага, ответь, малыш – какого черта ты медлишь?
    Давай, становись на край, так, чтобы почувствовать пустоту пальцами ног. Ты же не собираешься забираться вовнутрь, словно старик, мающийся простатой и утренним недержанием, нет – ты не таков.
    Зажмурь глаза, (если это действительно поможет тебе), задержи дыхание, соберись.
    И когда ты будешь готов (действительно будешь!) медленно открой свои гребаные глаза, и набери полную грудь воздуха так, чтобы тебе хватило:
    Показать всем, на что ты способен.
    Отбросить сомнения прочь.
    И подпрыгнув повыше -
    Разорвать эту ночь!
    Рухнуть вниз, с оглушительным криком:
    - Хей-хо!!!
   
    7. Пробуждение
   
    Она толкнула двери и вышла. В лицо ударило обжигающим жаром. Уходящее лето словно собрало все оставшиеся ему теплые деньки и слепило в один день. Надежда опустила взгляд – от самого порога начиналась дорожка, мощенная желтым кирпичом. В стыках между кирпичами пробивалась пожухлая от солнца трава.
    Если следовать это тропинкой, наверняка можно прийти туда, куда она ведет. Главное никуда не сходить с нее…
    Надежда пошла по тропинке, оставив позади небольшой дом, похожий на замок. На готических башенках развевались разноцветные полотнища, а огромный старинный флюгер показывал направление ветра. Цветы, что в изобилии росли вокруг, поникли, словно понимая, что жаркое лето подходит к концу, и скоро наступит золотая осень – время, когда все встает на свои места, и старуха с косой выходит собирать урожай…
    Это был сон и Надежда отчетливо осознавала это. И если там, в ее мире все еще царила ночь, то здесь был жаркий полдень.
    Надя подошла к фонтану. Дорожка огибала его с двух сторон, образовывая небольшую, округлую площадку, с лавочкой, на которой можно было бы сидеть часами, слушая журчание воды, что льется из пасти статуи-рыбины.
    Вот только на этот раз статуи на месте не оказалось. Надежда подошла ближе. Рыба, что так испугала ее в прошлый раз, исчезла, остался только небольшой постамент, да на дне фонтана лежало несколько позеленевших бронзовых чешуек. Надежда обратила внимание, что в одном месте что-то проломило невысокий бортик фонтана. Наверно рыбина, падая с постамента, обрушила его, оставив обломки кирпичей. Надежда обошла фонтан – от разрушенного бортика шел отчетливый след, будто кто-то волочил отломанную статую сначала по дорожке, царапая желтый кирпич, а потом прочь от нее, прямо по цветникам, оставив в земле глубокие борозды.
    Сама не зная зачем, Надежда сошла с тропинки. Она шла по следу, стараясь не потерять его. След петлял, становился то почти невидим, то вполне отчетливым, в этих местах огромная борозда пересекала аккуратные газончики, и по обе стороны ее, валялись иссохшие, вырванные с корнем, цветы.
    След привел ее пруду. Он был небольшой, местами оброс камышом. Через пруд вел красивый деревянный мостик, с невысокими, резными перилами.
    Надежда подошла к берегу. В пруду цвели огромные белые лилии, и Надежда невольно залюбовалась прекрасными цветками. Она осторожно встала на мостик, пробуя его на прочность. Мостик заскрипел, принимая ее тяжелое, рыхлое тело. Прямо посередине мостика, часть перил отсутствовала, так что можно было усесться, свесив ноги, чтобы кончики пальцев доставали до холодной, неподвижной воды, и мечтать, слушая одобрительно лягушачье пение и вдыхая приятный аромат цветущих лилий.
    До воды было совсем близко. Надежда встала на колени, и свесилась, пытаясь дотянуться до огромного цветка. Нет, слишком высоко…
    Что-то мелькнуло в воде, и на солнце сверкнула зубастая пасть огромной, огненно-золотой рыбины. Надежда едва успела одернуть руку. Рыба фыркнула и уставилась на нее темным, величиной с блюдце, глазом, так, что Надежда явственно увидела в нем свое отражение.
    Надежда испуганно отпрянула, заставив жалобно заскрипеть мостик. Рыба все так же продолжала сверлить ее неподвижным взглядом, время, от времени открывая рот.
    Огромная золотая рыбка, только увеличенная в десятки раз.
    - Не бойся, она добрая – тонкий детский голосок раздался откуда-то с берега.
    Надежда повернула голову. Маленькая девчушка в белом платьице и корзинкой в руках подошла к берегу. Надежда отстранено смотрела, как девочка идет по мостику, приближаясь к ней.
    - Это Жданов-Рыба, она не сделает тебе ничего плохого – серьезно сказала девочка, устраиваясь рядом с ней. – Раньше она была плохой, а сейчас нет…
    - Эта рыба… - начала Надежда, и замолчала, увидев, как девочка достает из корзинки кусочки хлеба.
    Рыба не сводила глаз с корзинки, нетерпеливо растопырив огромный, красивый плавник на спине. Ее чешуя горела на солнце так, что на рыбу было больно смотреть.
    - Теперь она здесь живет – пояснила девочка. – Ей хорошо, и она больше не желает никому зла.
    Девочка бросила кусочек хлеба, и рыба ловко поймала его на лету. Надежда заворожено наблюдала, как ребенок кормит рыбину, которая так напугала своим неожиданным появлением.
    Съев последний кусок, Жданов-Рыба благодарно фыркнула.
    - Это особая рыба! – все так же серьезно произнесла девочка. – Она исполняет желания. Нужно только покормить ее…
    Надежда улыбнулась. Заметив ее улыбку, девочка нахмурила носик.
    - Ты мне не веришь?
    - Верю, верю… - успокаивающе ответила Надя, с трудом сдерживая улыбку.
    Девочка покачала головой.
    - У тебя есть желание? – пытливо спросила она, не сводя глаз с лица Надежды.
    Надя задумалась.
    - Я хочу домой – ответила она, и все-таки улыбнулась.
    Девочка пожала плечами.
    - Для этого нужно просто проснуться – обиженно сказала она.
    Надежда погладила девочку по голове.
    - Ну, хорошо, значит, я хочу проснуться… - Она не успела договорить, как Жданов-Рыба раскрыла пасть, и высоко выпрыгнула из воды.
    Солнце вспыхнуло на огромных, прекрасных чешуйках золота и из пасти рыбины раздался громкий пронзительный крик. И в этот миг что-то стало меняться. Окружающий мир сразу потерял свою прелесть, на глазах превращаясь в зыбкое марево.
    Рыба плюхнулась в воду, и скрылась в глубине, вильнув на прощание огромным хвостом.
    И сон растворился в тишине…
    Надежда дернулась, приподнялась на кровати. Последний рыбий вскрик до сих пор стоял в ушах, но почему-то ей показалось, что она слышала его наяву. Какой-то шум, ворчание, и ожидание чего-то нехорошего.
    Надежда протянула руку. Сергея не было – только пустая смятая постель. Это стало привычным для нее. В последнее время Сергей спал беспокойно – ворочался всю ночь, иногда что-то бормотал сквозь зубы. Все чаще и чаще, просыпаясь среди ночи от шума внизу, Надежда ловила себя на мысли, что очень скоро должно что-то произойти.
    (И это вряд ли понравится тебе, крошка, если конечно ты не сторонница жестких ощущений…)
    Пол ночи она лежала без сна, вслушиваясь как внизу тарахтит посудой супруг, не находя себе места от смутного беспокойства. Окружающая обстановка давила на нервы, заставляя поминутно вздрагивать, когда в невинном изгибе шторы или тени от перил, ей чудились страшные монстры, что затаились в нетерпеливом ожидании.
    (Точно детка, и ты как никто другой знаешь, что темнота иногда таит в себе неприятные вещи, которые не могут не расстроить молодую жизнерадостную тетку, что готовится стать мамашей…)
    Луна, светившая в окно, отражалась на полированной поверхности шкафа, и в ее тусклом свечении, мебель спальни приобретала какие-то невероятные очертания.
    Вон то пятнышко, что отблескивает с самого краешка дверки похоже на огромный глаз, что подмигивает каждый раз, когда луна скрывается за черными тучами. А чуть дальше, огромная когтистая лапа, небрежно обхватила дверку, готовясь открыть ее одним, резким рывком. Словно в подтверждение ее мыслей, причудливые силуэты полуночи соткались в страшное чудовище, что таилось в шкафу. Еще немного и…
    (Привет детка, надеюсь, ты соберешься с духом и уделишь мне немного времени?)
    Дверка противно скрипнула.
    Совсем тихо, чуть-чуть…
    Она услышала его не ушами, нет – скорее почувствовала, как вибрирует дверка, открываясь. Возможно, ей показалось, или это немного сместилась тень от стула, но что-то было там, за ней, и оно выкарабкивалось наружу, чуть слышно чертыхаясь, путаясь в одежде.
    (Хей-хо детка, погоди немного, и ты по-настоящему узнаешь, что такое страх, когда стоишь, не в силах шевельнуться, понимая, что еще немного, и будет поздно что-либо менять, что острые когти оставят глубокие кровавые борозды на нежной женской коже, и пасть, полная мелких, похожих на иглы зубов, исторгнет из себя торжественный рык!)
    Надежда затаила дыхание, попятилась, отползая к спинке кровати, стараясь убраться как можно дальше от проклятого существа. От него нельзя было скрыться под теплым, пуховым одеялом – длинные лапы чудовища настигли бы ее и там.
    Оно нашарит твое испуганно вздрагивающее тельце, и нырнет под одеяло, чтобы там, наконец, насытить свою утробу. Но все это произойдет немного позже, а сейчас…
    Сейчас скрипнет, отворяясь, дверка, и существо вывалится из шкафа, наполнив ночную тишину омерзительным скрежетанием.
    Если конечно… ты веришь во всю эту чушь, с ночными демонами, и существом, что живет в шкафу, выбираясь оттуда по ночам, пугать доверчивых простаков.
    Ну уж нет.
    С нее довольно!
    Надежда решительно встала, отбросила одеяло. Нашарила выключатель, и тени ушли, растаяли как сон.
    Там, в шкафу не было никого!
    И не могло быть – достаточно было только однажды поверить в это, но кто знает, откуда, из каких неведомых глубин мироздания, проползают в наш мир чудища, способные свести с ума, одним своим видом? Неуемные фантазии сумасшедших художников, что рисуют отвратительных монстров – не есть ли они отражение чудовищ, существующих на самом деле?
    Кто даст ответ на вопрос, что страшнее – выдуманные существа, дети полуночи, или монстры, что сидят где-то в глубине каждого из нас.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: