Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 4

Добавлен
2008-12-17 23:22:44
Обращений
11034

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 4"

   
    Надежда криво улыбнулась – в последнее время ей меньше всего стал волновать спокойный сон Сергея. Это в первый год замужества, она прижималась к нему, засыпая счастливым сном женщины, которую обнимает любимый человек. И даже, когда Сергей заваливался в дом, с трудом нащупывая выключатель, пьяно икая, и полчаса стоял возле унитаза, упершись в стену рукой – даже тогда, Надя помогала ему добрести до кровати, чтобы рухнуть, не раздеваясь, и полночи потом бродить по кухне, роняя посуду, сражаясь с непослушным чайником, не ропща, не ругая судьбу, подбросившую такой подарочек. Она считала это чем-то вроде бесплатного довеска, осознанной необходимости. Неизбежные потери – вот как иногда она думала, вслушиваясь бессонными ночами в тяжелое храпение мужа, и даже когда Сергей вырубился однажды прямо посредине комнаты, упал на пол, кто, как не Надежда заботливо укрыла непутевого муженька одеялом, и потом каждые пол часа на цыпочках подкрадывалась к нему, чтобы убедиться что тот еще дышит.
    Да, всякое бывало на нелегком тернистом пути, вот только всему должен быть предел. Их брак все больше напоминал Надежде модель самолетика, которую забыли склеить, просто приставили составные части друг к другу, наивно полагая, что все будет в порядке. Легкие детальки оказались настолько хорошо подогнаны, что модель некоторое время хранила форму, но рано или поздно – они начнут выскакивать из пазов, чтобы вновь превратиться в груду бесполезной пластмассы. Так и их брак. Он рассыпался прямо на глазах. И если раньше это было просто незаметно, то после переезда в новый дом, все пошло намного быстрее. Лежа в кровати, Надежда размышляла о том, что могло бы сохранить его, склеить надежнее всякого клея?
    На самом деле ответ давно плавал на поверхности. Надежда погладила живот и улыбнулась. Маленькая жизнь внутри нее, что крепла и набирала силу с каждым днем – вот ответ. Только… захочется ли Сергею принять его?
    На этот вопрос Надежда боялась ответить самой себе. Быть может потому, что и так знала ответ.
    Надежда закрыла глаза. Хватит думать о плохом. Все будет хорошо, малышка. Сладких тебе снов, пока мама ворочается, задыхаясь от духоты. Рано или поздно жара немного спадет, и можно будет наслаждаться вечерней прохладой.
    К тяжелому сопению Сергея добавился легкий шорох. В то же время по комнате прошел легкий ветерок, на мгновение, заставив качнуться шторы.
    Надежда прислушалась. Нет, наверно показалось. Нужно постараться заснуть, иначе утром она окажется похожей на живого мертвеца – бледная, осунувшаяся, с темными кругами вокруг глаз, будет бродить по комнатам, пугая привидений, которые, несомненно, несут службу в самых дальних закутках дома.
    Шорох раздался вновь.
    (Возможно мыши. Маленькие мохнатые лапки чуть касаются пола, серые мордочки елозят носами по пыльным норкам…)
    Что-то шуршало там, в шкафу, где на полках лежало нижнее белье, висели на плечиках кофточки, блузки и прочая одежда.
    (Эй, мыши-шебуршиши, бегите из-под крыши, бегите отовсюду, не то вам будет худо!)
    Нет, слишком громко для мышей…
    Надежда замерла. Тот, кто забрался в шкаф, очевидно, запутался в одежде, и теперь пытался выбраться наружу. Черт, да что же там такое?
    Надежда приподнялась на локтях. Нужно разбудить мужа, чтобы тот посмотрел, кто там шебуршит в шкафу. Глупенькая, а если там никого не окажется? Возможно, это просто… сквозняк, или неплотно закрытая дверка шкафа чуть приоткрылась под своим весом.
    Скрип раздался вновь. На этот раз он казался громче и продолжительнее. Более… вызывающим. Словно тот, кто сидел в шкафу делал это нарочно, чтобы быть услышанным в темноте спальни.
    (Хей, детка, это я – твой оживший ночной кошмар…)
    Дверка шкафа, в который раз скрипнула, и чуть приоткрылась. Надежда судорожно задышала, пытаясь отодвинуться. Она уперлась в спинку кровати, заворожено уставилась на шкаф.
    (Показалось, просто показалось, это сон… Нет никого в этом чертовом шкафу… Успокойся детка, тебе показалось…)
    Тихий скрип отозвался болью в ушах. Он был реален настолько, насколько вообще может быть реален оживший кошмар.
    (Это существо, детка, живущее в шкафу, на полке, среди одежды и гигиенических прокладок, и оно сейчас доберется до тебя…)
    Дверь распахнулась ударом изнутри. Существо выбиралось. Оно путалось в одежде, висящей в шкафу, ругалось, отбрасывая лезущее под руку тряпье.
    Надежда попыталась закричать, и не смогла. Крик завяз в горле сгустками страха. Все что она могла – тихонько поскуливать, словно побитая собака. А еще отодвигаться как можно дальше, вжимаясь в спинку кровати.
    Из шкафа показалась огромная костлявая лапа. Острые когти чуть поблескивали в тусклом свете луны (из-за жары, Сергей оставил ставни открытыми, напрасно надеясь, что ночной ветерок принесет прохладу), слежавшаяся шерсть вдруг встала дыбом.
    (Хей-хо! А парень это…)
    Существо выглянуло из шкафа. Красные фонарики глаз вперились в Надежду. Она замерла от ужаса. Бежать было некуда. Воздух в комнате сгустился настолько, что стало трудно дышать. Звуки пропали, исчезли куда-то, остались только бормотание существа, да ее хриплое дыхание.
    В комнате запахло чем-то горелым. Существо выбиралось наружу, и Надежда смогла рассмотреть его полностью. Это было слишком кошмарным, чтобы казаться правдой. Как можно описать то, что не может быть описано обычными словами, образами? Словно мир сдвинулся, и разорвалась зыбкая граница между сном и явью, пропустив самое отвратительное чудовище, которое только можно представить.
    Первобытный ужас сковал тело. Древняя, заложенная в генах память проснулась, связала по рукам и ногам, не оставляя шанса убежать, скрыться – потому что от этого невозможно убежать, как невозможно убежать от себя самого, от своих ночных страхов. Ожившие монстры, что может быть страшнее? – только осознание того, что нет спасения из этого кошмара, и нужно успеть насладиться оставшимися секундами, втянуть напоследок прогорклый воздух, понимая, что лучше его нет ничего на свете, осмотреться вокруг, впитывая темноту спальни, ибо это последнее, что увидят глаза, до того, как существо вонзит свои острые когти, вырывая увиденное из окровавленных глазниц.
    (Хей-хо, детка! Твой взгляд стечет под его пальцами, мутными каплями, словно слезы!)
    Существо было похоже на отражение тьмы, в зеркале страха. Неправдоподобно длинные руки-лапы, с утолщениями на локтях, покрытыми взбугрившимися складками кожи, короткая шерсть, непонятно бурого цвета. Худые ноги, с торчащими коленями, покрытыми все теми же кожаными складками. Абсолютно лысый череп, обтянутый морщинистой кожей, уши летучей мыши, торчащие вверх, прислушивались к каждому шороху. Почему-то Надежде показалось, что существо слышит ее страх, слышит, как сердце пропускает удары, сбиваясь с ритма. Огромная пасть ощерилась сотнями мелких, но, тем не менее, острых (достаточно острых для того, чтобы терзать твою слабую плоть, дорогуша), над сплющенным, похожим на свиной пятачок, носом, горели ненавистью два глубоко посаженных глаза.
    Существо повело взглядом, ловя в перекрестии глаз ее испуганный силуэт. Впалая грудь чуть вздымалась, словно существо не могло привыкнуть к воздуху этого мира. За плечами виднелся небольшой горб. Существо раскрыло пасть, из которой дохнуло отвратительным смрадом. Надежда задохнулась от омерзения.
    Оно тянуло к ней свои лапы, приближалось, ковыляя на тонких длинных ногах. Надежда слышала, как острые когти существа царапают пол.
    (Скреб… Скреб… Я уже рядом…)
    Существо приближалось, оно не спешило, уверенное, что испуганная жертва никуда не денется, скованная ужасом надежнее всяких цепей, связанная страхом, надежнее самой толстой и крепкой веревки.
    (Скреб поскреб…)
    Уже совсем близко.
    Сергей заворочался во сне, и существо замерло, вслушиваясь в его бормотание.
    Оно боится разбудить Сергея!!! Надежда попыталась пошевелить рукой. Пальцы отказывались слушаться. Пелена ужаса накрыла разум, отсекая все попытки достучаться до беспомощного тела.
    (Ну давай детка. У тебя есть маленький, мизерный, ничтожный шанс…)
    Надя почувствовала, как испарина покрыла лоб. Такой пустяк – шевельнуть пальцем. Нужно просто захотеть сильно-сильно…
    Существо снова перевело на нее горящий взгляд. Надежда буквально ощутила, как багровые лучи скрещиваются у нее на груди. Существо шагнуло к ней.
    Надежда шумно выдохнула.
    (Черт, ну давай детка, пошевеливайся, если не хочешь, чтобы оно заграбастало тебя в объятия!)
    Сергей что-то пробормотал, существо послушно остановилось, словно подчиняясь чужой воле.
    Надежда сумела сжать руки в кулаки.
    (Еще немного, и…)
    Она, что есть силы, толкнула Сергея, и существо пронзительно завизжало во тьме. Оно кинулось к Надежде, размахивая нелепыми руками, выпустив когти, отталкиваясь ногами от скрипящего пола.
    Сергей перевернулся на другой бок. Надежда что есть силы, вцепилась в плечо мужа.
    - Ну давай же, проснись, пожалуйста, проснись!!!
    Она тормошила его, понимая, что еще чуть-чуть и…
    (Хей-хо!!!)
    … оно достанет ее.
    - Пожалуйста, ну, пожалуйста, Сережа… Сереженька…
    Сергей открыл глаза, с трудом выбираясь из сладкого омута сновидений.
    - А… что такое…
    Надежда повернула голову. Существо исчезло. Словно и не было ожившего кошмара. Только чуть скрипнула, закрываясь, дверка шкафа, украшенная причудливым орнаментом.
    Сергей замотал головой, просыпаясь.
    - Что случилось?
    Он бормотал, словно мальчишка, который не хочет просыпаться, потому что нужно идти в ненавистную школу, где прыщавые одногодки будут дразнить и всячески измываться над бедным парнишкой, демонстрируя свое сомнительное превосходство.
    - Вставай, вставай же… - Плакала Надежда, утирая слезы рукой.
    Сергей окончательно проснулся. Он нехотя выполз из постели, нащупал выключатель. Вспыхнул свет, и тьма неохотно убралась прочь, свернулась клубочком под кроватью, за задней стенкой шкафа, затаилась в уголках, чтобы выползти потом назад, возвращая утраченную власть.
    Он окинул комнату осоловевшим взглядом, совершенно не соображая, что происходит.
    - Да в чем дело-то? – Сергей не сводил раздраженного взгляда с заплаканного лица Надежды. На секунду даже показалось, что он сейчас ударит ее. Потом это ощущение ушло, растворилось в потоке слез.
    - Там, в шкафу – Надежда протянула руку, указывая на дверку – Там кто-то есть…
    Сергей вздрогнул. Он даже слегка попятился, стараясь не подать виду, что ее слова как-то задели его. От пристального взгляда Надежды не укрылось его волнение.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: