Творчество поклонников

Собаки

Добавлен
2004-09-10
Обращений
4480

© Юра Оборотень "Собаки"

    Собаки… В последнее время их стало гораздо больше, чем надо. Вернее - чем было. Абсолютное большинство из нас умиляется хорошеньким бездомным песикам, и в тоже время, по ночам, целится из воздушного ружья в этих громколающих тварей. Такие люди, как, например, Риджина Фокс (хозяйка мясного магазина) сами того не зная, плодят чуму. Подкармливая милых зверушек, она подбрасывает хворост в костер инквизиции. И, поверьте мне, ЭТОТ огонь не священный.
    Недавней новостью нашего городка была Кэрри Стоун, девятнадцатилетняя девчушка, студентка местного вуза.
    Завсегдатые «Липкого бара» (да-да, такое вот название. Оно пошло от липких столиков, на которые вечно разливали пиво пьянствующие аборигены), Фрэд Браун и Джозеф Челдерс, со смаком жуя соленые орешки, с идентичным смаком делились сплетнями.
    - Бедняжка, она лежит в областной больнице. Говорят, ее еле вытащили с того света, - Челдерс многозначительно поцокал языком.
    - А еще говорят, что она так орала, будто ее драли в задницу пятеро мужиков. Одновременно. Вот ты мне скажи, нормальная добропорядочная девушка будет ходить по пустырю ночью? Что ей там надо было, этой шалавке? – Браун яростно выпучил глаза и уставился на Джозефа, требуя ответа.
    - Я не знаю, Фрэд, но ты, как мне кажется, неправ. Ведь она пострадала. Эти долбаные шавки прокусили ей сухожилия на обеих ногах. А это больно.
    - Не важно, может, она сама спровоцировала псов? А? Может, у нее какие физиологические процессы пошли? Потекли? – Браун сально ухмыльнулся и кинул себе в рот новую порцию орешков.
    - Я знаю тебя много лет, Фрэд, а вот трудно с тобой говорить! Ты как толстокожая дубина!
    На мгновение, Браун опешил, ошарашено хлопая глазами. Но потом Джозеф добавил:
    - Хотя пить с тобой отлично! Выпьем за это! – стаканы с тугим звоном стукнулись друг о друга и почти сразу же опустели.
   
    Оставим их за этим занятием.
   
    На следующий день закадычных друзей, Фрэда и Джозефа, нашли на пустыре с порванными горлами. Плюсом были дыры в их животах – собаки просто прогрызли их тела насквозь. Вгрызлись, как гиены.
    Запрос, посланный в единственную на сотни километров санитарную комиссию, ждал. Запрос ожидал, а действо продолжалось.
    Собак становилось все больше и больше. И люди стали их бояться. Венцы природы страшились мохнатых кусков мяса, наделенных зубами. Но все равно, каждый день, находились «добровольцы», согласные послужить кормом. Или развлечением, нежели кормом, что вероятнее.
    Никто не знал, когда на тебя, из-за угла, выпрыгнет здоровенная псина и вцепится в горло мертвой зловонной хваткой.
    Никто не ожидал, что собаки могут подкарауливать и нападать. Но не всем скопом и не на всех. Счастливых обладателей ружей и другого оружия собаки почему-то обходили. Обходили… И именно этих людей находили на пустыре. Правда, уже через три дня, никто никого не искал. Все опасались за свои шкуры. Собаки были слишком умны, слишком.
    Казалось, что ими управляет кто-то. Но кто мог управлять сотней-двумя собак, терроризирующих город?
    Люди не знали. А сейчас уже и некому знать. Этот город – мертвый город. Все произошло очень быстро. Запрос до сих пор не обработан – нет связи с нашим городом, чтобы уточнить обстоятельства. Немудрено. Откуда Я в курсе подробностей? О, вы слишком много хотите знать. Скажу лишь, что я поставлял мисс Фокс мясо для ее магазина. Скажу лишь, что мисс Фокс жива – она сошла с ума. Вам лучше не видеть, как она обходится без моих поставок, жертвуя, так сказать, собой.
    А я бросил этот город. И я еду. Еду, быть может, в ваш город. Слышите собачий вой по ночам? Вспомните меня. Но никому ни слова, а то не попробуете нового вкуснейшего мяса.
    Никому ни слова.

Оценка: 7.67 / 3       Ваша оценка: